Такахару Тезука: архитектор, который превратил потребности человека в свой метод

Вот уже 20 лет архитектор Такахару Тезука совместно со своей женой Юи проектируют здания, главная отличительная черта которых — уважение к потребностям человека и романтичность замыслов. Их собственный дом в Токио спроектирован так, чтобы разместить как можно больше зон в одном пространстве, поощряя время, проведенное вместе.

Такахару Тезука: архитектор, который превратил потребности человека в свой метод

Деятельность бюро Tezuka Architects в огромной степени ориентирована на чувственный опыт. Она помогает реализовывать маленькие радости и понижает градус напряженности, если человек оказался в сложной ситуации или пережил трагедию. Мы покажем это на примерах пяти реализаций, среди которых есть и частная, и общественная архитектура, а также детские центры.

Roof House

2009, Канагава

Когда речь идет о частных заказах, Тезука первым делом задает клиенту вопрос: «Что вы делаете по выходным?» В случае c Roof House это сыграло определяющую роль: выяснилось, что семья заказчика много времени проводит на крыше, которая была небезопасной и в целом плохо подходила для досуга.

Так появился дом, в котором есть не один, а сразу пять выходов на крышу по числу членов семьи; за каждым из них закрепился собственный люк. Позже Тезука признавался, что мог бы спроектировать здание, в котором наверх вела обычная дверь, но не сделал этого — так из архитектуры исчез бы элемент игры.

«Архитектура — это не про стили, ведь они меняются. Архитектура — это про жизнь»


Не случаен и небольшой наклон крыши. Когда в бюро Tezuka Architects провели ряд исследований об общественных пространствах, выяснилось, что горожанам некомфортно проводить время на абсолютно прямой плоскости. Самые популярные площади, такие как рядом с центром Помпиду в Париже, идут под наклоном. А в случае с плоской и ровной поверхностью люди стараются стараются держаться по краям.

 

House to catch the forest

2010, Нагано

Это еще один проект, в котором большое внимание уделено крыше. Здание находится в лесистой местности. Наклон кровли выверен таким образом, чтобы на ней не скапливался снег и опавшие листья. Трапециевидные окна в сочетании с сосновыми стволами создают единую композицию, демонстрируя жильцам дома самый эффектный вид на лес. При желании в этом можно увидеть японскую традицию включать в интерьер пейзаж за окном, однако сам архитектор объясняет это иначе.

В этом решении воплощен опыт непрерывной коммуникации с природой. Тезука считает, человек зависим и неотделим от нее, даже если живет в урбанизированном пространстве. И действительно, сложно забыть об окружающей среде в стране, где регулярно случаются землетрясения, тайфуны и цунами. Суровые климатические условия вряд ли можно изменить, а потому, по мнению Тезуки, человек должен измениться сам, чтобы чувствовать себя комфортно.

 

Репродуктивная клиника Sora no Mori

2014, Окинава

Репродуктивный центр Sora no Mori находится на Окинаве. На острове восстанавливают не только женское здоровье, но и леса, которые серьезно пострадали от американских бомбардировок в годы Второй мировой войны.

«Нам понравилась идея о восстановлении плодородия как для женщин, так и для земли».


У этой клиники мало общего с больницами, в состав которых обычно входят репродуктивные центры. Тезука не имеет медицинского образования, но уверен, что нельзя излечить от бесплодия, если женщина постоянно находится «в кондиционированном ящике в плохом здании». Вероятно, доля правды в этом есть: показатель успешных беременностей здесь намного выше, чем в обычных клиниках.

Каждая палата занимает отдельный одноэтажный павильон, ненавязчиво соединенный с остальным пространством внутренними двориками; коридоры и вовсе отсутствуют. Медицинские кабинеты находятся в центре комплекса. В отделке использовано очень много древесины, что крайне редко можно встретить в медучреждениях. Все это помогает воссоздать домашнюю, «здоровую» атмосферу.

Детский центр Child Chemo House

2013, Кобе

Еще один пример архитектуры Тезуки, главная цель которой — способствовать выздоровлению. Child Chemo House — это центр для родителей и их онкобольных детей.

Химиотерапия настолько ослабляет иммунную систему, что пережившие ее дети месяцами находятся в вынужденной изоляции, вдали от семьи и общества. Но в Child Chemo House они могут жить рядом с родителями. Больница организована как кампус с 19 домами для маленьких пациентов и их семейств. В каждом доме есть кухня, чтобы родители могли приготовить для ребенка его любимое блюдо, и столовая зона, где они могут вместе пообедать.

В архитектуре комплекса преобладают чистые геометрические формы, а интерьеры лишены ярких акцентов, но не «стерильны»: контраст привнесен за счет световых люков, сквозь которые проникает яркий дневной свет. Это помогает воссоздать безопасное пространство, защищенное от внешнего хаоса.

Такахару ТезукаПлан детского центра поначалу кажется мешаниной всего, но нужно немного вникнуть, и все идеи раскроются. Над каждой кроватью аккуратно прочерчены световые люки, а комнаты распланированы так, чтобы с одной точки персонал мог увидеть как можно больше палат. Раскрыть на полный экран 

Некоторые из родственников, впервые посетивших этот дом, говорили: «Действительно ли мы можем жить в таком приятном месте, в то время как наш ребенок болен?» Этот пример лучше всего иллюстрирует, насколько нетипична домашняя обстановка для учреждений, где борются с раком.

Детский сад Asahi

Фукусима, 2012

Проект также связан с детьми: это реконструкция детского сада, разрушенного во время землетрясения и цунами на Фукусиме. Все здание, включая несущие конструкции, состоит из досок. Их изготовили из деревьев, которые также были уничтожены большой водой. Ровно за 400 лет до стихийного бедствия их высадили вдоль аллеи, ведущей к храму на холме. Местные жители часто укрывались здесь во время погодных катаклизмов, и трагедия 2011 года не стала исключением. Именно благодаря этому многим из них удалось спастись.

Asahi Kindergarten также расположен на холме, неподалеку от храма. Тезука называет это здание сообщением для тех, кто столкнется со стихийным бедствием через много веков: «Эти деревья были убиты цунами. Когда оно снова нагрянет, вы должны прийти сюда».

«Если вы войдете внутрь, то почувствуете силу 400-летних деревьев, и сразу уловите это сообщение».


На вопрос о дальнейших планах Тезука отвечает, что всегда мечтал строить аэропорты — он научился проектировать их, когда работал в бюро Ричарда Роджерса. Однако пока среди его лучших проектов лидирует именно архитектура для детей. А началось все с круглого детского сада, который был признан лучшим в мире и прославил Тезуку как архитектора-романтика.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще