Вечно молодой: памяти архитектора Уильяма Олсопа

13 мая 2018 года стало датой большой утраты: в этот день после непродолжительной болезни скончался архитектор Уильям Олсоп. Мы вспоминаем его архитектуру и то, каким он был при жизни.

Вечно молодой: памяти архитектора Уильяма Олсопа

С самого начала Уильям был бунтарем. В шестнадцать лет он заставил немало понервничать родителей, когда решил стать архитектором. За год до того он наткнулся на книгу о Корбюзье и увидел в ней марсельскую «жилую единицу», построенную в год его рождения. Олсоп был до того очарован, что бросил учебу и устроился работать в архитектурную студию.

Много позже ему пришел заказ на здание в Марселе, и, когда оно было почти готово, архитектор осознал, что его объект в точности повторяет параметры «жилой единицы». И в том, и в другом случае он действовал по наитию — его родители не были архитекторами, он рос в обычной британской семье бухгалтера и домохозяйки. Впрочем, кое-какое влияние семья все-таки оказала: напротив дома в Нортгемптоне, где жил юный Олсоп, находится одно из зданий Питера Беренса. Мама считала его ужасным, но будущий архитектор так не думал — и сам хотел понять, почему.

Уильям Олсоп
Отель Bouches-du-Rhône в Марселе, 1993 год

Ему быстро воздалось за смелость. В 26 лет он получил диплом престижной архитектурной школы Архитектурной ассоциации (АА), устроился в бюро Седрика Прайса и начал преподавать скульптуру и архитектуру. За два года до того его проект центра Помпиду в Париже занял второе место. Англичанину не удалось обойти лишь Ричарда Роджерса и Ренцо Пьяно, практикующих более 10 лет.

Уильям Олсоп
Проект центра Помпиду в Париже, 1971 год

Все студенческие годы Уильяма окружали знаменитости: среди его однокашников числился Рем Колхас, лекции вели основатели группы Archigram, а его ведущим преподавателем стал Деннис Кромптон. В конце 60-х — начале 70-х эти люди славились дерзкими и утопическими проектами; со временем они умерили пыл и превратились в степенных мэтров. Но Олсоп вырос совсем не таким.

Вечно молодой, он до конца своих дней продолжал бунтовать против скуки и существующих порядков. Из-за этого в карьере Уильяма было много нереализованных проектов, и в прессе его идеи называли «слишком обременительным для реальности», а его самого — фантазером. Среди прочего он предлагал утопить центр Брэдфорда в гигантском озере, украсить город Мидлсбро башнями в форме юбок от Prada, а для Лондона спроектировал жилой дом, возмутительно похожий на гигантскую морковь. Проект забраковали — слишком навязчивую ассоциацию с овощем вызывал он у лондонцев.

Уильям Олсоп
Жилой дом Heliport Heights, 2014

Его поведение вызывало у многих оторопь. Во время лекций он пил вино и не стеснялся в выражениях, а при журналистах любил нелестно отзываться о коллегах. Нельзя сказать, что Олсоп поступал так из вредности — просто он чересчур отличался от остальных. «Вокруг слишком много чертовых экспертов и недостаточно настоящих художников» — вот фраза, четче всего иллюстрирующая его поведение. Закономерно, что между общением с архитекторами и художниками он предпочитал именно последних: «Мои друзья в основном художники, с ними общаться интереснее. Архитекторы только об архитектуре и говорят, а это ужасно скучно».

Весь этот ореол богемности моментально рассеивался при первой личной встрече с Олсопом: вместо рок-звезды перед вами представал мягкий, обходительный и очень простой человек. Во время интервью он мог запросто сказать журналистке «Расскажи о себе», прежде чем та успевала задать первый вопрос. И эта простота подкупала в нем и передавалась его архитектуре.

Информационный центр в Кардиффе, 1990 год

Здание, которое он считал самым удачным за всю жизнь, состоит всего из трех элементов: опоры, лестницы и корпуса, похожего на зажигалку. Это информационный центр в порту Кардиффа. Его построили в 1990 году для местных жителей, и они приходили сюда, чтобы получить информацию о грядущих застройках.

Предполагалось, что сооружение демонтируют 5 лет спустя. Поначалу люди не приняли проект — уж слишком дерзко он выглядел — но в итоге так привязались, что упросили мэрию оставить его. Вместо пяти лет здание простояло двадцать, его включили в шорт-лист Приза Стерлинга на лучшую постройку года. Олсоп не смог сам себе объяснить, почему так вышло, но любил приводить этот проект как доказательство того, что архитектурные теории бессмысленны. Главное — слушать людей вокруг тебя и свое сердце.

За 40 лет практики Олсопу удалось реализовать множество проектов, их счет идет на десятки. Он ненавидел, когда его спрашивали, есть ли у него авторский стиль, и утверждал, что открыт ко всему новому. И тем не менее кое-что общее в его зданиях присутствует: они щекочут зрителю нервы, вызывают визуальный дискомфорт; а еще они похожи на подростков-неформалов. Такие отталкивающие на первый взгляд — но такие обаятельные, если познакомиться чуть ближе. Такие, каким был и сам Уильям Олсоп.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще