Вокруг света: 5 зданий, которые стоит увидеть ночью

Бетонные «кружева», алюминиевые «стебли», стеклянные призмы, металлическая «гофра» — и другие необычные «источники света», которые используют современные архитекторы и дизайнеры. Вопрос освещает Юлия Шишалова.

Вокруг света: 5 зданий, которые стоит увидеть ночью

Магазин Gucci Ginza в Токио

В интервью порталу archspeech.com один из итальянских мастеров архитектурной подсветки заметил, что идеальный источник освещения — это солнце. Эту точку зрения разделяет и американский художник Джеймс Карпентер: в его удивительно тонких и изящных работах нет ни светодиодов, ни другого высокотехнологичного оборудования. Только свет и стекло, возможности которого он раскрывает совершенно под другим углом.

Магазин Gucci Ginza в Токио

Свой уникальный опыт работы скульптором, причем скульптором стекла, Карпентер успешно применяет в архитектуре. Для него стекло — не для того, чтобы смотреть сквозь. Формируя из стекла сложные граненые 3D-поверхности, художник превращает в гигантскую стеклянную скульптуру все здание целиком.

«Свет — это способ раскрыть архитектуру. Архитектура, в свою очередь, во многом определяется тем, как в ее пространство входит свет», — говорит Карпентер.

Его показательная работа в этом плане — магазин Gucci в самом фешенебельном районе японской столицы.

Магазин Gucci Ginza в Токио

Никакой дополнительной подсветки для него не предусмотрено: фасадам, составленным из призмообразных стеклянных элементов, это не требуется. На некоторых призмах выгравирован рисунок из стальных и бронзовых нитей, причем некоторые из них дополнительно заключены в прозрачную стеклянную оболочку — неудивительно, что «светопредставление» получается таким изощренным.

Стеклянные фасады «ловят» отблески яркого освещения соседних зданий на улице Харуми — и преобразуют их в градуированное свечение. А днем в те же самые игры с преломлениями и отражениями стеклянные стены Gucci Ginza играют с солнцем.

Магазин Gucci Ginza в Токио

Музей современного искусства в Лилле

Строго говоря, никакой светодизайнер над проектом расширения музейного здания, построенного в 1985 году Роландом Симоне, не работал. Однако все, кто хоть немного имел дело с произведениями искусства, знают: их взаимоотношения со светом должны быть выстроены очень тщательно. Просто так панорамные окна в пол сделать не получится — солнечные лучи пагубно влияют на живописные и скульптурные шедевры. Но и обходиться совсем без окон — особенно сейчас, когда энергию солнца стараются задействовать по максимуму для эффекта энергосбережения — тоже невозможно.

Музей современного искусства в Лилле

Кто-то ставит на стекла специальные мембраны, кто-то использует регулирующие потоки света жалюзи. Архитектор Мануэль Готран выбрала другой путь: вместо светового фильтра она закрыла окна новых галерей ажурными экранами из ультралегкого волокнистого бетона. Узор рассчитан таким образом, чтобы перекрывать 70% стеклянных поверхностей.

Музей современного искусства в Лилле

Изготовление таких панелей сродни набивке рисунка на ткани: сначала изготавливаются деревянные матрицы, покрытые полимером, причем использовать каждую из них можно лишь единожды.

Музей современного искусства в Лилле

Зато теперь внутри галерей царит интригующий полумрак, а ночью игры света и тени выходят за пределы музейных стен, превращая здание в один из самых эффектных экспонатов представленной в нем коллекции.

Музей современного искусства в Лилле

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Подсветка спортивных сооружений — в особенности построенных «для особого случая», в связи с мировым чемпионатом или олимпийскими играми, — почти всегда эффектна и высокотехнологична. Некоторые интересные примеры стадионов с использованием пленки ETFE — archspeech уже рассматривал, и среди них — пузырящийся «Водный куб» и «Птичье гнездо», для которого китайцы изобрели и изготовили новый вид стали.

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Проект баскетбольной арены Wukesong менее растиражирован в прессе, хотя с точки зрения освещения весьма примечателен. В противоположность гибкой полимерной пленке, создающей непрерывные текучие поверхности, архитекторы бюро HOK выстроили вокруг стадиона оболочку из алюминиевых «зарослей».

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Металлические «ленты», начиненные светодиодами RGB-спектра, извиваются вперед-назад — подобно настоящим «стеблям» — вдоль стеклянных ребер, которые образуют основное ограждение стадиона.

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Сходство с одним из главных национальных символов Китая — лотосом — усиливает то, что арена окружена бассейном, и кажется, будто «стебли» плавают на поверхности воды, а вместе с ними — и само здание арены.

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Баскетбольная арена Wukesong в Пекине

Музей в Граце

В компанию realities:united, специализирующуюся на световом дизайне, архитекторы Питер Кук и Колин Форнье пришли тогда, когда проект самого музейного здания — надо сказать, весьма смелый и радикальный — был уже полностью готов. Именно поэтому, чтобы решить поставленную задачу создания интерактивных фасадов, дизайнеры решили сконструировать для музея «вторую кожу».

Музей в Граце

В результате биоморфный силуэт здания плотно облегает оболочка, собранная из 1300 индивидуально «скроенных» прозрачных панелей плексигласа. При этом в 900 квадратных метров плексигласовой поверхности интегрировано 930 круглых светильников из флуоресцентных трубок.

Музей в Граце

Благодаря тому, что яркость этих светильников можно регулировать, а частота их мигания составляет примерно 18 кадров в минуту, то получившуюся «кожу» можно использовать как медиаэкран, хотя с невысоким разрешением и черно-белый.

Музей в Граце

На вопрос об использовании более современных технологий устройства медиафасадов авторы поясняют, что за научно-техническим прогрессом все равно не угнаться, и то, что современно сейчас, через пару лет уже устареет. В то время как флуоресцентные светильники, которые активно применяли для освещения кухонь в 1960-е годы, уже успели стать своего рода классикой.

Музей в Граце

А кроме того, проект BIX, как называют придуманную ими светящуюся «кожу» сами дизайнеры, никак не отнесешь к низкотехнологичным: установка системы, способной регулировать яркость ламп от 0 до 100%, потребовала серьезных исследований и разработок.

Музей в Граце

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Самое интересное мы приберегли напоследок. Это масштабный со всех точек зрения проект многофункциональной застройки в центре Лас-Вегаса — самый крупный в США из тех, чтобы были реализованы на частные средства, стоимостью 8,5 миллиардов долларов.

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Впрочем, то, что девелопер MGM Resorts и впрямь не поскупился, видно уже по одному списку привлеченных архитекторов: Норман Фостер, Рафаэль Виньоли, Даниэль Либескинд, Хельмут Ян. А управляющим бюро стало Gensler — самая большая архитектурная компания в мире.

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

CityCenter — это опять же шикарные отели, казино и торговые центры, которые в Вегасе на каждом углу. Но, помимо звездной архитектуры, у этого района площадью более 70 акров есть важное отличие, заключающееся как раз в концепции освещения.

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

В городе развлечений действует негласное правило: чем больше ватт излучает фасад, тем лучше. Но тактика для этого нового квартала была иной: светодизайнеры разрабатывали индивидуальную концепцию для каждого здания, подчеркивая его архитектурные особенности.

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Например, в центре квартала расположились два изогнутых корпуса казино-отеля ARIA по проекту Pelli Clarke Pelli Architects. Они освещены наиболее броско из всех — каждый корпус венчает широкая светящаяся «корона». Снизу тоже установлены источники света, направленные на фасады, но установлены они таким образом, чтобы не светить в глаза постояльцам.

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Аналогичным образом подсвечен отель Vdara Рафаэля Виньоли. Верхней «короны» у него нет, зато дизайнеры выгодно использовали тот факт, что фасады здания частично облицованы белым стеклом, частично черным. Так что всю внешнюю подсветку направили на белую часть отделки — она гораздо лучше отражает свет.

Наклон башен комплекса Veer (Хельмут Ян) кажется больше, чем реальные 5 градусов, за счет светодиодов ровно по контуру зданий.

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Но особого внимания заслуживает молл Crystals Даниэля Лебескинда. Дело в том, что его стены и крыша сделаны из уникального металла — полированного и в то же время гофрированного, ребристого. Из-за этого на всей площади фасадов формируется «рисунок» — результат «сбора» световых сигналов, в том числе цветных, со всей округи. Так что по ночам Crystals «пламенеет» ярче своих соседей. Авторы световой концепции — Focus Lighting — утверждают, что из-за необычного ночного облика это здание «отражает то, что происходит в Лас-Вегасе, не становясь им».

Комплекс CityCenter в Лас-Вегасе

Фото © Focus Lighting, PCPArch, Andreas Keller, Sawa Kato, Shinkenjiku, Max Lerouge — LMCU, Philippe Ruault, Vincent Fillon, Manica Architecture, Focus Lighting, realities:united

 

РАССЫЛКА arch:speech