Новые ворота в современную архитектуру: как ЭКСПО изменила Милан

Несмотря на то, что большую часть павильонов на территории миланского выставочного центра Rho Pero уже благополучно разобрали, столица мировой моды успела претерпеть необратимые изменения. И превратилась в столицу современной архитектуры.

Новые ворота в современную архитектуру: как ЭКСПО изменила Милан

Милан всегда был одним из экономически наиболее развитых итальянских городов, и потоки туристов здесь не иссякали даже в периоды мировых кризисов. Сюда ехали за объектами лучших современных художников и дизайнеров, на невиданного размаха выставки, на фэшн-шоппинг, наконец. Вот только любители архитектуры, пожалуй, пресыщались слишком быстро: обойдя за полдня окрестности знаменитого собора, университета и заглянув в художественные галереи Бреры, приходилось поддаваться всеобщему безумию и погружаться с головой в бутики и магазины с работами современных дизайнеров мебели, одежды и украшений.

Все изменилось, когда Милан получил статус будущей столицы Всемирной выставки. Буквально за несколько лет типичный, хоть и крупный, итальянский город оброс таким количеством шедевров от современных архитектурных звезд, что впору завидовать не только Лондону и Берлину, но и Парижу с Нью-Йорком. «Решив играть с большими мальчиками и большими иностранными капиталами, Милан наконец стал городом Европы», — написала английская газета «Telegraph».

Progetto Porta Nuova

Progetto Porta Nuova

В отличие от той же Москвы, в Милане большая часть ворот, через которые некогда осуществлялся въезд в защищенный крепостной стеной город, сохранили свой исторический облик. Вместе с названиями — Porta Genova, Porta Romana, Porta Garibaldi. В XIX веке вблизи последних ворот, на площади Республики, располагался Центральный вокзал, и прилегающие районы Garibaldi, Varesine и Isola были рассечены путями, ведущими во все уголки Ломбардии. Однако спустя сотню лет Центральный вокзал возвели на его нынешнем месте, и в Varesine возникла промежуточная станция Porta Nuova. Но уже в 60-е ее функции перетянула на себя вновь построенная станция Porta Garibaldi, а в самом центре города образовалось фактически неиспользуемое «белое пятно», в начале 2000-х ставшее площадкой для крупнейшего в истории Милана проекта редевелопмента.

Progetto Porta Nuova

Участок общей площадью 34 гектара — настоящий лакомый кусочек: рядом станция железной дороги, четыре линии метро, до Дуомо — всего полтора километра неспешной прогулки вдоль легендарных торговых улиц и замка Сфорца. А оттуда уже рукой подать до Бреры. В то же время, район, фактически состоящий из трех частей — Porta Nuova Garibaldi, Porta Nuova Varesine и Porta Nuova Isola, — лежит на пути от центра Милана к выставочным территориям, а стало быть, во время Всемирной выставки был обречен на повышенное внимание.

Мастер-план новой Porta Nuova утвердили в 2004 году. Выступившая девелопером компания Hines столкнулась с обычными для подобных проектов проблемами. Первая — вписывание в новую среду существующих построек: наряду с уютными малоэтажными кварталами это были четыре высотные башни, построенные в конце 50-х. В том числе — башня Pirelli высотой 127 метров архитектора Джо Понти: в течение почти 40 лет, до 1995 года, она оставалась самым высоким зданием Италии.

Progetto Porta Nuova

Вторая проблема — включение такого большого и высокоплотного участка в городскую ткань: несмотря на развитую существующую инфраструктуру пришлось делать новые транспортные развязки, строить еще одну станцию метро. А главное — с помощью компании LAND Milano разработать ландшафтное решение, в результате которого 160 000 кв. м заняли пешеходные зоны и веломаршруты, органично связавшие новый район с центром города. Пользоваться каким-либо транспортом, кроме общественного (да и то «по праздникам»), отпала всякая необходимость. А с другой стороны, обширные парковые зоны привлекают сюда горожан со всех концов Милана, и пешеходную сеть с лестницами, мостами и лесными тропинками уже сравнили с нью-йоркским парком High Line на месте бывшим железнодорожных путей. И это, кстати, не единственный проект LAND Milano в столице Ломбардии — о том, как удалось превратить ее в самый зеленый город севера Италии, archspeech подробно рассказал в интервью руководитель бюро Андреас Кипар.

Progetto Porta Nuova. LAND Milano

Впрочем, не только парки так настойчиво манят в Porta Nuova местных жителей и туристов. Дело в том, что с 2009 по 2015 год здесь появилось порядка 25 новых зданий (плюс те, что были, реставрировали или реконструировали): они вместили в себя около 100 тыс. кв. м офисов, 35 тыс. кв. м торговых и гостиничных помещений, 14,5 тыс. кв. м культурных и выставочных пространств и 70 000 кв.м жилья. При этом почти каждое — творение какого-нибудь известного архитектора, достойное отдельного рассказа.

Progetto Porta Nuova. AECOM, Jan Gehl

Так, перейдя дорогу от вокзала Гарибальди и поднявшись по эскалаторам, попадаешь на площадь Гаэ Ауленти (Gae Aulenti), названную в честь одного из культовых итальянских архитекторов второй половины XX века. Парадный «вход» в новый район спроектировала компания AECOM при участии бюро Яна Гейла (Jan Gehl): площадь сформирована бассейном диаметром 60 метров, окружающей его скульптурной «бесконечной» скамьей из искусственного камня (наподобие той, что в парке Гуэль Антонио Гауди) и «колодцем» в центре с двумя подземными этажами парковки, куда вода ниспадает эффектным подсвечиваемым по ночам водопадом, мягко приглушая звук автомобильных двигателей. На период проведения ЭКСПО-2015 здесь же установили знаменитое «солнечное дерево» английского дизайнера Росса Лавгроува (Ross Lovegrove): «растущие» на нем панели солнечных батарей заставляют дерево светиться в темное время суток, а днем раскидистые «ветви» и «ствол» с уступами предоставляют защищенное от солнца место отдыха.

Progetto Porta Nuova. Cesar Pelli

Вход на площадь со стороны вокзала фланкирован двумя башнями Unicredit архитектора Цезаря Пелли (Cesar Pelli). Строительство обеих — высотой 35 и 22 этажа — было завершено в 2012 году, причем высота первой составляет 231 м, а без ставшего иконическим шпиля, который благодаря LED-подсветки меняет цвета, — 162 метра, и ее полностью занимают помещения крупнейшего банка Италии. Соседнюю же башню Unicredit делит с компанией LinkedIn. Благодаря криволинейным фасадам со сплошным остеклением, оба небоскреба как будто «обнимают» площадь с двух боков, а навес на уровне первого этажа с магазинами и кафе образует по ее периметру аналог «галереи», характерной для традиционной итальянской архитектуры.

Progetto Porta Nuova. Nicholas Grimshaw

Чуть в стороне — еще две стеклянные офисно-административные башни, на сей раз руководства провинции Ломбардия (Palazzo Lombardia). Их построили в 2010 году по проекту американских архитекторов Pei Cobb Freed & Partners, которые победили в международном открытом конкурсе. Впрочем, гораздо интереснее малоэтажный культурно-выставочный центр другого бюро — на сей раз английского под руководством Николаса Гримшоу (Nicholas Grimshaw). И хотя реализация в значительной степени отличается от концепции, более компактные размеры явно пошли хай-течному павильону на пользу — равно как и деревянные вертикальные ламели вместо бетонных.

Progetto Porta Nuova. Nicholas Grimshaw

Не менее впечатляет офисно-выставочный центр с другой стороны площади — пятиэтажное вытянутое S-образное здание White Wave («белая волна») авторства Piuarch. По отношению к площади «волна» раскрывается «лицом» — сплошным остеклением, прерываемым лишь белой бетонной лентой, выделяющей 30-метровой высоты первый этаж. «Задняя» же часть закрыта фасадом из реек, отчасти перекликающимся с павильоном Гримшоу. Однако расстояние между рейками настолько мало, что дискретность закрытых фасадов становится очевидной лишь по вечерам, когда внутри зажигают свет.

Progetto Porta Nuova. White Wave от Piuarch

От площади Гаэ Ауленти пешеходные дорожки расходятся во все стороны. Отчетливо видны очертания харизматичной «граненой» офисной башни Diamantini (архитекторы Kohn Pederson Fox) и жилые небоскребы Solaria (авторы Arquitectonica) и Solea (Caputo Partnership) в районе Varesine. Однако ноги будто сами несут в сторону Porta Nuova Isola и Via de Castillia — туда, где зеленеют два «дома-леса» комплекса Bosco Verticale архитектора Стефано Боэри (Stephano Boeri).

Progetto Porta Nuova. Arquitectonica

О необычном проекте высотных башен с апартаментами, фасады которых превращены в террасы с высаженными на них деревьями и кустарниками, мы уже неоднократно писали (последний раз). Растения более чем 1000 видов подобраны так, чтобы менять окрас в течение года, и их количества действительно хватило бы на небольшой лесок. Таким образом, окружающие башни сады как будто «переползают» на фасады, превращая здания в неотъемлемую часть ландшафта.

Progetto Porta Nuova. Stephano Boeri

Примечательно, что комплекс Стефано Боэри зелен не только снаружи: использование возобновляемых источников энергии, фотоэлементов, высокоэффективной изоляции, биоразлагаемых и не загрязняющих воздух стройматериалов, коллекторов дождевой воды для последующего полива растений — все это позволило сертифицировать оба дома по системе LEED.

Progetto Porta Nuova. Stephano BoeriProgetto Porta Nuova. Stephano Boeri

Впрочем, еще более «продвинут» в экологическом смысле соседний дом — офисный центр Piramide архитектора Уильяма Макдонаха (William McDonough). Он стал одним из основателей системы сертификации cradle-to-cradle — архитектуры, которая делает людей счастливее (о чем мы недавно тоже писали). На сей раз счастливчиками стали сотрудники компаний Google и Pandora — именно их штаб-квартиры заняли здание Макдонаха с энергоэффективными стеклами и озелененными балконами. Правда, вопреки названию, оно выполнено скорее в форме ступенчатого зиккурата, нежели пирамиды.

Progetto Porta Nuova. William McDonough

Впрочем, наряду с отдельными интереснейшими идеями и проектами, «новые ворота» Милана (дословный перевод «porta nuova») иллюстрируют простую, но очень важную мысль: именно ландшафтные находки и решения общественных пространств способны увязать модернизм XX века и хай-тек XXI-го, увитые плющом виллы — и высотки с интегрированными в фасады самополивающимися деревьями, богатую историю города — и его не менее перспективное будущее.

City Life Fiera Milano

City Life Fiera Milano

Вероятно, не перенеси Милан свой международный выставочный центр за пределы города, в новый комплекс Rho Pero авторства Массимилиано Фуксаса (Massimiliano Fuksas), у города было бы мало шансов стать столицей ЭКСПО. Однако в 2005 году это благополучно произошло, а территория размеров 37 гектар всего в нескольких станциях к северо-западу от Дуомо оказалась временно выключенной из активной городской жизни.

Однако уже спустя два года здесь начались строительные работы: международный тендер на редевелопмент участка выиграла компания Generali Group с проектом CityLife. Авторами архитектурных концепций отдельных комплексов в нем выступали ни много, ни мало Заха Хадид (Zaha Hadid), Даниэль Либескинд (Daniel Libeskind) и Арата Исодзаки (Arata Isozaki), а ландшафтный дизайн парка, который займет больше половины территории (что для подобного проекта весьма нетипично и великодушно), разрабатывает бюро Gustafson+Porter.

City Life Fiera Milano

Таким образом, «городская жизнь» в Милане с точки зрения Generali Group — это беспрецедентное количество зелени (170 тыс. кв. м), резиденции класса люкс от звездных архитекторов (1300 апартаментов общей площадью 164 тыс. кв. м) и три высотных доминанты — офисных башни с ресторанами и торговыми центрами. На момент открытия всемирной выставки благополучно завершилось строительство двух очередей парка, первой башни Allianz, всех семи зданий комплекса Хадид и пяти башен из восьми — Либескинда.

City Life Fiera Milano. Заха Хадид

Семь домов Захи переменной высоты от 5 до 13 этажей образуют на участке извилистую петлю, обрамляя зеленые пространства по периметру и большой центральный внутренний двор. Формы каждого здания мягко сглажены, и даже резко острые углы скруглены, чтобы очертания фасадов, в которых стеклофибробетон перемежается деревянной отделкой, словно бы повторяли ландшафтный рельеф. В балконах, лентами опоясывающих здания, встречаются стеклянные вставки, а окна и вовсе имеют произвольные размеры и формы. По словам проектировщиков, причина в том, что большое внимание уделялось ориентации квартир по сторонам света и обеспечению жильцов наилучшими видами на город и парк.

City Life Fiera Milano. Заха ХадидCity Life Fiera Milano. Заха Хадид

Либескинд, в отличие от Захи, остался верен своей прямолинейности и углы не сглаживал, а наоборот — заострял. В плане несколько корпусов тоже формируют внутренний двор, однако, опять же в противовес текучести форм Хадид, дома не обтекают, а обступают его грядой местами весьма острых «скал».

City Life Fiera Milano. Даниэль Либескинд

Дерево, которое, по мнению обоих архитекторов, должно помочь вписать современную архитектуру в исторический контекст, Даниэль Либескинд опять-таки использует иначе. Вместо сплошных вставок в фасадную кладку — реечные обрамления для балконов, связанные в вертикальные асимметричные композиции, которые подчеркивают граненые м вытянутые вверх формы зданий. Эти рейки по совместительству работают как жалюзи, отсекая лишнюю часть солнечного света.

City Life Fiera Milano. Даниэль ЛибескиндCity Life Fiera Milano. Даниэль ЛибескиндCity Life Fiera Milano. Даниэль Либескинд

Способ подчеркнуть динамичную вертикаль своей постройки искал и японский архитектор Арата Исодзаки. Башня Il Dritto, ставшая штаб-квартирой банка Allianz, объективно высока — 50 этажей и 247 метров вместе с антенной. Однако принцип модульности, позволяющий (теоретически) построить «бесконечную» башню, и особая форма этих модулей, визуально делающая их профиль тоньше, многократно усиливают эффект ошеломляющей высоты.

City Life Fiera Milano. Арата Исодзаки

Каждый модуль размером 24×61,5 м вместил в себя шесть офисных этажей. На слегка криволинейном остеклении из триплекса сделано дробное вертикальное членение — и это еще одна маленькая хитрость архитектора: кажется, будто фасады вибрируют, отчего башня еще сильнее «тянется» вверх, напоминая о «бесконечной колонне» Константина Бранкузи, которую тот установил в румынском парке Таргу-Цзю 80 лет назад. «Должно же что-то подпирать небесный свод», — прокомментировал тогда скульптор свою работу. Японцу Исодзаки великая миссия «опоры Небес» тоже явно близка. А опору-башню, в свою очередь, подпирают еще две колонны — изящные и золоченые, прямо как у Бранкузи. Врезаясь в башню на уровне второго модуля, они словно устремляются ввысь вместе с ней.

Недаром Allianz Tower стала самым высоким небоскребом Италии, обогнав вышеупомянутую башню Unicredit в райне Porta Nuova.

City Life Fiera Milano. Арата ИсодзакиCity Life Fiera Milano. Арата Исодзаки

В продолжении материала мы расскажем о новых музеях и выставочных центрах, которым теперь в Милане можно посвятить несколько дней.

Фото © CityLife, Alessandro Chemollo, Paolo Rosselli, Robb Williamson, livegreenblog.com, domusweb.it, LAND Milano

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще