Матео Тун: «Архитектура и дизайн должны делать нашу жизнь лучше»

Итальянский архитектор и дизайнер — некогда один из основателей скандально-провокационной группы художников «Мемфис», а ныне чинно проектирующий отели класса «люкс», — объясняет, почему одно не противоречит другому и почему будущее архитектуры — за определенным им «принципом трех нулей».

Матео Тун: «Архитектура и дизайн должны делать нашу жизнь лучше»

Кем вы себя прежде всего ощущаете — дизайнером или архитектором?

Разницы никакой нет. В Италии после Второй мировой войны все архитекторы были вынуждены работать с объектами малого масштаба, вот почему в промышленном дизайне так много итальянских архитекторов. Неважно, что тебе нужно создать — чашку или дом: мы используем один и тот же подход.

Когда вы проектируете, скажем, отель — вы берете в расчет какие-то местные особенности, традиции, материалы? Отталкиваетесь от контекста?

О да — в архитектуре мы всегда стараемся выказывать уважение «духу места» и всегда, прежде чем начать работу, исследуем будущий участок строительства. Культурный и исторический бэкграунд, климат, морфология ландшафта, флора, местные ресурсы — все это влияет на креативный процесс.

Аналогичный подход мы используем и для дизайна продукта. Мы стремимся как можно глубже вникнуть в запросы производителя, изучить материальную и технологическую часть проекта. Мы работаем в тесной связке с инженерным и производственным отделом заказчика, анализируем природу его бренда, его имидж и фирменный стиль — чтобы впоследствии все эти данные учесть.

Интервью

Интервью

Стол Icon для Riva 1920 (совместно с Антонио Родригесом)

Ваша сегодняшняя архитектура производит впечатление очень рациональной и эко-ответственной — и, кажется, совсем далека от тех ценностей, которые проповедовал «Мемфис» [объединение итальянских архитекторов и художников-постмодернистов, существовавшее в 1980-е годы и пропагандирующее «нео-поп», в которое входил Этторе Соттсасс, Матео Тун и другие. — прим. ред].

А вот и нет! Знаете, в чем на самом деле суть дизайнерского подхода Этторе Соттсасса? В непрерывном поиске инновационных технических решений — а без него не обходится ни одна сфера моей деятельности. Неотъемлемое качество сегодняшнего дизайна — быстрое реагирование на все, что происходит, и впитывание всего нового, поэтому и в архитектуре, и в интерьерном и промышленном дизайне я постоянно ищу инновации.

«Мемфис» был про игру с цветами и формами. Мы вдохновлялись одновременно ар деко, поп-артом, китчем 50-х и футуризмом и подходили к дизайну иначе, находя и противопоставляя скучному функционализму новые выразительные средства. Мы хотели нарушать правила — «Мемфис» был нашим манифестом. А манифест сохраняет свою силу и актуальность только на протяжении ограниченного периода времени. Так что в 1984 году я решил открыть в Милане собственную студию.

Тем не менее, я до сих пор верен «заветам Мемфиса» — тем ценностям, которые я считал истинными 35 лет назад.

Интервью

Интервью

Серия смесителей Nice для Fantini (совместно с Антонио Родригесом)

Какой проект ваш самый любимый?

Самый любимый — всегда тот, что ты делаешь следующим.

А какой тип зданий вам нравится проектировать больше всего?

В моем бюро Matteo Thun + Partners около 70 архитекторов, промышленных дизайнеров и дизайнеров интерьера, работающих по всему миру — от Милана до Шанхая. Причем в идеале — работающих междисциплинарно, от «микро» до «макро». Это позволяет нам, выполняя любой проект, придерживаться нашего «принципа трех нулей»: ноль километров (использование местных материальных и человеческих ресурсов), ноль CO2 (энергоэффективный менеджмент, минимизация «углеродного следа»), ноль отходов (уменьшение количества мусора при строительстве и тщательное планирование жизненного цикла здания вплоть до его разрушения).

А любимый материал у вас есть?

Натуральный камень, дерево и керамика. В основном мы работаем с природными ресурсами и всегда стремимся использовать именно те, что есть в ближайшей доступности: это уменьшает расходы на транспортировку, а значит, и объем физического и аудиального загрязнения окружающей среды.

Описания к некоторым проектам на вашем веб-сайте содержат фразы вроде «образ, отпечатывающийся в памяти». Как именно вы делаете так, чтобы вещь или здание «создавали эмоциональную связь с пользователем»?

Чувственным аспектам восприятия я действительно придаю в своей работе большое значение. Тактильные, визуальные и эмоциональные ощущения во многом формируют наше восприятие.

Горный отель Vigilius

Горный отель Vigilius

Горный отель Vigilius

Горный отель Vigilius, ©Vigilius Mountain Resort

Последнее время очень популярна идея интеграции живой природы в объекты и даже дома. Что вы об этом думаете? Пытались сами сделать нечто подобное?

Эту идею я полностью поддерживаю. Например, когда мы работали на проектом Vigilius Mountain Resort, в качестве основного строительного материала мы использовали окружавший участок лиственничный лес, а форму зданий адаптировали так, чтобы не задеть растующие на территории деревья. Во многих наших интерьерных проектах есть вертикальные сады. Архитектура и интерьер должны быть сфокусированы на человеке и делать его жизнь лучше, поэтому натуральные материалы, растения и зелень очень важны.

Должна ли быть обязательная связь между зданием и интерьером? Уместно ли делать ультрасовременный дизайн в историческом здании?

Недавно мы закончили проект в венецианской лагуне — целый остров превратился в люкс-отель и СПА. Здесь мы занимались проектирование от и до — от мастер-плана острова до стилистики и брендбука. И большая часть зданий на этом острове были историческими, поэтому мы работали в сотрудничестве со службой сохранения памятников Венеции, восстанавливали дома — а потом строили внутри новые, по принципу «коробка в коробке». С его помощью наполнять историческую «оболочку» можно чем угодно.

Вообще что в здании главное? Кто-то уделяет больше внимание фасадам, кто-то — рациональному планированию или эко-характеристикам. А вы?

В своей архитектуре мы комбинируем все сразу: долговечные решения, традиции, новые технологии, приемы, экономящие ресурсы и удешевляющие эксплуатацию, — и, конечно, красоту. Да, это всегда вызов — но мы справляемся!

Отель

Отель

Отель

СПА-отель JW MARRIOTT VENICE RESORT + SPA на одном из венецианских островов

С тех пор, как вы начали свою архитектурную карьеру, появилось так много компьютерных программ — вы их используете в своей работе? Или по-прежнему предпочитаете «ручной труд»?

Все свои идеи я иллюстрирую карандашными эскизами и акварелями. Трансформировать их в планы и компьютерные визуализации — задача моей команды.

Большая часть ваших проектов так или иначе связаны с отдыхом — СПА, отели, виллы. А как вы отдыхаете сами?

В горах или на море. Лучший детокс и релакс для меня — общение с природой.

Фрэнк Ллойд Райт говорил, что каждый архитектор должен быть пророком и знать, что случится через 10 лет. А вы знаете, как будут выглядеть наши здания в 2025 году?

Мой лейтмотив — устойчивость: это то, вокруг чего должны выстраиваться современные архитектурные подходы. Именно поэтому мы работаем с натуральными материалами (камнем, деревом) и продумываем такие аспекты, как энергоэффективность, уменьшение шума, естественное освещение и климат внутри помещений. И я надеюсь, что и 10 лет спустя наши здания будут строиться с уважением к культурному и историческому контексту и климатическим и природным условиям.

Подробнее о теме местных ресурсов и традиций в архитектуре читайте в 16-м номере журнала speech: местное

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще