Наследие: методы сохранения через развитие

Борис Бернаскони о «Гиперкубе», проекте «Памятник месту» и Мавзолее в Зарядье.

Наследие: методы сохранения через развитие

О цели архитектуры

На мой взгляд, архитектура вообще не предназначена ни для чего, кроме как создания площадки для коммуникации человека с окружающим миром. Ее главная задача это интерфейс, создание перспективы и горизонта для пользователя.

О современной архитектуре

Многие современные архитекторы делают архитектурные скульптуры для вечности — своего рода новый Рим. Их скульптуры разрушаются, вместе с ними стареют, но умирают всё равно раньше.

Памятник месту

«Памятник месту», концептуальный проект городского павильона бюро BERNASKONI. Россия, Москва, Лубянская площадь

О проекте «Памятник месту»

Идея очень проста, есть важные места в городе, где необходимо зафиксировать место памяти. Для этого делается капсульный музей. Один из таких музеев мы сделали для Лубянки. Это сетевой проект для развитых стран, где тема памяти сейчас очень актуальна, в связи с развивающейся экономикой и замещением старых ценностей и традиций на новые. Как следствие, историческая ткань города истончается и все меньше людей помнят о том, что было.

О структуре «Гиперкуба»

У «Гиперкуба» стабилен только скелет, бетонный каркас. Всё остальное — меняющаяся оболочка. У него даже сейчас нет определенного образа. У «Гиперкуба» есть один нюанс: почему в среде архитекторов и критиков его не восприняли? По очень простой причине: у него нет четкого образа. Это и была основная задача проекта, он абсолютно нейтрален и подстраивается под окружающую среду и задачи.

Гиперкуб

«Гиперкуб», первое здание инновационного центра Сколково, спроектировано бюро BERNASKONI. Россия, Сколково

О программном коде «Гиперкуба»

Что может стать предметом охраны в «Гиперкубе»? Фасад меняется, интерьер меняется, эстетика меняется, функция меняется. Кроме бетона меняется практически всё. Предметом охраны окажется программный код, который будет написан в виде формулы, описывающий это сооружение.

О проекте музея вокруг памятника Петру I

Речь идет о перекодировке этого символа для Москвы. Останется агрессивность, как главная характеристика этого памятника на стрелке острова, но эстетику мы трансформируем в новую, современную, не противоречащую текстуре города. Более того, хотелось бы этот проект продолжить: появились уже новые технологии фасада, которые могут сделать музей полностью невидимым. И вообще, мне кажется, Виноградов и Дубосарский на фоне чугуна и бронзы могли бы очень хорошо выглядеть. Повесить вот так: сзади бронза, а тут Виноградов и Дубосарский висят. Отличный «бэкграунд».

О Красной площади

Я предлагаю вернуть Красной площади ее дореволюционный вид и, что важнее, общественную функцию. Речь идет не только о мавзолее, речь идет о кладбище у стены. Необходимо перекодировать это место с идеологической и культурной точки зрения. На мой взгляд, политические могилы нужно перенести на кладбище, а Мавзолей — в Зарядье.

Музей Церетели

Музей Церетели, концептуальный проект бюро BERNASKONI

О колесе обозрения в Зарядье

Колесо обозрения тоже может быть отличным аттракционом для привлечения финансовых потоков. Колесо обозрения в Лондоне окупилось года за два, оно окупается быстрее, чем клуб с наркотиками и проститутками. Весь парк мог бы жить только за счет колеса и Мавзолея.

Полное интервью, подготовленное студенткой Института «Стрелка» Валерией Табаковой, читайте на сайте Future Urbanism.

Изображения © бюро BERNASKONI

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще