Материальное/Нематериальное: 8 арт-инсталляций с Миланской недели дизайна

Традиционным вступительным аккордом к Миланской неделе дизайна является выставка арт-инсталляций журнала Interni. В этом году она проходит в 20-й раз и посвящена теме MATERIAL/IMMATERIAL («Материальное/Нематериальное»). Среди участников — Бьярке Ингельс, Рон Арад, Бенедетта Тальябуэ. Россию на выставке представили Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Агния Стерлигова. Подробнее о наиболее запомнившихся инсталляциях — главный редактор журнала speech: Анна Мартовицкая.

Материальное/Нематериальное: 8 арт-инсталляций с Миланской недели дизайна

Как пояснила на пресс-конференции в честь открытия выставки ее куратор и главный редактор журнала Interni Джильда Боярди, тема этого года призвана «выявить двойственную природу искусства архитектуры и дизайна, которое всецело зависит от креативности своего создателя, но немыслимо без воплощения в том или ином материале». Всего на призыв издания исследовать границы материального и нематериального откликнулись более 30 архитекторов, чьи работы, по традиции, заняли внутренние дворики Миланского университета Статале, а также пространство Ботанического сада Брера.

У выставки инсталляций есть одно непреложное правило: архитекторы реализуют свои замыслы в тесном сотрудничестве с той или иной компанией-производителем. Подобное партнерство позволяет авторам художественно исследовать возможности того или иного материала, а компаниям — продемонстрировать свой продукт в максимально креативном и нетрадиционном ключе. В общем, тот самый тандем «Материальное/Нематериальное», который к двадцатому году существования выставки наконец-то был вынесен в заголовок. И, надо отметить, что со многими авторскими коллективами он сыграл злую шутку: ощутив «материальность» как полноправную тему повестки дня, многие компании-партнеры не удержались от соблазна поставить во главу угла именно свою продукцию.


Массимо Йоза Гини

Дизайнер Массимо Йоза Гини сделал темой своей инсталляции новую коллекцию керамики бренда Ceramiche Cerdisa: на металлоконструкцию, отдаленно напоминающую тент, он просто подвесил рекламные образцы. Керамическая плитка чередуется с такими же по размеру зеркальными элементами, и лишь благодаря этому приему ощущение витрины в шоу-руме несколько нивелируется, но все же не исчезает полностью. 


Экспозиция Бразилии

По принципу максимального представления «товара лицом» пошла и Бразилия, собравшая в своей экспозиции работы более 60 дизайнеров страны — от самых молодых до самых именитых. Стулья, ковры, вазы, сантехника, диваны — собранные вместе, они больше всего напоминали пеструю ярмарку выходного дня. Впрочем, был здесь и по-настоящему эффектный архитектурный элемент — белоснежная волнообразная аркада, оммаж знаменитому Дворцу Алворада Оскара Нимейера. 


Бьярке Ингельс

Одну из самых остроумных инсталляций представил знаменитый датчанин Бьярке Ингельс, участвующий в выставке впервые. Вместе с компанией Artemide, специализирующейся на осветительном оборудовании, он между ренессансными колоннами университетского здания выложил из светодиодов панграмму The quick brown fox jumps over the lazy dog. Фраза, содержащая все буквы английского алфавита и широко применяемая для визуализации шрифтов и проверок компьютерных клавиатур, показалась руководителю BIG идеальной метафорой диалога материального и нематериального. Кстати, и сама инсталляция получилась двуликой: днем неоновые буквы еще нужно постараться разглядеть на стене балкона второго этажа, тогда как с наступлением темноты они явственно проявляются на фасаде.


Рон Арад

Рон Арад представил инсталляцию Spyre, название которой отсылает к английскому spy («шпион»). И гигантский металлический стержень, вращающийся вокруг собственной оси, действительно подглядывает за всем, что происходит в Главном дворе: в его «голову» вмонтирована видеокамера, непрерывно транслирующая изображение на гигантский экран при входе в университет. Но самое интересное, что инсталляция была создана при поддержке кофейного бренда Illy, для которого дизайнер недавно создал новую модель чашки эспрессо: по замыслу авторов: шершавая коричневая поверхность кортеновой стали, которой облицован стержень, символически напоминает о кофейной гуще.


ShoP и ARUP

ShoP Architects вместе с ARUP создали WAVE/CAVE — фантазию на тему то ли грота, то ли пещеры, стены которой образованы из множества полых терракотовых труб разной высоты (NBK Keramik). Получившаяся конструкция весит 60 тонн, но визуально выглядит почти воздушной, создавая тихий камерный закуток посреди шумного двора.


Бенедетта Тальябуэ

Тему уюта и камерности в своей инсталляции раскрыла и Бенедетта Тальябуэ, придумавшая серию трансформируемой мебели: в закрытом виде деревянная конструкция напоминает пышно декорированный дверной портал, но при желании из нее можно извлечь стул, стол, скамью, а то и выдвинуть стены, отгородив для себя небольшой кабинет. 


Микеле де Лукки

А вот Микеле де Лукки, наоборот, высказался максимально масштабно. Его деревянная Lo Scalone («Лестница») представляет собой двухмаршевый лестничный подъем, позволяющий прямо из центра главного университетского двора взбежать на балкон второго этажа. Своей временной (и оттого как бы не вполне материальной) конструкцией дизайнер ненадолго дополнил «вечную» архитектуру Ренессанса, создав новые видовые точки и бурлящее жизнью общественное пространство.


Сергей Чобан, Сергей Кузнецов и Агния Стерлигова

Арт-объект, созданный российскими архитекторами Сергеем Чобаном, Сергеем Кузнецовым и Агнией Стерлиговой, получил название CityDNA («ДНК Города»). Инсталляция состоит из зеркал и медиаэкранов (технически очень сложную реализацию этой конструкции осуществила компания VELKO GROUP), пересекающихся почти под прямым углом и за счет этого образующих 4 сектора, в каждом из которых разворачивается своя локальная трансформация материального в нематериальное.

На медиаэкраны транслируются видеоколлажи из карт и снимков четырех городов — Шанхая, Нью-Йорка, Москвы и Милана. Масштаб изображений постоянно меняется: микропаттерны отдельных окон и фрагментов крыш чередуются с грандиозными панорамами и схемами, а резкие кадры сменяются размытыми. За доли секунды детально зафиксированный фрагмент того или иного города превращается в смазанную картинку — казалось бы, абстрактную, но тем не менее по-прежнему несущую в себе его индивидуальные черты. В этом переходе от резкости к расфокусировке, на зыбкой границе материальности и нематериальности, архитекторы и исследуют ту самую молекулу ДНК, в которой зашифровано своеобразие каждого города. При этом один из секторов авторы составили только из зеркал, благодаря чему со стороны главного входа во двор инсталляция воспринимается как гигантский мираж, то проявляющийся в пространстве, то полностью сливающийся с камерным ренессансным двориком. 

2016 год. 5 лучших объектов выставки арт-инсталляций журнала Interni в Милане


2015 год. Выставка «Energy for Life»: 5 лучших арт-инсталляций


Фотографии © Василий Буланов

РАССЫЛКА arch:speech