Урок № 10
Свет в метро. Московский опыт

Освещение метрополитена — одна из самых интересных тем светодизайна, а в случае с московским метро — еще и одна из самых консервативных. Нормы его освещенности, прописанные в 1950-х, не менялись вплоть до 2003 года. Модернизация освещения проводится здесь до сих пор, и буквально на каждой станции по-своему решаются главные вопросы, как соблюсти жесткие меры безопасности и выгодно подчеркнуть выдающуюся архитектуру.

Урок № 10
Свет в метро. Московский опыт

Вестибюли, платформы, коридоры, эскалаторы, депо и тоннели метро — без искусственного света представить их себе не то чтобы невозможно, но ужасно страшно. Человек, попадающий в подземку, редко задумывается, что именно общий свет, играющий ключевую роль в освещении метрополитена, позволяет ему преодолеть естественный страх абсолютной темноты в замкнутом пространстве. Отсутствие солнечного света и неосознанная боязнь пребывания под землей способны вызвать не просто легкое чувство дискомфорта, а серьезные приступы паники. Поэтому создание приемлемого уровня освещенности, наиболее приближенного по спектру к естественному солнечному, является здесь важнейшей задачей.

Купол «Солнце Победы» в отреставрированном вестибюле станции метро «Курская», Кольцевая линия (1950)Купол «Солнце Победы» в отреставрированном вестибюле станции метро «Курская», Кольцевая линия (1950)

Несмотря на понимание важности этого аспекта советскими архитекторами и проектировщиками, освещение станций метро по преимуществу было минимальным — достаточным лишь для обеспечения безопасности пассажиров. В настоящее время требования к освещению существенно изменились, теперь его концепция предполагает раскрытие архитектурно-художественного облика станций, а заодно и повышение комфорта пассажиров за счет увеличения их освещенности. Например, в ходе работ на станции «Смоленской» (Арбатско-Покровская линия, 1953), специалистами компании «Тринова» были установлены современные энергосберегающие лампы с высокой светоотдачей и улучшенной цветопередачей, за счет чего освещенность здесь выросла более чем в полтора раза, а три вида отделочного мрамора (белый, черный и красный) стали смотреться еще лучше.

Модернизированная 24-рожковая люстра над эскалаторной аркой в восточном наземном вестибюле станции «Площадь революции» (1938)Модернизированная 24-рожковая люстра над эскалаторной аркой в восточном наземном вестибюле станции «Площадь революции» (1938)

Уникальность московского метро — в огромном количестве осветительных приборов «дворцового» типа, среди которых канделябры, бра, торшеры и люстры. Последние — со множеством источников света, что оборачивается головной болью для сотрудников метрополитена: обслуживать такие конструкции сложно, а замена перегоревших ламп затруднена или вовсе невозможна в силу их расположения. С точки зрения исторической ценности эти люстры вообще неприкасаемые, поэтому при модернизации освещения станций старой постройки изменения коснулись только источников света: лампы накаливания были заменены на люминесцентные с ПРА — они не только повышают уровень освещенности, но и служат существенно дольше. На станции «Площадь революции», кроме 24-рожковой люстры, также были модернизированы колоннообразные торшеры перед эскалатором. В чашах торшеров установлены специально сконструированные светильники, которые дополнительно освещают предэскалаторную зону. К слову, в подобных торшерах всегда используется либо отраженный свет, либо матовые рассеиватели, исключающие ослепление пассажиров.

Cтанция «Комсомольская» (1952) в новом свете после проведенной модернизации освещенияCтанция «Комсомольская» (1952) в новом свете после проведенной модернизации освещения

Как видим, требования к источникам света в метро не ограничиваются только лишь энергоэффективностью. Еще один важный показатель зрительного комфорта освещения — цветопередача. Если индекс цветопередачи менее 80 CRI, человеческий глаз перестает различать оттенки, падает качество восприятия окружающего пространства. Кроме того, такие натуральные материалы, как мрамор, гранит, дерево, а также мозаика теряются на общем сером и невыразительном фоне, поэтому в московском метро устанавливают источники света с CRI более 85. Так, благодаря использованию в прожекторах современных металлогалогенных ламп с высокой цветопередачей, на «Соколе» стал лучше виден уникальный мрамор и оникс (травертин) из армянского местечка Агамзалы, которыми была украшена станция при строительстве в 1938 году.

Станция метро «Сокол» (1938)Станция метро «Сокол» (1938)

А вот такой фактор, как равномерность освещения платформы и отсутствие резкого контраста между разными ее участками, в российских нормах проектирования освещения метрополитена не учитывается, хотя в зарубежных аналогах наших СНиПов отмечается, что минимальный уровень освещенности на краю пассажирской платформы по отношению к средней (средний коэффициент неравномерности) не должна превышать 1:5 для средних и малых станций, 1:7,5 — для крупных станций (GM/TT0146 Lighting of Railway Premises, British Railways Board Group Standard, 1993). Примером ярко выраженной неравномерности служит станция «Славянский бульвар» (2008), где для освещения задействованы высокие торшеры, создающие резкие тени и блики.

Станция «Проспект Мира» (Калужско-Рижская линия, 1958)Станция метро «Проспект Мира» (Калужско-Рижская линия, 1958)

Но подобный дизайнерский изыск, скорее, исключение из правил. Для освещения платформенных залов чаще используется отраженный свет, как, например, на станции «Проспект Мира» (Калужско-Рижская линия), где светильники установлены в карнизах пилонов. Кстати, после замены ламп освещенность здесь увеличилась с 60 Лк до 200 Лк, а энергоэффективность возросла в два раза. Одно из последних веяний в области освещения метрополитенов — размещение светильников на путевых стенах (примерами могут служить уже упомянутая станция «Славянский бульвар» и «Павелецкая» радиальная). Такой способ функционален и позволяет существенно увеличить высоту свода станций, но он далеко не уникален. Им не удивишь. Московское метро все же любят и ценят за единственные в своем роде примеры — такие, как потолок из светящихся сферических кессонов в шесть рядов, выполненный по проекту Владимира Щуко на станции «Электрозаводская» в 1944 году.

Станция метро «Электрозаводская» (1944)Станция метро «Электрозаводская» (1944)

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще