Музей-элеватор в ЮАР: почему все в восторге от новой работы Хизервика

Заброшенный элеватор в Кейптауне превратился в Zeitz MOCAA — крупнейший в мире музей современного африканского искусства. Он открылся совсем недавно — 22 сентября — но уже получил множество хвалебных отзывов. 

Музей-элеватор в ЮАР: почему все в восторге от новой работы Хизервика

Обновление велось силами Heatherwick Studio. Руководителя бюро, Томаса Хизервика, в этом году постигли сразу две неудачи: заказчики отказались от его «Садового моста» в Лондоне и парка Pier 55 в Нью-Йорке. Но после завершение Zeitz MOCAA ему воздалось сполна.

Здание начали хвалить еще на стадии реализации, а после открытия о нем рассказали не только в профильной прессе, но и на сайтах ведущих новостных СМИ. Мы разобрались, почему этот проект пришелся по нраву всем — и коллегам Хизервика, и критикам, и горожанам.

Сердце здания: атриум


Zeitz MOCAA — это тот случай, когда главным в музее стал не один из выставочных залов (которых в общей сложности 80), а предваряющий их атриум.

Zeitz MOCAA

В этом помещении проявилось специфическое отношение к структуре здания. Когда речь идет о таком большом и специфическом строении, как элеватор, велик соблазн снести все внутренние перекрытия и сделать абсолютно новое пространство. Но Хизервик убедил не идти по легкому пути и сохранил часть силосов — массивных бетонных труб, из которых состоит элеватор.

Силосы разрезаны так, чтобы получилось огромное эллипсовидное пространство, которое и стало атриумом. Над посетителями на высоте 27 метров нависают рассеченные бетонные трубы, перекрытые стеклянным потолком из триплекса, откуда льется дневной свет. Это создает особую торжественность — сам Хизервик называет помещение атриума «сводчатым собором».

Больше схем, чертежей и строительного процесса на сайте бюро


Многогранные окна


Помимо 6000 м² выставочного пространства, в старом элеваторе находятся библиотека, книжный магазин, ресторан и небольшой отель The Silo на 28 номеров. Он занимает 6 верхних этажей элеваторного корпуса и примечателен своими окнами-фонарями от пола до потолка.

Выпуклые стеклянные конструкции выгодно контрастируют с остальным зданием. В них чувствуется штучность исполнения, что особенно хорошо видно на фоне брутальной бетонной поверхности. А граненые формы окон делают их похожими на драгоценности в грубой оправе. Вечером, когда из них льется яркий электрический свет, здание превращается в маяк — как и многие элеваторы по всему миру, оно стоит на набережной.

Окна влияют на восприятие не только тех, кто смотрит на здание снаружи, но и на посетителей внутри. Вот как принцип объясняет Хизервик: «Они работают как диско-шары, когда вы смотрите на них, то видите в одной из граней свое отражение, в другой — Столовую гору (одна из главных достопримечательностей Кейптауна — прим.ред.), в третьей — остров Роббен и т.д.».

Дань прошлому


На протяжении XX века элеватор играл большое значение для городской и экономической жизни Кейптауна. Он был построен в 1924 году и до сих пор сохраняет статус одного из самых высоких зданий к югу от Сахары. Вплоть до 2001 года, когда зернохранилище перестали использовать по прямому назначению, оно было важной частью международной торговли: если в гавань Кейптауна заходили корабли с зерном, они везли груз именно сюда.

При реведевелопменте былую значимость и функцию элеватора постарались подчеркнуть. В его внешнем облике мало что изменилось, если не считать окон на верхних этажах. По той же причине сохранили трубчатую структуру. Правда, лишь ее часть — куратор считал смехотворной идею об выставках, проходящих прямо в силосах. Этот подход проявился не только в глобальных архитектурных решениях, но и мелочах: например, бар, примыкающий к отелю, назвали Willaston — по названию первого корабля, который отправился от элеватора в 1924 году.

«Создание музея напоминало археологию: мы будто участвовали в раскопках, стараясь не разрушить суть пространства»


Томас Хизервик

Хороший пример другим


В громоздких бетонных зернохранилищах больше нет нужды — их все чаще делают из алюминия, так как это дешевле и быстрее. Из-за этого на территории постсоветского пространства стоят сотни заброшенных элеваторов. Точно так же, как и зернохранилище в Кейптауне, многие из них находятся поблизости от воды и в черте крупных городов. Возможно, южноафриканский урок станет наукой для архитекторов и застройщиков — и через несколько лет появятся другие пространства, похожие на Zeitz MOCAA.

Силосы, которые ждут своего Хизервика

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще