Во что кроме жилья можно превратить заброшенные производства

Для многих крупных городов неиспользуемые промзоны — основной ресурс регенерации городской ткани. Проблема всегда в одном: как и подо что их приспособить, чтобы адаптация была экономически выгодной. Москва чаще всего находит решение в строительстве новых квадратных метров жилья. Однако мировой опыт знает и менее банальные примеры.

Во что кроме жилья можно превратить заброшенные производства

Bjarke Ingels Group

Общественный центр для подростков из неблагополучных семей

Датское бюро BIG во главе с Бьярке Ингельсом любит решать непростые задачи с социальным подтекстом — вспомните хотя бы парк Superkilen, спроектированный для нормализации «климата» в многонациональном и мультирелигиозном районе Копенгагена. В данном случае цель была не менее амбициозной: в пригороде датской столицы, где живут преимущественно семьи иммигрантов, создать для молодежи альтернативу опасным и полным преступным соблазнам улицам.

Точкой притяжения решили сделать старую фабрику в виде двух полу-утопленных в землю кирпичных «цистерн». В них прорубили проемы, вставили цветной пластик, оборудовали в одной «цистерне» спортивный зал, в другой — места для более спокойного времяпрепровождения небольшими группами. В прямоугольном объеме, положенном поперек «цистерн», разместились хозяйственные помещения — кухня, раздевалки и санузлы.

Bjarke Ingels Group

Так или иначе, проектируя клуб Sjakket, архитекторы бюро BIG и JDS попытались сохранить максимум от промышленной архитектуры — и в то же время придать ей яркий позитивный характер с помощью вкраплений уличной культуры: граффити, цветного стекла, гаражных ворот.

Даже деревянная терраса, устроенная в проеме между «цистернами», невольно вызывает ассоциации с роллердромом — а стало быть, и потенциальную симпатию подростков.

Bjarke Ingels GroupBjarke Ingels Group

Фото © BIG, JDS

 

Dorte Mandrup Arkitekter

Студенческое общежитие

Продолжая тему датской социальной архитектуры, нельзя не упомянуть водонапорную башню в Йогерсборге, которую архитектор Дорте Мандруп (именно она приезжала с лекцией на презентацию журнала speech: дети) переделала в многофункциональный объект площадью чуть больше 5000 кв. м.

На верхних этажах — компактные «капсулы» для студентов: с общими балконами, но зато все без исключения спланированные и развернутые так, чтобы поймать панорамным окном «свой кусочек солнца». Капсулы, «нанизанные» на существующий каркас, делают облик башни еще более скульптурным. На нижних же, «ровных» этажах — досуговый центр: семь помещений для разных видов занятий.

Dorte Mandrup ArkitekterDorte Mandrup ArkitekterDorte Mandrup Arkitekter

Фото © Dorte Mandrup Arkitekter

 

Библиотека в Лабине: Ivana Zalac, Margita Grubisa, Igor Presecan i Damir Gamulin

Публичная библиотека

Образовательная составляющая возникает в проектах реновации прома довольно часто. Так, признав инфраструктуру шахты по добыче угля в Лабине (Хорватия) объектом наследия, местные власти устроили конкурс на лучшее приспособление индустриального здания площадью 1200 кв. м под просветительский центр — городскую библиотеку.

Первое место заняла команда местных талантов: Ivana Žalac, Margita Grubiša, Igor Presečan и Damir Gamulin. Вышку с шахтой лифта, на котором рабочие спускались под землю, они сделали центром своего проекта. Тем не менее, саму библиотеку расположили в одном из наземных зданий комплекса — приток естественного освещения туда просто необходим.

Эта постройка носит название Мраморный зал — и неслучайно, так как ее стены и впрямь частично облицованы мраморном. Оригинальные внутренние интерьеры авторы очень хвалили за прекрасную пространственную организацию и постарались сохранить дух этого места: легкие конструкции, белая мебель, белый пол, а в потолок вмонтированы зенитные фонари.

Библиотека в Лабине: Ivana Zalac, Margita Grubisa, Igor Presecan i Damir GamulinБиблиотека в Лабине: Ivana Zalac, Margita Grubisa, Igor Presecan i Damir GamulinБиблиотека в Лабине: Ivana Zalac, Margita Grubisa, Igor Presecan i Damir Gamulin

Фото © Ivan Dorotic

 

Franconi Gonsales, ProA Solutions

Школа дизайна

С момента своего основания в 2002 году Международная школа дизайна в Барселоне (IED Barcelona) стремительно обрастала учениками. Так что уже в 2008-м началась работа над реконструкцией большего здания для школы — бывшей текстильной фабрики Macson с помещениями общей площадью более 5000 кв. м. По проекту архитектурного бюро Franconi Architects совместно со студией ProAsolutions здание перестраивали в пять приемов в течение четырех лет.

В новой Высшей школе дизайна четыре этажа. Центральную часть на каждом из них отведено под вариабельное пространство для коллективных занятий студентов и профессоров. По периметру рассредоточены кабинеты, классные комнаты и мастерские для уроков.

Здание сохранило аутентичные высокие потолки и утонченные конструкции 1952 года. Внутренний двор, где раньше осуществлялась разгрузка сырья и забор товара, превратился в общественное пространство, оригинально решенное рельефной рампой из деревянного настила. Авторы утверждают, что ее извилистость и неоднородность — отражение свойств учебного процесса.

Franconi Gonsales, ProA Solutions Franconi Gonsales, ProA Solutions Franconi Gonsales, ProA Solutions

Фото © Cortesia de La Fotográfica

 

Tzannes Associates

Еще одно производство

Одна из немногих краснокирпичных старых пивоварен в Сиднее расположена на участке вдоль Иривинг-стрит, выделенной компании Frasers property под крупный проект редевелопмента. Помимо домов с апартаментами, проект предполагает строительство магазинов, отеля, студенческого общежития и общественного парка. И очевидно, что эксплуатация нового квартала потребует серьезных энергозатрат.

Именно поэтому архитекторы Tzannes Associates предложили сохранить памятник индустриальной культуры и приспособить пивоварню, закрытую еще в 2005 году, под электростанцию и котельную, которая одновременно нагревает и охлаждает воду. Для этого на крыше появились три трубы, обернутые металлической сеткой. Они рассчитаны на обеспечение энергией и водой 2200 апартаментов.

Tzannes Associates Tzannes Associates

Изображения © Tzannes Associates

 

TenBrasWestinga

Культурный центр

Электростанция, превращенная в арт-пространство? Далеко за примерами ходить не надо: всем хорошо известна история музея Tate Modern в Лондоне по проекту бюро Herzog & de Meuron. А совсем недавно нечто подобное Ренцо Пьяно пообещал сделать и в России.

Очень эффектная «художественная» метаморфоза случилась и с заброшенной электростанцией в Дордрехте, Голландия. «Место для встреч всех и вся» так и назвали — Energy House, Дом Энергии.

TenBrasWestinga

Здесь переплелись энергии музыки, театра, танцев, еды и напитков, фестивалей и концертов. Ничем не примечательное снаружи здание с большими окнами изнутри архитекторы TenBrasWestinga оформили с большой фантазией, устроив настоящие помостки и зрительный зал, сцену и танцпол, оркестровую яму и фудкорт.

Кажется, что индустриальные черты в интерьере нарочито подчеркнуты: облупленный кирпич, обилие ферм. Последних изначально точно было меньше — а сейчас они, помимо конструктивной функции, еще и служат крепежами для источников освещения. И, однако же, яркие цвета подсветки и поверхностей сводят всю фактурную грубость на нет, оставляя место лишь ничем не не прикрытому артистизму.

TenBrasWestinga TenBrasWestinga

Фото © TenBrasWestinga

 

Julian Breinersdorfer

Офисный центр

Это еще одна «постреновационная» функция, которой часто наделяют промышленные здания. Скажем, берлинские офисы Google и Twitter — а эти компании, как правило, ищут возможности для создания действительно необычных и креативных пространств, — находятся в Factory Berlin. Кампус старт-апов площадью 10 000 кв. м архитектор Юлиан Брайнерсдорфер (Julian Breinersdorfer) переделал из легендарной пивоварни Освальда Берлинера.

Интересна она тем, что когда-то этот комплекс из пяти зданий, построенных в разные годы XIX-XX вв., был частью берлинской стены. Из окон среднего этажа соглядатаи ФРГ зорко наблюдали за тем, что происходит в ГДР. А после того, как стена пала, здесь квартировались и оставшиеся без жилья простые берлинцы, и маленькие компании, и даже — однажды — посол Нигерии.

Julian Breinersdorfer

Чтобы раскрыть всю красоту довоенных фасадов, с них сняли гипсовую штукатурку, очистив до кирпича, и восстановили по максимуму, руководствуясь, в том числе, старыми фотоснимками. При этом современная надстройка четвертого и пятого этажа белым «кружевом» объединила все корпуса между собой.

Кардинально пришлось переделывать пространственную организацию и перепланировать циркуляцию потоков — в соответствии с довольно жесткими требованиями современных офисов. Достраивать лестницы, додумывать навигацию — для каждого арендованного той или иной компанией пространства.

Внутри, безусловно, арендаторы были вольны нанимать собственных архитекторов и дизайнеров, чтобы выдерживать в интерьере свой, уже сложившийся «корпоративный стиль». Однако почти все компании в Berlin Factory захотели акцентировать индустриальную атмосферу. Например, в офисе SoundCloud (крупного сервиса для обмена музыкой) дизайнеры KINZO сделали на потолке гротескно большое количество фальш-балок и использовали мебель с брутальными потертыми фактурами.

Julian BreinersdorferJulian Breinersdorfer

Фото © Julian Breinersdorfer

 

Рикардо Бофилл

Штаб-квартира архитектурного бюро

В 1973 году испанский архитектор Рикардо Бофилл (который, к слову, уже реализовал немало проектов в России) в месте под названием Сант-Юст-Десверн нашел старый цементный завод — частично разрушенный, но зато с 30-ю хранилищами, подземными галереями и огромными машинными помещениями. Здесь было много странного: лестницы, которые никуда не вели, бетонные опоры, которые ничего не поддерживали, как будто висящие в воздухе сами по себе металлические детали. Все это для Рикардо наполняло пространство магией, и он сразу решил, что сделает здесь себе штаб-квартиру: переделка заняла два года.

Рикардо Бофилл

Территорию очистили от всего лишнего, добравшись до изначальных конструктивных очертаний. Там, где это возможно, посадили растения — как снаружи, так и внутри. В итоге осталось порядка 8 хранилищ, которые превратились в рабочие кабинеты, архив, библиотеку, комнату для изготовления макетов, проекционный зал и еще одно гигантское помещение, известное под именем «Собор». Здесь проводятся собрания, выставки, презентации — все виды публичных собраний, которые могут быть связаны с деятельностью архитектора.

Но главное — цементный завод стал Бофиллу своего рода визитной карточкой. Потому что здесь каждый гость или клиент убеждается своими глазами — изобретательный специалист сможет адаптировать все, что угодно. И даже — к какой угодно функции.

Рикардо БофиллРикардо БофиллРикардо Бофилл

Фото © Richard Powers, Ricardo Bofill

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще