«В Америке всегда виноват архитектор». Как уехать из России и открыть свое бюро в США

40 лет назад архитектор Леонард Терлитски уехал из СССР в Соединенные Штаты. В этом году он ненадолго вернулся в Москву, чтобы рассказать о своем опыте. Мы сходили на его лекцию в МАРШе и записали историю архитектурной эмиграции.

«В Америке всегда виноват архитектор». Как уехать из России и открыть свое бюро в США

До эмиграции Терлитски жил в Москве. После окончания МАРХИ устроился в одну из проектных организаций, где ему так и не дали реализовать ни одного проекта. Позже он скажет: «В СССР никакой профессиональной архитектурной жизни у меня не состоялось».

Отработав 2 года, Леонард решил переехать в США. Это было в 1976 году — во время третьей волны эмиграции из Союза.

Эмиграция: как не упасть в обморок от возможностей


На вопрос, почему именно Штаты, Леонард отвечает, что его с детства связывали особенные отношения с этой страной: «Мне было 13, когда я попал в консерваторию имени Чайковского на выступление Пита Сигера. Он пел „песни протеста“ и играл на банджо». Это произвело на Леонарда огромное впечатление: через год он освоил этот музыкальный инструмент и стал мечтать об Америке.

Попав в США, Терлитски довольно быстро получил первую работу: уже через месяц после переезда он работал в одной из компаний, которая проектировала больницы в Филадельфии. Зарплата была минимальная, но за полгода ему дали три прибавки. Отличия от работы в СССР были разительные. Если на родине Леонарда архитекторы думали, как построить здание из определенного числа кирпичей, то в США самым сложным было остановиться и выбрать из огромного разнообразия возможностей, вариантов и материалов.

«В США я чуть не упал в обморок, когда увидел количество цветов затирки для плитки»


Доходило до смешного: однажды Леонарда отправили выбирать картон для макетов. Он вернулся ни с чем, потому что не смог выбрать из 86 видов картона, которые были в магазине.

Получение лицензии: экзамен, который проваливают 70% кандидатов


Архитектор может работать в Америке и без лицензии, однако это подрывает доверие потенциальных заказчиков и лишает некоторых возможностей; к примеру, вы не сможете открыть собственное бюро.Получение американской лицензии — это довольно сложный процесс, так как архитектор потенциально может подвергнуть опасности жизни других людей. Каждому, кто претендует на этот документ, необходимо сдать 9 дисциплин. При успешном прохождении всех испытаний архитектору дают право на проектирование в одном из 50 американских штатов. В некоторых из них требуется сдать дополнительные экзамены: в Калифорнии, где нередки землетрясения, необходимо подтвердить знания по сейсмологии.

Леонард решил получить лицензию через три года после переезда. Экзамен состоял из нескольких частей. Первая часть — теоретическая: 10 задач по конструкциям и три теста по теории и истории архитектуры. Вторая часть — практическая: основы архитектурного менеджмента, программирования и всего, что касается административных процессов в архитектуре.

Далее следует клаузура: претендентам необходимо выполнить проект, тема которого каждый год меняется. Это самая последняя и самая сложная часть всего экзамена: именно ее проваливают 70% студентов.

«Свой проект я сдавал в день, когда убили Джона Леннона»


В день клаузуры Леонард пришел пораньше, чтобы занять место у окна. В помещении было темновато, поэтому он взял с собой баухаусовскую лампочку. В течение следующих 12 часов он чертил проект сельской администрации, совмещенной с пожарной частью. К своему удивлению, Леонард не провалил этот экзамен. Так у него появилась первая лицензия в штате Пенсильвания. А потом архитектор решил переехать в Нью-Йорк, чтобы попробовать свои силы в более крупных компаниях.

120 резюме, собственное бюро и еще одна лицензия


К переезду Леонард обстоятельно подготовился: разослал 120 писем в различные нью-йоркские студии. Получил 30 ответов, большинство из которых были отрицательные. Однако 8 соискателей позвали его на собеседование — среди них, к примеру, было бюро Ричарда Мейера.

В итоге Леонард начал работать в крупной компании, которая занималась проектами для гигантов бизнес-индустрии — ATMT, Fazer и др. Вскоре ему это надоело: «Моя натура так устроена, что я не очень хорошо встраиваюсь в большие системы, — рассказывает архитектор, — и тогда я стал пробовать силы как устроитель собственного бюро».

Чтобы взять на себя такую ответственность, пришлось получить еще одну лицензию: «Этот экзамен устроен таким образом, чтобы не пускать людей в гильдию», — рассказывает Леонард. Однако ему снова удалось получить необходимый документ. Так возникло бюро, в названии которого была его фамилия: L.Terlitsky AIA Architects.

Страховка: почему архитектор всегда виноват


Затем Леонард приобрел страховку. Это важная часть жизни любого бюро в США: некоторые архитекторы годами работают лишь на то, чтобы оплачивать счета от страховых служб. Страховка защищает от всевозможных нападок, но бывают непредвиденные случаи, о которых Леонард рассказал отдельно: «Однажды мы работали над пристройкой больницы, при разрытии фундамента нашли огромный валун, который не обнаружили при анализе почвы. Его выкапывали несколько месяцев, и работа встала. Заказчик терял много денег. Кто виноват? Архитектор».

Поначалу у Леонарда было два партнера, однако со временем не осталось ни одного. Тем не менее, ему удалось добиться определенных успехов. Он старался работать с большими корпорациями: «Если ты сделаешь для бизнес-компании хорошую работу, то с большой долей вероятности они обратятся к тебе еще раз».

 Работы Леонарда Терлитски 


Леонард часто выступал в соавторстве с другими, более крупными архитектурными студиями. Вероятно, это одна из причин, по которой архитектор малоизвестен в России. Тем не менее в течение карьеры он выполнил более 50 проектов, в том числе у себя на родине. Мы выбрали три из них:

1. Реновация фабрики

Леонард Терлитски

Проект, выполненный за 3,5 месяца — приспособление старой фабрики по производству фетра под нужды рекламной компании. Силами архитекторов удалось сохранить не только оригинальный облик здания, но и фабричные механизмы, некоторым из которых было более 100 лет. Они стали частью интерьеров.

2. Программа расселения беженцев


После развала СССР часть людей решила вернуться в Россию. Им требовались работа и жилье. В начале 90-х Леонард разрабатывал программу, которая помогала беженцам и вынужденным переселенцам адаптироваться на родине. Согласно плану, для них должны были построить жилье в определенных районах, где существовала нехватка рабочих мест. Проект не был осуществлен — как объяснил Леонард, несмотря на поддержку региональных губернаторов, его не пропустили на уровне министерств.

3. Атриум с зимним садом

Леонард Терлитски

Зимний сад, соединенный пешеходным переходом с башнями Всемирного торгового центра, появился в Нью-Йорке в 1988 году. Основным архитектором выступал Пелли Сезар, но часть работы выполняли другие бюро — в том числе компания Терлитски.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще