Уединиться в стеклянной комнате: нетипичный взгляд на приватность от японских архитекторов

Когда западному человеку хочется больше уединения, он отгораживается от мира толстыми стенами, высоким забором или уезжает в глухую деревню. Япония — совсем другое дело. 

Уединиться в стеклянной комнате: нетипичный взгляд на приватность от японских архитекторов

По меркам европейца, личное пространство в японских домах и вовсе отсутствует. Межкомнатные перегородки можно убрать одним движением руки, а детям зачастую не выделяют отдельных комнат.

Парадокс в том, что японцев никак нельзя назвать нацией экстравертов. Их с детства учат быть незаметными, чтобы не мешать другим. Поэтому японцы говорят тихо, не смотрят друг другу в глаза и избегают касаний — отступление от этих норм может восприниматься как агрессия или непристойное поведение. В Токийском метрополитене на уровне этикета запрещено говорить по телефону и оставлять звонок включенным.

Чтобы понять приватность так, как воспринимают ее японцы, мы обратились к современной японской архитектуре.

Кадзуё Сэдзима. Приватность = открытость


Глава архитектурного бюро SANAA Кадзуё Сэдзима специализируется на общественных пространствах: музеях, парках и павильонах. Для того, чтобы создать комфортный уровень уединенности, она использует прием, который на первый взгляд выглядит парадоксальным: делает помещения максимально открытыми.

Сэдзима пришла к этому после проекта многофункционального пространства, рассчитанного на 300-400 человек. Чтобы внутренние помещения отвечали любым акустическим требованиям, архитектор вместе с инженерами разработала систему раздвижных звукоизолирующих панелей. С их помощью можно регулировать акустику в зависимости от типа мероприятия.

Сэдзима заметила, что люди предпочитают сидеть в максимально открытом пространстве, несмотря на возможность улучшить звук. При этом они всегда отмечают, что в зале прекрасная акустика. «Для профессионального звукорежиссера параметры звучания в этом здании были далеки от идеала, — считает она, — однако это не мешает остальным посетителям. Открытое пространство улучшает самочувствие человека. Его тело само подстраивается под особенности звука, когда оно расслабленно».

В центре Grace Farms воплощен тот же принцип: максимальная открытость пространства, которая позволяет чувствовать себя отстраненно, но комфортно.

Случай с этим залом — одна из причин, по которой все работы SANAA получаются максимально проницаемыми и минималистичными, но дружелюбными. Они рассчитаны на то, чтобы разные группы людей могли использовать одно и то же пространство, но при этом не мешали друг другу.

SANAAЕще одна отличительная черта проектов SANAA — максимальное число взаимосвязей между всеми сегментами построек. В круглое здание Музея искусств XXI века можно попасть четырьмя разными способами. Практически все выставочные залы можно обойти по периметру и попасть в них двумя разными способами.

Хироши Накамура. Стены из стекла

Лучше галереи атмосферу дома передает полноценное видео

Как быть, если нужно спроектировать частный дом для оживленного квартала в Хиросиме? Архитектор Накамура решил не отгораживать жильцов от остального мира и придумал фасад из 6000 стеклоблоков.

Можно предположить, что поначалу жилец чувствует себя некомфортно в прозрачных стенах. Однако со временем он привыкает к размытой границе между домом и улицей и начинает воспринимать ее как естественную часть своего жилища. 
 

Суо Фудзимото. «Прозрачный дом»

Суо Фудзимото вдохновляется органическими формами, стараясь объединить в своих работах природное и рукотворное начала. «Прозрачный дом» в центре Токио он сделал похожим на «дерево, состоящее из ветвей различных масштабов». Каждая из ветвей — стальная, полностью прозрачная конструкция, сквозь которую любой прохожий при желании может понаблюдать за частной жизнью хозяев.

Архитектор признается, что к такому экстремальному проекту его подтолкнули сами заказчики. Они решили избавиться от противопоставления между своим домом и улицей, чтобы чувствовать себя более свободно.

Юсукэ Карасава. Дом японского философа

Стеклянный особняк S-house площадью 100 квадратных метров находится в северном пригороде Токио. Внешне он кажется полностью проницаемым — некую уединенность внутри создает лишь сложная система лесенок и переходов, которая обосабливает часть пространства.

Примечательно, что заказчиком проекта выступил профессор социологии, который изучает взаимодействие человека и окружающей среды. Он хотел получить не только удобное жилище, но и реализовать в этом здании свои академические взгляды, которые он называет network philosophy — «философия взаимосвязей».

UID Architects. Дом с летающим забором

Вместо того, чтобы окружать комнаты твердыми стенами, архитекторы завернули здание в три прямоугольные структуры, которые в бюро называют «ремнями». Они защищают жильцов дома на уровне глаз, но не отгораживает их от окружающего мира.

Такахару Тезука. Исследование открытых пространств


Из примеров выше видно, что отношения с окружающим пространством — чувствительное место для японских архитекторов. Автор «лучшего детского сада в мире» Такахару Тезука во время работы в бюро Ричарда Роджерса исследовал, что именно влияет на ощущения человека в открытом пространстве на примере площадей в крупных европейских городах.

Тезука обнаружил, что люди чувствуют себя комфортнее, когда они находятся на площади под наклоном — такой, как возле Центра Помпиду в Париже. В случае с прямой поверхностью они теснятся по краю. Это хорошо видно на примере Трафальгарской площади.

Позднее архитектор использовал этот вывод, когда проектировал жилой дом Roof House с эксплуатируемой кровлей. Чтобы жильцам было еще уютнее проводить время на крыше, он сделал ее под небольшим наклоном.

Подробнее о его методах проектирования мы писали в материале «Такахару Тезука: архитектор, который превратил потребности человека в свой метод».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще