Облачные технологии, часть 1: лучшие примеры надувной архитектуры прошлого

Архитектуре, в которой основным стройматериалом стал газ, сегодня прочат космические перспективы — в буквальном смысле, за пределами Земли. Однако ее корни следует искать в нашем прошлом — чтобы с удивлением обнаружить, что на «воздушных замках» выросло целое поколение архитекторов-новаторов, чьи проекты вдохновляют нас до сих пор.

Облачные технологии, часть 1: лучшие примеры надувной архитектуры прошлого

Назад в будущее

В этом году мы празднуем 55 лет первого полета человека в космос. Но на самом деле — гораздо больше: тогда, в 1960-е, изменилось буквально все. Словно бы сказав свое сакраментальное «Поехали!», улыбчивый Юра Гагарин открыл портал в совершенно другое измерение, эпоху иных ценностей и устремлений, в один миг расширив границы возможного и досягаемого.

Космос стал предчувствием целого нового дивного мира. Который даже не просто усовершенствованная версия старого, а революционно новый. В котором люди живут в других домах, едят другую пищу, перемещаются доселе неведомыми способами и мечтают о том, что даже писатели-фантасты несколько лет назад предположить не могли. Понятно, что тому было немало предпосылок, и во многих направлениях исследования и разработки шли годами, если не веками. Но сложилось так, что в один прекрасный исторический момент все сошлось воедино — луч технологического прорыва, подобно лазеру, который, к слову, тоже изобрели в 60-е, вспорол оболочку привычной реальности. Свершилось чудо, и это чудо оказалось таким близким и осязаемым, что голова шла кругом: чего стоили одни только вдруг ставшие доступными широким массам телевизоры и телефоны. Неудивительно, что царивший тогда во всем цивилизованном мире драйв вылился в такие глобальные культурные явления, как рок-музыка, «новая волна», сексуальная революция, «дети цветов»...

Надувная архитектура

Купол над Манхеттеном, Ричард Фуллер

А что же архитектура? Да, в мейнстриме был по-прежнему модернизм и интернациональный стиль, однако 1960-1970-е стали еще и временем удивительных утопических идей. Связанных преимущественно с «воздушными замками» — домами-пузырями и сооружениями-куполами. С одной стороны, в своей хрупкости, эфемерности и подчеркнутой временности они представляли собой полную противоположность массивным модернистским постройкам из стекла и бетона. А с другой — все внимание общества было сосредоточено на небесах, на воздушном и безвоздушном пространстве, и казалось, что истоки лучшего для человечества будущего кроются именно там.

Достаточно вспомнить проекты Ричарда Бакминстера Фуллера, который в 1965 году на встрече Международного союза архитекторов в Париже торжественно открыл «Мировое десятилетие научного дизайна» как десятилетие, посвященное «применению принципов науки к решению проблем человечества». Как раз в этот период он выдвигает теорию летающих городов «Девятые небеса» из надутых горячих воздухом геодезических сфер и строит свой самый знаменитый прозрачный купол для павильона США на Монреальской выставке 1967 года. А еще раньше, в 1960-м, Фуллер предложил поместить под гигантскую полусферу Манхеттен — и даже подсчитал, что свою стоимость конструкция окупит в течение 10 лет за счет экономии на снегоуборочных работах.

Ему же принадлежит термин «Архитектура быстрого реагирования», в то время как явление, которое она обозначает, активно развивалось на протяжении десятилетий многими деятелями науки и инженерии, достигнув расцвета в эпоху Второй мировой, когда требовалось «в чистом поле» возводить максимально быстрыми и доступными средствами военные лагеря и госпитали. На фоне появления новых материалов — и для оболочек, и для каркасов — пневматическая архитектура оказалась самым очевидным ответом на поставленную задачу.

Увидев возможные перспективы применения достигнутых результатов и в мирной жизни, ученые продолжили работу и после окончания военных действий. И все, кто добился сколько-нибудь значимых успехов, встретились в 1967 году в Штутгарте, на первом Международном съезде по пневматическим конструкциям: Вальтер Берд (основатель Birdair и поставивший производство надувных куполов «на поток»), Виктор Лунди, Николаус Лэнг и, конечно, Фрай Отто, посвятивший разработке быстровозводимых архитектурных решений большую часть своей жизни и получивший за это в 2015 году Притцкеровскую премию.

Надувная архитектура

Павильон Фиджи, Ютака Мурата и Мамору Кавагучи

Сразу несколько инновационных надувных сооружений продемонстрировала Всемирная выставка в Осаке в 1970 году. Самым ярким из них — в буквальном смысле в том числе — оказался павильон Фиджи: два японских архитектора, Ютака Мурата и Мамору Кавагучи, спроектировали его в виде 16 соединенных между собой оранжевых надувных арок.

В то же время, утопические и во многом революционные идеи Фуллера вдохновляли не только серьезных ученых, инженеров и архитекторов. В некотором роде с подачи знаменитого американца родилась целая контркультура, в которой все эти сферы и купола трактовались как средство защиты от внешнего мира и протест всем «влияниям извне», навязанным не только климатом (против чего был направлен манхеттенский купол), но и правительством. Неудивительно, что в определенный момент Фуллером всерьез заинтересовалось ФБР, и совсем недавно было обнародовано собранное на него досье.

Одним из самых заметных коллективов 60-х годов, развивавших идеи надувных конструкций, была калифорнийская группировка Ant Farm. Объявив окружающую их атмосферу неоправданно загрязненной, они «раздували» свои «пузыри» в разных городах США, превращая их в места для собраний и вечеринок, на которых, скажем так, звучала полулегальная музыка и высказывались довольно радикальные воззрения. Пытаясь донести свою философию до как можно большего числа людей, они даже выпустили — по аналогии с культовой «Поваренной книгой анархиста» (Thе Anarchist Cookbook) — «Поваренную книгу надувальщика» (Inflatacookbook). Руководствуясь инструкциями, поданными в виде наглядных иллюстраций, даже ребенок мог сделать себе убежище-пузырь с помощью одних только подручных средств. Однако все предлагаемые проекты Ant Farm были очевидно временными и «нежилыми».

Надувная архитектура

Надувная архитектура

Надувные конструкции, Ant Farm

А вот то, что продвигала группа Archigram во главе с Седриком Прайсом (он, между прочим, тоже был на том съезде в Штутгарте), уже ближе к жилью, хотя и жилью мобильному, для номада и путешественника. Например, Suitaloon (suit+balloon) — это костюм, который при необходимости, подобно парашюту или подушкам безопасности в автомобиле, «выпускает» из своих недр защитный пузырь-оболочку. Достаточного размера, чтобы внутри можно было с комфортом устроится на ночь. И даже чувствовать при этом «тепло друга», расположившегося в соседнем «пузыре».

По аналогичному принципу должен был работать и Cushicle (cushion+vehicle) с точно таким же говорящим названием: средство передвижения, надуваясь, становится жилой «капсулой» для ночевки.

Надувная архитектура

Suitaloon, Archigram

С утопической надувной архитектуры начинали, как ни странно, и Coop Himmelb(l)au. Их «пневматический жилой модуль» Villa Rosa — правда, так и оставшийся прототипом — в «сдутом» виде умещался в один компактный чемодан, трансформируясь в изящную композицию из 8 сфер, напоминающую космический корабль, внутри которой, помимо кровати, была система подачи звуков и запахов: «чтобы крепче спалось». Сами архитекторы сравнивали свой проект с облаком, на котором любой мог бы найти себе пристанище, — и, надо признать, что тема облака не оставляет их и сегодня, спустя столько лет: один из последних проектов — Музей хлеба в австрийском Астене — выглядит точно, как сгусток воздушных масс, вот только вместо легкой и податливой оболочки — листы металла.

Надувная архитектура

Надувная архитектура

Жилой модуль Villa Rosa, Coop Himmelb(l)au

 

Пройдя путь от шаров, надутых горячим воздухом, до быстровозводимых домов будущих колонизаторов Марса, надувная архитектура переживает очередную реинкарнацию.


Об этом читайте во второй части нашего материала.

 

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще