Сила цвета: когда и почему архитектура должна быть яркой

После долгих лет несправедливого изгнания ярким оттенкам — наряду с природными — архитектура вновь дает «зеленый свет». Мы нашли тому четыре веские причины и выбрали 7 зданий в самых радужных цветах.

Сила цвета: когда и почему архитектура должна быть яркой

1. Делать цветные здания стало проще

Увлекшись устойчивыми технологиями и натуральными материалами, на протяжении последних десятилетий архитекторы показывали себя убежденными «хромофобами». Дерево и бетон, стекло и металл, камень и кирпич считались прекрасными сами по себе, а их излишняя декоративность — неестественной и ненужной. Однако свойства новых и ранее не известные возможности старых материалов, кажется, вновь начали вдохновлять проектировщиков на создание действительно ярких построек.

2. Цвет — ключевой фактор в формировании образа архитектурного объекта

Никто не умаляет значение работы с формой и пространством, и глупо было бы спорить с тем, что перекрасить стену существенно проще, чем ее передвинуть. Однако нельзя недооценивать роль цвета в формировании нашего восприятия, нашего ощущения архитектуры — а именно это ощущение, согласно большинству базовых теорий, и есть результат работы архитектора.

3. Цвет выделяет...

Кроме того, цвет — самый простой способ выделить постройку из общей массы, сделать его до определенной степени выдающимся, не прибегая к уникальным объемно-пространственным и конструкторским ходам.

4. ... И цвет объединяет

Наконец, ничто другое, как показывает практика, не способно так легко и эффективно «собрать» разнородные здания в единый логично выстроенный ансамбль.

Таким образом, свою реабилитацию цвет более, чем заслужил — и оказывается уместным и даже незаменимым практически в любой архитектурной типологии.

Музей Biomuseo в Панаме. Фрэнк ГериМузей Biomuseo в Панаме. Фрэнк Гери

Музеи

Параллельно с иконическими зданиями а-ля Хадид или эпатажными реконструкциями классических дворцов и особняков, которыми славен Либескинд, стали появляться центры вроде музея Фрэнка Гери в Панаме — в отличие от его знаменитого объекта в Бильбао, он не только имеет сложное пластическое решение, но и расцвечен всеми цветами радуги. Что в данном случае как нельзя лучше иллюстрирует тематику музея — биоразнообразие. Цветные и лихо выгнутые листы металла, то тут, то там создающие галереи, укромные ниши и просто солнцезащитные козырьки, передают одновременно и богатую тектонику здешних пород, и многообразие видов травяных покровов. А главное — создают знаковый архитектурный объект, выделяющийся как со стороны зеленой долины, так и с берега Панамского залива.

Музей Biomuseo в Панаме. Фрэнк ГериМузей Biomuseo в Панаме. Фрэнк ГериМузей Biomuseo в Панаме. Фрэнк ГериМузей Biomuseo в Панаме. Фрэнк Гери

 

Банк Sugamo Shinkin в Токио. Emmanuelle MoureauxБанк Sugamo Shinkin в Токио. Emmanuelle Moureaux

Офисы

Проекты корпоративных штаб-квартир и бизнес-центров, безусловно, гораздо менее амбициозны, чем проекты музеев. Тем не менее, будучи зачастую составным элементом многофункциональной застройки, они выполняют локальную, но схожую функцию — стать архитектурной доминантой, объединить собой — или просто затмить — не всегда шедевральное окружение. Можно, конечно, соорудить чудо конструкторской мысли из стекла бетона. Однако если ищется более демократичный и в то же время небанальный вариант, на помощь как раз приходит цвет.

Концепцию центрального отделения банка Sugamo Shinkin в Токио архитекторы Emmanuelle Moureaux назвали «радужный мильфей»: здание и впрямь спроектировано как слоеное пирожное с цветной начинкой. «Тесто» на всех торцах белое — «начинка» намазана только на верхние слои и отражается в белом глянце нижних, придавая им размытый, слегка светящийся окрас. Но настоящая иллюминация включается только вечером, когда четко подчеркивается оттенок каждого этажа.

Банк Sugamo Shinkin в Токио. Emmanuelle MoureauxБанк Sugamo Shinkin в Токио. Emmanuelle MoureauxБанк Sugamo Shinkin в Токио. Emmanuelle Moureaux

Совсем иначе подошли к созданию цветного фасада архитекторы Дирк Циммерман и Дилан Брейди (studio 505): офисный центр в Мельбурне с говорящим названием Pixel одет в пеструю оболочку из панелей, природа которых только на первый взгляд кажется схожей. Это и стеклянные элементы, и солнечные батареи, и солнцезащитные ставни: согласно заданию девелопера, Pixel проектировался как наиболее продвинутое для своего времени здание в вопросах сбора воды и утилизации отходов. Но, как мы видим, и без энергоэффективных технологий не обошлось, и удачное решение с «лоскутным» фасадом позволило искусно замаскировать часть технического оборудования.

Офисный центр Pixel в Мельбурне. studio 505Офисный центр Pixel в Мельбурне. studio 505Офисный центр Pixel в Мельбурне. studio 505Офисный центр Pixel в Мельбурне. studio 505

 

Отделение реанимации, травматологии и инфекционных болезней в Мальме. C.F. Moeller

Госпитали и медицинские центры

В тех местах, где люди иногда проводят месяцы, будучи в не самом здоровом состоянии тела и духа, заряд позитива от окружающего пространства просто необходим. Сложно придумать себе более мрачное место, чем отделение реанимации, травматологии и инфекционных болезней, однако здание, которое служит для них домом в Мальме, такого впечатления не производит. Несколько наложенных друг на друга колец с разноцветными перемычками вызывают, скорее, ассоциацию с волшебной центрифугой, однажды попав в которую все рано или поздно выздоравливают. Как утверждают проектировщики шведского бюро C.F. Moeller, такая форма обусловлена необходимостью сделать так, чтобы все основные блоки здания легко изолировались друг от друга и в случае опасности любую инфекцию можно было бы запереть. Ну, а цвет придает всей конструкции необходимые нотки жизнерадостности и воплощает надежду на лучшее.

Отделение реанимации, травматологии и инфекционных болезней в Мальме. C.F. MoellerОтделение реанимации, травматологии и инфекционных болезней в Мальме. C.F. MoellerОтделение реанимации, травматологии и инфекционных болезней в Мальме. C.F. Moeller

 

Бильбао Арена. ACXT

Спортивные сооружения

На самом деле более или менее примечательные стадионы начали строить не так давно, буквально последнее десятилетие. До этого всегда руководствовались соображениями функциональности, а в рамках ограниченного бюджета, в которых неизбежно оказывается страна-хозяин спортивных состязаний, так и совсем было не до «красивостей».

Однако в один момент все изменилось, и к проектированию стадионов теперь привлекают настоящих звезд, которые придумывают новые нестандартные и запоминающиеся образы. Так, в Бильбао бюро ACXT построило стадион, символизирующий собой дерево: ветки-опоры венчает «листва» из металлических панелей разных оттенков зеленого, в густоте которой заодно скрывается климатическое оборудование.

Бильбао Арена. ACXTБильбао Арена. ACXTБильбао Арена. ACXT

 

Крытый рынок Санта-Катарину в Барселоне. Enric Miralles & Benedetta Tagliabue EMBTКрытый рынок Санта-Катарину в Барселоне. Enric Miralles & Benedetta Tagliabue EMBT

Рынки и общественные пространства

Места столпотворений праздного люда и обычных горожан-работяг всегда были настоящими магнитами для туристов, а потому проектировались как достопримечательности. Скажем, самый старый крытый рынок Барселоны — Санта-Катарину — посещают чуть ли не чаще, чем Саграда Фамилию Антонио Гауди. После очередной реконструкции над рынком появился гофрированная разноцветная крыша, выложенная керамической мозаикой, — традиционным испанским материалов в виде отнюдь не традиционного орнамента. А форма крыши вполне близка по духу творчеству испанских художников — того же Гауди.

Впрочем, рынки в других городах — и не только испанских — обычно не менее яркие. Убедиться в этом можно здесь.

Крытый рынок Санта-Катарину в Барселоне. Enric Miralles & Benedetta Tagliabue EMBTКрытый рынок Санта-Катарину в Барселоне. Enric Miralles & Benedetta Tagliabue EMBTКрытый рынок Санта-Катарину в Барселоне. Enric Miralles & Benedetta Tagliabue EMBT

 

Институт дизайна и технологий SUTD. UNStudio и DP ArchitectsИнститут дизайна и технологий SUTD. UNStudio и DP Architects

Университеты

Совсем недавно мы писали про зданий колледжей и университетов, где учатся будущие архитекторы. Еще одно подобное учебное заведение — Институт дизайна и технологий SUTD — построило в Сингапуре голландское бюро UNStudio и DP Architects. Использованные в отделке фасадов разные цвета подчеркивают разнообразие преподаваемых дисциплин, плавные и текучие линии корпусов — взаимодействие и взаимопроникновение этих дисциплин между собой, а все вместе создает яркий футуристичный облик, достойный высоких рейтингов ВУЗА.

Институт дизайна и технологий SUTD. UNStudio и DP ArchitectsИнститут дизайна и технологий SUTD. UNStudio и DP ArchitectsИнститут дизайна и технологий SUTD. UNStudio и DP Architects

 

Многофункциональный комплекс в Париже. Atelier PhileasМногофункциональный комплекс в Париже. Atelier Phileas

Детские сады и школы

Вообще когда речь идет об образовании и о детях, к счастью, почти всегда вспоминают о роли цвета для развития и психологического комфорта ребенка. И если раньше в «веселенькие оттенки» красили преимущественно внутренние помещения, то сегодня сад или школу можно легко отличить уже по фасаду — яркому, индивидуальному, не похожему на соседние постройки, и если даже с фоном какого-нибудь нейтрального цвета — то непременно с оригинальным абстрактным геометрическим орнаментом или художественной стилизацией. Некоторые примеры из зарубежного и российского опыта мы рассматривали в материале «Архитектура — детям: лучшее», а номер журнала speech:14 и вовсе был посвящен исключительно архитектуре для детей.

В одних случаях необычные фасады служат в образовательных целях — скажем, когда их расписывают в духе того или иного живописца, Кандинского или Эль-Лисицкого (как в московских и подмосковных садах и школах ППФ «Проект Реализация»). В других — здания для детей становятся акцентной доминантой депрессивного района — как многофункциональный комплекс с детским садом, начальной и средней школой, кухней и ученическим общежитием на северной окраине Парижа, построенный по проекту бюро Atelier Phileas.

Многофункциональный комплекс в Париже. Atelier PhileasМногофункциональный комплекс в Париже. Atelier Phileas

Изначально было понятно, что небольшой участок на месте бывшей промзоны придется очень плотно застроить, так что риск визуального столпотворения новых объемов был по-настоящему велик. Однако у Atelier Philéas этого не произошло, и нарочито обособленные здания не перекрывают связей друг друга с предусмотренным здесь же парком. И если жилые постройки отделаны керамическими рейками под дерево, то здание школы выделяется яркими зелеными панелями разных оттенков — и как будто само становится частью парковой зоны.

Станция метро «Румянцево»

Станции метро и аэропорты

Фасадные панели, которыми отделали здания комплекса в Париже, — один из тех новых — и хорошо забытых — материалов, которые провоцируют своим существованием появление интересных и ярких проектов. Архитектурная терракота, наряду с уникальной палитрой цветов и размеров, обладает всеми необходимыми эксплуатационными характеристиками для использования в самых проходимых местах, в том числе на станциях метро, в зданиях железнодорожных вокзалов и аэропортов. Подробнее мы писали об этом в отдельном материале. А одна из самых недавних открывшихся станций метро в Москве — «Румянцево» — отделана стеклянными панелями, из которых набраны гигантские панно в стиле Пита Мондриана.

Станция метро «Румянцево»Станция метро «Румянцево»

 

Жилой дом Viking by Crown в Сиднее. MHN Design UnionЖилой дом Viking by Crown в Сиднее. MHN Design Union

Жилые здания

Если речь о центральных городских кварталах с исторической застройкой, то жилые здания приходится скорее вписывать в контекст, чем вырывать из него. И здесь подбор цветового решения чаще сводится к тому, чтобы «не выбиваться». Другое дело — удаленные районы и жилье демократичного класса. Здесь, чтобы хоть как-то разнообразить по большей части безликий городской ландшафт, яркие акценты жизненно необходимы. Особенно для муниципальных, так называемых доступных домов, за которые плата отсутствует либо очень символическая, и живут здесь люди малообеспеченные и из неблагополучных семей. Ведь ндаром в свое время так успешен оказался проект голландских художников Haas&Hahn, которые расписали в радужные цвета ряд беднейших фавел на окраинах Рио. Акция получила живейший отклик среди жителей, и вступая с ними в непосредственный контакт и тщательно фиксируя их пожелания, художники получили целое исследование. Оно почти научно доказало, что, чем беднее район, тем в более сильнодействующей «инъекции цветом» он нуждается.

Однако в обратную сторону это не работает. Яркие цвета не помешают ни одному, пусть даже и не бедному, но уныло-серому району. Дом Джона Голлингза Viking by Crown в Сиднее, вдохновленный кинетическими скульптурами Якова Агама, — это настоящий архитектурный антидепрессант. Активное действие фасадов — с и без того динамичными очертаниями — усиливается через лоджии, выпирающие и в прямом (углом вперед), и в переносном смысле: «боевым» красным и желтым окрасом. Не менее яркие цвета у оконных ставен — отличие лишь в том, что их «выпирание» с физической точки зрения регулируют жители квартир, в зависимости от погодных условий.

Другие примеры зданий с таким «ручным управлением» ищите здесь. А о том, как исторические менялось значение цвета в архитектуре, и почему в США правительственный дом «белый», а в Аргентине — розовый, читайте в наших будущих материалах

Жилой дом Viking by Crown в Сиднее. MHN Design UnionЖилой дом Viking by Crown в Сиднее. MHN Design UnionЖилой дом Viking by Crown в Сиднее. MHN Design UnionЖилой дом Viking by Crown в Сиднее. MHN Design Union

Фото © Victoria Murillo, Emmanuelle Moureaux Architects, Ben Hosking, Link Arkitektur, Marc Tey Ge Wai, John Gollings

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще