Невидимая архитектура: музеи уходят под землю, чтобы не мешать вашим эмоциям

В музейной архитектуре наметился новый тренд. За последнее время в Европе появился целый ряд «невидимых» комплексов, которые спрятаны под землю. 

Невидимая архитектура: музеи уходят под землю, чтобы не мешать вашим эмоциям

До посетителей мемориальных комплексов, посвященных Второй Мировой войне, не так-то просто достучаться через архитектуру. В 2001 году в Берлине появился новый корпус Еврейского музея, и Даниэль Либескинд умышленно сделал его таким, чтобы у случайного прохожего не оставалось шансов пройти мимо. Во внутреннем пространстве также были задействованы очень сильные приемы: перепады высот, наклонные полы, работа с перспективой. Все это создает у посетителя ощущение, что он чисто физически не может отстраниться от экспозиции.

Даниэль Либескинд. Новый корпус Еврейского музея в Берлине. 2001
Даниэль Либескинд. Новый корпус Еврейского музея в Берлине. 2001

Нельзя сказать, что архитектура, использующая активный контроль, со временем потерпела крах. Но в случае музеями, в том числе военными, явно наметилась тенденция к более деликатным пространствам, которые не шокируют зрителя, а создают почву для интимных переживаний и по возможности не вмешиваются в эмоции.

Яркий тому пример — датский музей «Тирпиц», созданный по проекту бюро Бьярке Ингельса BIG. Новый комплекс включает в себя нацистский бункер — самый большой из построенных Вермахтом. Сооружение появилось в 1944 году как звено оборонительного плана «Атлантическая стена». После окончания боевых действий бункер долгое время стоял заброшенным, пока не превратился в часть музея Второй мировой войны.

Важно подчеркнуть, что бункер стал именно элементом нового комплекса, а не единственной постройкой на его территории. Рядом с ними теперь располагаются четыре галереи, «замаскированные» в песчаном ландшафте Западно-Ютландского побережья. Здания расположены очень тесно друг к другу — их разъединяют лишь узкие бетонные коридоры, образующие крест. От чувства клаустрофобии публику спасает просторный внутренний двор и сплошное остекление: сквозь эти окна видно, что происходит внутри галерей.

В крестообразном плане не стоит искать некий сакральный смысл. Объясняя, почему BIG выбрали именно такую структуру, Ингельс приводит неожиданное сравнение: «Представьте, что у вас есть горячая картошка. Когда вы сжимаете ее, она становится мягкой изнутри. Это в значительной степени отражает, что происходит здесь, только с культурой и природой».

Несмотря на ненавязчивость архитектуры, контраст здесь все-таки присутствует. Он создается за счет сочетания двух пространств: здание BIG, легкое и гостеприимное, выступает как антитеза мрачного наследия военных лет. В отличие от бункера, оно не нарушает целостность ландшафта, а становится его естественным продолжением.

К бункеру ведет лишь один из четырех путей, причем из внутреннего двора его видно только под определенным углом. Таким образом архитектура предоставляет посетителю выбор: он может ознакомиться с материальным свидетельством войны, а может пройти мимо. Видеоэкскурсия по музею

Подземные здания — достаточно гибкий вид архитектуры, и они могут использоваться как в мемориальных комплексах, так и в других видах музеев. Показываем это на пяти примерах.

Мемориальный музей в Ривесальте

Rudy Ricciotti + Passelac & Roques, Франция

Новый блок мемориального комплекса имеет простую прямоугольную форму и утоплен в окружающем ландшафте. Со всех сторон его обступают руины лагеря, куда во Вторую мировую войну свозили интернированных цыган. На фасаде нет ни одного окна — наружу можно смотреть только через люки в потолке и три патио. Посетитель оказывается как бы вдвойне запертым: сначала в углублении в почве, а потом в глухой коробке здания.

Крыша корпуса чуть виднеется над землей — ее уровень прослеживается по красной линии, которой очерчена нижняя часть бараков. Так же, как и в случае с бункером в Дании, новая постройка создает связь с настоящим, но не заслоняет прошлое и «смягчает удар» от материального свидетельства недавней трагедии.

В 2017 году мемориальный комплекс вошел в шорт-лист премии Мис ван дер Роэ.

Музей «Куликово поле»

ПНКБ «Архитектура и культурная политика», Россия

Музей одного поля — в буквальном смысле этого слова. Чтобы подчеркнуть значимость места, авторы создали искусственный холм и «спрятали» в него два музейных корпуса. Здания хоть и являются кульминационной точкой, но все же уступают место окружающему пейзажу. За счет этого зритель практически беспрепятственно может воссоздать в воображении Куликовскую битву. О других приемах, использованных в музее для погружения в историю, мы писали в материале «Как архитектура нагнетает эмоции».

Арт-галерея Château La Coste

Renzo Piano Workshop, Италия

Подземные комплексы проектируют не только для военных мемориалов. ⅔ этого здания, стоящего среди виноградников, занимает музей фотографии и скульптуры. Остальное пространство отведено под хранение вина. Музей-хранилище построили в углублении рельефа — единственном участке земли, где не растет виноград. Крыша здесь выступает как самостоятельный арт-объект, связующий воедино ландшафт и здание: она находится как раз на уровне растений, и ее рельеф рифмуется с рядами виноградной лозы.

Музей наскальной живописи

Snøhetta, Франция

Еще один пример из Франции — почти врытый музей, дающий прочную ассоциацию с пещерой. Внутри находятся реплики наскальных произведений, самое древнее из которых относится к пятнадцатому тысячелетию до нашей эры. Перед архитекторами стояла достаточно сложная задача: современное здание не должно было нивелировать связь с древней живописью. И именно за счет имитации пещерного ландшафта этого удалось избежать.

Музей искусств Титю 

Тадао Андо, Япония

Выдающийся, хоть и не западный пример подземной архитектуры: музей современного искусства в Наосиме, спроектированный Тадао Андо. Люки, как бы впаянные в холм, подчеркивают, что природное пространство подчинено новой логике. Однако природа и архитектура не вступают в конфликт: не случайно название этого комплекса дословно переводится как «Музей искусств в земле» (Chichu Bijutsukan). Большая часть здания спрятана в холме и не нарушает естественных линий пейзажа. В этом проявляется традиционная для Японии философия невмешательства в окружающий мир.

Не менее интересный пример подземной архитектуры Андо — сооружение, врытое в холм, в котором стоит гигантская статуя Будды. Мы писали о нем в материале «Сила пути в архитектуре».  

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще