Вадим Греков: «Никто управленцев не готовит и даже не думает»

Управляющий директор «Моспроекта-4» Вадим Греков выделяет недостатки системы обучения в МАрхИ и рассказывает, почему для управляения проектами выбирает инженеров, а не ахритекторов.

Вадим Греков: «Никто управленцев не готовит и даже не думает»

Вы учились в «Строгановке». Чему в программе тогда уделяли основное внимание?

В первую очередь я понял необходимость художественного образа при проектировании. Мне кажется, в МАРХИ тогда это было выражено не в такой мере, акцент делался на функциональной необходимости, тектонике, конструктивных особенностях. Тогда не говорили, что это одна из задач и что она исходит из глобальной социальной необходимости, что балки, перекрытия, колонны, опоры — вторичное.

Феномен в этом плане — ЭДАС Владислава Кирпичева. Это экспериментальная школа для детей — единственное, по-моему, архитектурное учреждение, где ставят голову на место. Дети там пишут рассказики, лепят, клеят что-то немыслимое. У выпускников МАРХИ, поступавших без этой подготовки, потом может 20 лет уйти, чтобы понять то, чему у Кирпичева малышей за пять-шесть лет успевают научить.

В МАРХИ суперпреподаватели, но система построена от решения технических задач и натаскивания на их решение на разных примерах: коттедж, школа, дом большой и маленький, офис.

А надо как?

В первую очередь необходимо понимать зачем. А когда уже понимаешь зачем, дальше ты должен знать, что ты художник и ты должен этот дом сделать супернеобходимым этому месту уже не с точки зрения социальной необходимости, а с точки зрения художественной необходимости, то есть просто заставить его быть нужным этому месту.

Это адски сложная задача. Ни один из наших вузов не пытается и не может ее решить. В «Строгановке» тоже не решали в полной мере, но там хотя бы артикулировали ощущение необходимости образа — неважно, что ты делаешь: телефон, кофемолку, дом или стул.

Такому вообще разве можно научить?

Это правда сложно объяснить, но говорить об этом нужно и в методику образования закладывать тоже.

В «Моспроекте-4» вы это равновесие художественного и социального как удержать пытаетесь?

С трудом.

Ну а, например, менеджер и архитектор — это разные сущности? Менеджер — это архитектор, который понимает индустрию, или управленец, которому по силам выстроить любой процесс?

Архитектор может не быть менеджером. Но менеджер может управлять проектом. Парадокс. Я стараюсь сейчас работать с ГИПами — инженерами, а не архитекторами. Их найти очень сложно. Это следствие самого большого пробела в проектном и архитектурном образовании. Никто толком управленцев не готовит и, по-моему, даже не думает.

Чтобы стать хорошим управленцем, надо быть готовым лет пять получать мало денег, чтобы куда-то вырасти. Конечно, легче не ждать, а пойти управлять более простыми процессами. Чем дальше, тем больше я убеждаюсь, что управление проектом — это вышка. Это то, на чем можно и свою карьеру строить, и деньги зарабатывать. Для образовательной среды это очень интересная ниша и всегда востребованная — не абстрактные какие-то управленцы, а именно прикладные. Это было бы супер.

***

Серию интервью об архитектурном образовании подготовили организаторы конференции «Открытый город. Образование в сфере городского планирования». Все восемь разговоров мы собрали в отдельном потоке. Там же читайте наш гид по событию: 5 причин пойти на конференцию «Открытый город»

РАССЫЛКА arch:speech