12 железных аргументов за фасады из меди

От Древнего Египта и Константинополя до современной Европы, Америки и России: медная лихорадка охватила нашу цивилизацию всерьез и надолго. И чем дальше — тем больше этот металл и его сплавы укрепляют свои позиции в окружающем мире: прежде всего — в архитектурных конструкциях.

Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects

Место: Шеффилд, Великобритания

Общая площадь: 7000 кв. м

Год: 2009-2013

Бюджет: 14,5 млн. фунтов стерлингов

Фасады: остекление+листовая латунь (сплав меди, цинка и олова)

1 из 52
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects

Здание в английском городке Шеффилд определенно стоит добавить к списку рынков, которые вас удивят

2 из 52
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects

Если в успевшем стать культовым Markthal в Роттердаме все строится вокруг алюминиевых панелей с гигантским художественным панно, то здесь главной героиней стала медь.

3 из 52
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Теплый золотистый оттенок металла благодаря специальным компонентам сплава сохранится надолго.
4 из 52
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects
Интересно, что использование латуни в данном случае позволило уложиться в относительно скромный для подобного сооружения бюджет и сжатые сроки строительства с мая 2012-го по ноябрь 2013-го.
5 из 52
Паромный причал/Marge Arkitekter
Паромный причал/Marge Arkitekter

Место: Стокгольм, Швеция

Год: 2013

Фасадная облицовка: «обожженная» латунь

6 из 52
Паромный причал/Marge Arkitekter
Паромный причал/Marge Arkitekter
Установку нескольких типовых причалов приурочили к открытию нового водного прогулочного маршрута вдоль центральной городской набережной и Королевского дворца.
7 из 52
Паромный причал/Marge Arkitekter
Паромный причал/Marge Arkitekter
Темного оттенка латунных панелей и эффекта ручной обработки каждой из них добились за счет применения сразу нескольких техник в произвольном порядке.
8 из 52
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci

Место: Зори, Польша

Общая площадь здания: 642 кв. м

Площадь участка: 5271 кв. м

Год: 2015

Фасады: классическая медь

9 из 52
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Первоначальная задача была связана с выставочным павильоном, посвященным истории города Зори. Но так как сам город был построен на месте специально выжженного леса, и до сих пор здесь каждое лето проходит фестиваль огня, то архитекторы мудрить не стали – и спроектировали здание в виде язычков пламени.
10 из 52
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Нестандартная форма участка, определившая конфигурацию трех крыльев- «язычков», как оказалось, сыграла только на руку: «пламя» получилось более естественным.
11 из 52
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Медь, переливающаяся на солнце и «полыхающая» в ночи в лучах продуманной подсветки, – для передачи образа огня сложно было бы подобрать что-то более подходящее.
12 из 52
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
И это как раз тот случай, когда натуральный вид меди «законсервировали» фторполимерным покрытием, придав поверхности больше глянца и значительно отодвинув начало окисления.
13 из 52
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Музей Огня/OVO Grabczewscy Architekci
Этот «огонь» должен «пламенеть» как можно дольше.
14 из 52
Шекспировский театр/Renato Rizzi
Шекспировский театр/Renato Rizzi

Место: Гданьск, Польша

Год: 2014

Кровля: препатинированная медь 

15 из 52
Шекспировский театр/Renato Rizzi
Шекспировский театр/Renato Rizzi
Первый театр в Польше после 1989 года, построенный с нуля. Уникальная черта – раздвижная крровлю, состоящая из двух частей размером 10,5х21 м каждая. Он будто бы помещен в драгоценную шкатулку с крышкой.
16 из 52
Шекспировский театр/Renato Rizzi
Шекспировский театр/Renato Rizzi
Обе части «крышки» покрыты зеленой медью – панелями, заранее окисленными на производстве. С обратной стороны встроены датчики ветра: почуяв неладное, те заставят крышу опустится.
17 из 52
Консерватория им. Клода Дебюсси/Basalt Architecture architectes
Консерватория им. Клода Дебюсси/Basalt Architecture architectes

Место: 17-й округ, Париж, Франция

Год: 2013

Фасады: классическая медь с перфорацией

18 из 52
Консерватория им. Клода Дебюсси/Basalt Architecture architectes
Консерватория им. Клода Дебюсси/Basalt Architecture architectes
Архитекторы проектировали здание муниципальной консерватории «изнутри наружу», руководствуясь прежде всего потребностями учреждения. Поэтому со стороны фасада «очаги» остекления, сделанные для танцевальных студия, кажутся хаотичными.
19 из 52
Консерватория им. Клода Дебюсси/Basalt Architecture architectes
Консерватория им. Клода Дебюсси/Basalt Architecture architectes
Соблюсти баланс помог правильный выбор отделки. Медь отлично вписалась в эклектичную эстетику 17-го округа, в котором встречаются здания сразу нескольких характерных «парижских стилей». В то же время, перфорированные ставни на окнах нивелировали специфическую логику расположения окон и динамично «оживили» фасад.
20 из 52
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)

Место: Нью-Йорк, США

Общая площадь: 35 000 кв. м

Год: 2013

Бюджет: 350 млн. долларов 

21 из 52
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM) Новое многофункциональное здание – «сердце» университетского кампуса Новой школы – расположилось на пересечении 4-й и 15-й Авеню нью-йоркского Манхэттена.
22 из 52
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM) Больше половины нижних площадей занимают учебные помещения, библиотека, кафе и места для отдыха, а верхняя часть здания – это общежитие на 600 человек.
23 из 52
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Школа-башня, почти сплошь облицованная фасадной медью, будто украшена праздничной лентой окон наискосок, на которую так и просится надпись «Выпускник года».
24 из 52
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Поверхность стены по краям ленты слегка вздыблена, а сама прозрачная лента вскрывает вид на лестницы, конфигурация которых и обусловила сам факт своего появления и форму «ленты».
25 из 52
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Университетский центр Новой Школы/Skidmore, Owen and Merrill (SOM)
Всего таких «лент» в университетском здании три, причем изнутри пространство вокруг каждой выкрашено в своей цвет: желтый, красный и зеленый. Постройка получила золотой сертификат LEED.
26 из 52
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten

Место: Грац, Австрия

Общий строительный объем: 24 000 куб. м

Год: 2013

Фасады: классическая медь

27 из 52
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
Построенный для размещения нескольких спортивных секций и нужд соседней средней школы, новый спортивный зал по своим параметрам подходит и для проведения международных соревнований по игре в мяч.
28 из 52
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
Оболочка из перфорированных медных панелей, изредка прерываемая рядами остекления, наброшена на четырехэтажное здание, как полупрозрачная вуаль, через которую вечером проглядывает еще больше окон.
29 из 52
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
Спортивный зал St. Martin/Dietger Wissounig Architekten
На контрасте с огненно-ярким экстерьером, интерьер спортивного зала – это светлые оттенки и большое количество деревянной отделки.
30 из 52
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects

Место: Дестельберген, Бельгия

Год: 2013

Фасадная отделка: классическая медь

31 из 52
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
Дом был построен для одной семьи. На участке все еще сохранилась часть стены, оставшаяся от замка, разрушенного во Вторую мировую войну.
32 из 52
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
Чтобы открыть из дома самые живописные виды, в вытянутом объеме сделали треугольные «вырезы» и полностью их застеклили. Остальные фасады (за исключением двух торцов) и крышные скаты покрыли медью натурального рыжего оттенка.
33 из 52
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
Частный дом VDV/GRAUX & BAEYENS architects
В 2015 году этот проект стал победителем по выбору пользователей в премии Copper Concept Award.
34 из 52
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+

Место: Лондон, Великобритания

Год: 2015

Фасады: латунь

35 из 52
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Комплекс с офисными помещениями на первых этажах включил в себя 24 отдельных квартиры, 8 апартаментов для социальных нужд и еще 8 – для совместной аренды.
36 из 52
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
У здания, выстроенного на бывшей промышленной территории, замысловатый многослойный фасад. Один слой – это блестящая медь, второй – «зеленый каркас» из плюща и посадок на эксплуатируемой кровле, и третий – конструкции из габионов со стороны внутреннего двора.
37 из 52
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Здесь блеск меди уходит на второй план, а на первом – черненые доски и галька в сетчатых футлярах. Со временем камни закроет собой плющ, а медь потемнеет в сторону дерева.
38 из 52
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
Офисный центр с апартаментами Ronann/pH+
То же самое произойдет снаружи: каркас из настоящей зелени сольется с позеленевшей медной «шкурой».
39 из 52
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S

Место: Хернинг, Дания

Год: 2014

Фасадная облицовка: «медь под золото»

40 из 52
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Шоурумы компании, выпускающей одну из лучших – и самых дорогих – продукций категории аудио-видео, всегда отличались визуально яркими образами в оформлении. Здание в датском городе Хернинг само напоминает что-то из их продукции – скажем, колонку или док-станцию.
41 из 52
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Фасад в рамках этого образа – как динамик с перфорированным и «проводящим звук» покрытием.
42 из 52
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Шоурум Bang&Olufsen/Lars Sternberg, Arkitec A/S
Перфорация на золотистой меди особенно хороша в ночи, когда каждая точка причудливого рисунка заполняется светом.
43 из 52
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Частная вилла/STUDIO MISHIN

Место: Лас Брисас, Майорка, Испания

Год: 2013

Фасадная облицовка: классическая медь

44 из 52
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Этот удивительный дом для частного заказчика спроектировали архитекторы из Санкт-Петербурга: Сергей Мишин, Катя Ларина, Данияр Юсупов и Наталья Наседкина.
45 из 52
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Самый выдающийся его элемент – это ажурная лестница из медных панелей, конструкцию которой рассчитали инженеры ARUP.
46 из 52
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Впрочем, медь присутствует и во внешнем оформлении дома: медные резные решетки используются как перголы для растений и элементы забора.
47 из 52
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Частная вилла/STUDIO MISHIN
Некоторые торцевые стены и заграждения облицованы сплошными листами меди. Красноватый оттенок металла и светлая «седина» деревянных досок заставляют постройку, сложенную из местного камня, тут же выделяться на общем фоне.
48 из 52
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner

Место: Литцендорф, Германия

Год: 2014

Облицовка крыши и стен: панели из сетки из сплава золота и меди

49 из 52
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Особая категория медных материалов – сетчатые панели на основе медной проволоки. Если панели изготавливаются под конкретный проект, то и рисунок плетения проволоки можно подбирать индивидуально.
50 из 52
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Сетчатые панели в данном случае – не основной, а экстрафасад. По словам строителей, их установка сродни наклеиванию обоев на имеющуюся основу: так же тщательно приходится следить за рисунком и кривизной расположения полотен.
51 из 52
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Библиотека/H2M Architekten+Stadtplaner
Еще одна особенность этой библиотеки – единый финиш стен и крыши. Одно плавно переходит в другое, и в результате здание выглядит как ограненный кристалл, который, как драгоценную игрушку, хочется вертеть в руках и разглядывать со всех сторон. И сетка, несомненно, лишь усиливает интригу.
52 из 52
1 / 52

Увеличить
Городской рынок Moor Market/Leslie Jones Architects

Место: Шеффилд, Великобритания

Общая площадь: 7000 кв. м

Год: 2009-2013

Бюджет: 14,5 млн. фунтов стерлингов

Фасады: остекление+листовая латунь (сплав меди, цинка и олова)

12 железных аргументов за фасады из меди

Из истории вопроса


Наступив сразу за Каменным 8 тысяч лет назад, Медный век, кажется, с тех пор так и продолжается. Даже медные крыши, используемые римлянами еще в I веке до н.э., никуда не делись, а считаются до сих пор чуть не самым долговечным — а в долгосрочной перспективе еще и экономичным — материалом для покрытия кровель. Собственно, римляне нам это и продемонстрировали: перекрытия построенных ими домов и церквей изнашивались раньше, чем медная черепица, — та могла бы прослужить не одно столетие.

Листами меди облицовывали и другие поверхности — в частности, двери храмов в Древнем Египте и Константинополе, причем в последнем эти двери, и сегодня сохранившиеся в храме Айя-Софья, были покрыты искусными резными орнаментами: наши предки быстро смекнули, насколько медь податлива и легка в обработке.

Национальный центр наук и технологий NEMO в АмстердамеНациональный центр наук и технологий NEMO в Амстердаме, арх. Ренцо Пьяно (Renzo Piano), 1997

Университет Мишеля Монтеня в БордоУниверситет Мишеля Монтеня в Бордо, арх. Массимилиано Фуксас (Fuksas), 1999

Если же говорить об архитектуре XX и XXI века, то практически каждый известный зодчий так или иначе с медью экспериментировал: ее уважали Фрэнк Ллойд Райт и Ренцо Пьяно, покрывший патинированной медью Национальный центр наук и технологий NEMO в Амстердаме (1997); Массимилиано Фуксас использовал тот же вариант отделки для университета Мишеля Монтеня в Бордо (1999) и, кстати, планировал сделать медные фасады в центре Политехнического музея и МГУ, — в конкурсном предложении, занявшем в 2013 году первое место, которое, кстати, сам Фуксас назвал «своим самым красивым проектом». И совершенно фантастически смотрятся перфорированные панели художественного Музея де Янга в Сан-Франциско, благополучно построенные по проекту швейцарского дуэта Herzog&de Meuron в 2005 году: в отличие от Пьяно и Фуксаса, медь на его фасадах не патинирована заранее, но зеленеет постепенно, под воздействием солнца, ветров и осадков, неминуемо сливаясь со своим окружением.

Уже по этим нескольким примерам очевидно, какой разной может быть медь в архитектуре. Но прежде чем перейти к чисто декоративным аспектам, затронем важные физические характеристики — и все сплошь преимущества.

Музей де Янга в Сан-Франциско

Музей де Янга в Сан-ФранцискоМузей де Янга в Сан-Франциско, арх. Herzog&de Meuron (2005)

12 подвигов меди


1. Сопротивление коррозии


Как ни парадоксально, чем толще слой покрывающей медь патины (ее зеленый цвет хорошо знаком нам по памятникам из бронзы — сплава меди и олова), тем более стойкой она становится к атмосферным воздействиям. Зеленые налет образует на поверхности металла нечто вроде защитной «брони». За 200 лет образовавшийся на меди слой коррозии может быть толщиной максимум 0,4 мм! А еще, в отличие от других металлов, медь не подвержена коррозии изнутри. Именно поэтому крыши с медной черепицей зеленеют, но годами не разгерметизируются.

2. Долговечность


Благодаря вышеупомянутой естественной защите срок службы, к примеру, кровель из меди составляет 700-1000 лет.

3. Неподверженность воздействию перепадов температур


Ни тепло, ни холод практически не сказываются на геометрии элементов из меди: расширение этого металла при нагреве на 40% меньше, чем у цинка и свинца. А высокая температура плавления (свыше 1000°С) гарантирует, что медный лист даже в аномальную жару не изогнется незапланированным образом или, наоборот, не распрямится, как это происходит с некоторыми другими материалами.

4. Легкий уход


Медные кровли и фасады не требуется мыть или обрабатывать иным образом. Так что архитектор, работая над формой здания, может создавать сколь угодно труднодоступные участки.

5. Легкий вес


По сравнению с керамической — медная черепица в четыре раза легче!

6. Непроницаемость для электромагнитных излучений


«Сбегать» от воздействия радиочастот, которые в непрерывном режиме генерируют всевозможные устройства, ставшие неотъемлемой частью нашей жизни, — превратилось в своего рода тренд, и люди, в поисках «девственной тишины», уходят в горы, строят землянки и бункеры. В то время как можно просто обшить свое убежище медью! Хотя справедливости ради надо сказать, что она гасит только низкочастотные радиоволны. Против средних и высоких частот (как в бытовой микроволновке) медь может оказаться бессильной.

Atelier Pro

Atelier ProОфисный центр FORUM с оксидированной медью на фасадах в Амстердаме, арх. Atelier PRO, 2001

7. Большой выбор финишей


В зависимости от состава и покрытия, медь может иметь очень разные оттенки, причем различают оттенок «изначальный» и спектр тонов, которые металл приобретает в процессе жизни. Медь — она «живая», как древесная листва, и так же, как нельзя заранее предсказать точный окрас кленового листа по осени, так и лист меди под воздействием атмосферы может измениться произвольным образом. Хотя примерный диапазон известен.

Скажем, классическая красная медь почти без добавок со временем меняет цвет от красно-коричневых тонов к серо-зеленым. Так называемая «коммерческая медь» с 10% цинка проходит путь от красно-золотой до зеленой в течение 6 лет. По мере увеличения процентажа цинка медный сплав желтеет, а с годами становится серо-коричневым. Если же добавить не цинка, а олова, то медь может потемнеть вплоть до антрацита.

С помощью покрытий декоративные свойства меди тоже можно менять. Например, отсрочивать процесс окисления, чтобы металл как можно дольше сохранял естественный цвет. Слой фторопласта придает ему глянец, а заодно защищает поверхность от граффити.

Можно, наоборот, ускорять «старение», имитируя естественное окисление промышленным способом. Уже при установке медные листы могут быть темно-коричневыми или сразу зелеными. А если нанести на медь тонкий слой олова, то лист автоматически окрасится в серый.

8. Возможность создания поверхностей любых форм


Медь прекрасно гнется и формирует сложные очертания — достаточно вспомнить музыкальный павильон Mezz Эрика ван Эгераата в Бреде, Голландия (2002).

Павильон Mezz Эрика ван Эгераата в Бреде, ГолландияМусороперерабатывающий завод в Роскильде, Дания, арх. Эрик ван Эгераат (Eric van Egeraat), 2014

Павильон Mezz Эрика ван Эгераата в Бреде, ГолландияМузыкальный павильон Mezz в Бреде, Голландия, арх. Эрик ван Эгераат (Eric van Egeraat), 2002

9. Перфорация и орнаменты


В отличие от времен фараонов, в наши дни узоры на меди делают с помощью более продвинутых и точных инструментов. Лазерная резка создает на ее поверхности замысловатый рисунок отверстий — вспомним тот же музей Herzog&de Meuron или ажурную «рыбу» Фрэнка Гери (тоже из медного сплава), о которой мы писали здесь.

10. Антибактериальные свойства


Годы исследований привели к тому, что американские ученые включили более 300 медных сплавов в список материалов с сильными антибактериальными свойствами, эффективными против множества болезнетворных бактерий, плесени, грибов и вирусов. В скором будущем это неизбежно приведет к еще большей популярности медных материалов не только в наружной отделке фасадов, но и в общественных интерьерах аэропортов, госпиталей, офисов, гостиниц и т. п.

11. Эффективная стоимость


Хотя изначальная цена меди и сплавов довольно высока, разница по сравнению с другими материалам компенсируется в течение нескольких лет. Элементы из меди даже не придется менять! Постепенно удешевляет работу с медью и появление новых строительных технологий, облегчающих монтаж металлических листов.

12. Устойчивость


Долговечность вкупе с легким уходом, энергоэффективность, антибактериальные свойства, препятствующие распространению болезней, — все это безусловно, характеризует медь как устойчивый материал. Но самое главное — способность к повторной переработке без потери качества конечного продукта, как это происходит после каждого цикла практически со всеми неметаллами. В Европе уже сейчас больше половины меди, которая используется в строительстве, — это результат вторичной переработки, что делает этот металл весьма перспективным «возобновляемым» природным ресурсом — и отличным вариантом для экологически дружественного строительства.

The Core

The CoreОбразовательный центр The Core в ботаническом саду Eden в Корнуолле, арх. Николас Гримшоу (Nicolas Grimshaw), 2001

Так, Николас Гримшоу, возводя уже четвертую очередь ботанического сада «Эдем» в Корнуолле (подробнее о нем читайте здесь), для перекрытия крыши образовательного центра The Core выбрал именно медь. Она как нельзя лучше отвечала его требованиям к экологичности и скульптурности, поскольку форма крыши, придуманная художником Питером Рэнделлом-Пейджем, напоминала отогнутые в разные стороны чешуйки ананаса. Причем медные пластины в этой композиции перемежаются россыпями солнечных панелей — здание, завершенное в 2005 году, официально признано «зеленым».

А нам — досталась бронза?..


Стоит ли удивляться, что за прошедшее десятилетие подобных проектов стало только больше: в фотогалерее в верхней части страницы вы найдете 15 построек последних лет, которые в полной мере иллюстрируют все достоинства меди — равно как и ее популярность. Отдельно стоит сказать про российский опыт — и с сожалением констатировать, что мы еще определенно только в начале нашего «медного пути».

Flat

FlatКомплекс жилых апартаментов Flat Copper в Париже, арх. Badia Berger, 2015

Это в Северной Америке ежегодно вручают награды за лучшие здания с использованием меди (победителей 2015 года ищите здесь). Это в Европе медные фасады украшают не только музеи, но и высотные жилые комплексы. В России первые попытки их использовать в более крупном масштабе, чем бронзовый памятник — или стены в частном доме, — причем в промышленно состаренной, патинированной версии, — были предприняты в 2000-х годах, когда на «Золотой миле» Остоженки Сергей Скуратов построил свой знаменитый Copper House. Это было настоящим прорывом, о доме тогда написали все околокультурные издания: нехарактерность материала подчеркнула талантливость архитектуры.

Чуть позже, в 2005-м году, завершилась реконструкция Союза архитекторов России в Гранатном переулке — и там авторы проекта, архитекторы мастерской Александра Асадова, тоже решили применить бирюзовую медь: сочетаясь одновременно с белыми оштукатуренными стенами пристройки и историческими классическими фасадами, она словно бы «примирила» старые и новые части здания, в композиции которого даже медный козырек начал выглядеть органично.

Copper House

Copper HouseCopper House в Москве, арх. Сергей Скуратов, 2004

Союз архитекторов России в Гранатном переулке

Союз архитекторов России в Гранатном переулкеРеконструированное здание Союза архитекторов России в Гранатном переулке, Москва, арх. бюро Александра Асадова,2005

Наконец, пока что самый свежий пример — реконструированный особняк в 1-м Самотечном переулке, который усилиями бюро «Контора» превратился в 2015 году в Музей истории ГУЛАГа. Архитекторы были вынуждены заново облицевать три фасада из четырех — и сочли «живые» медные панели, которые со временем оденут здание «в траур», наиболее подобающими случаю. Получилось действительно уместно — и прозвучало неожиданно современно. Если уж Норман Фостер начал реконструировать старинные здания планками из меди (как музей Lenbachhaus в Мюнхене), то и нам пора научиться ценить цветные металлы и работать с ними на должном уровне.

Музей Lenbachhaus в Мюнхене

Музей Lenbachhaus в Мюнхене

Музей Lenbachhaus в МюнхенеРеконструированный корпус Lenbachhaus в Мюнхене, Foster+Partners, 2013

Правда, появилась информация, что одно из зданий в Москва-сити, которое в данный момент проектирует бюро «Цимайло Ляшенко и партнеры», собираются облицевать дымчатым стеклом со вставками из латуни под золото. По масштабам «московского Манхэттена» здание небольшое, 17 этажей, но для нашей страны это будет абсолютным рекордом. 

Проект здания на МФК на 4-м участке Москва-сити, арх. Цимайло Ляшенко и партнеры

Проект здания на МФК на 4-м участке Москва-сити, арх. Цимайло Ляшенко и партнерыПроект здания МФК на 4-м участке Москва-сити, арх. Цимайло Ляшенко и партнеры

Изображения © Scott Norswothy, James Ewing, Sergio Grazzia, Filip Dujardin, Takuji Shimmura, Johan Fowelin, Fleischer Metallfaszinationen, KME, Hufton+Crow, Malcolm Fraser Architects, Nigel Young, Luc Boegly, Tomasz Zakrzewski / archifolio, Iwan Baan, KME/Christian Richters,  Цимайло, Ляшенко и партнеры, Skuratov Architects

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще