«Лучший дом XX века». Стеклянный особняк в Париже, который вырастил несколько поколений архитекторов

Еще в 1930-е годы дом Maison de Verre сравнивали с Виллой Савой, а позже Ричард Роджерс и Ренцо Пьяно единогласно назвали его лучшим зданием века. Так с виду и не скажешь... Но принципы и философия Стеклянного дома отразились не только в их совместном проекте Центра Помпиду в Париже, но и на индивидуальном творческом пути.

«Лучший дом XX века». Стеклянный особняк в Париже, который вырастил несколько поколений архитекторов

Стеклянный дом, как и Вилла Савой, построен в короткий период между двумя мировыми войнами, в кульминацию классического модернизма. По семейной легенде владельцев, Ле Корбюзье тайно пробрался во двор, подсмотрел за строительством, а потом построил свою знаменитую виллу. Но если здание Корбюзье было задумано как яркий жест и философский отклик на расстройство города, амбиции Пьера Шаро были более скромными и решали проблемы клиента.

Нормальное — враг гениального. Дом сформировали ограничения участка


Что-то пошло не так еще до проекта особняка. Французский доктор Жан Дальзас выкупил участок, на котором уже стоял жилой дом. Его собирались снести, но пожилая женщина на верхнем этаже отказалась съезжать за любые деньги, и дом выгравировали под существующую квартиру.

Maison de Verre

Рожденный из технических ограничений, в своей конструктивной основе Стеклянный дом имеет стальной каркас, который позволил сделать свободную планировку и использовать революционно легкие материалы: стекло и стеклоблоки. Французская пресса того времени отреагировала неоднозначно: мало того, что весь фасад сделан из стекла, да еще и со стеклоблоками, которые использовали для освещения подвалов. Как воспринимать это новшество и какие преимущества оно дает?

Театр снаружи и театр внутри. Новый материал создал новую атмосферу


Стеклоблоки создали эффект театральности, который основан на игре света. И в зависимости от времени суток его сфера влияния меняется. В течение дня свет работает в интерьере, рассеянный и диффузный, оставляя фасад в молочной дымке. В ночное время свет наоборот льется, как из волшебного фонаря, и с улицы выделяет графичные линии стального каркаса и волокон стекла.

В сочетании силы и хрупкости — та самая драма и поэзия здания. Французская пресса того времени иронично заметила, что стекло лучше все же использовать по назначению, для питья.


Изнанка. Интерьер превратили в аттракцион механизмов


Стеклянный дом — не только театр, но и изысканная машина: все его «декорации» поставлены на «движок» в результате коллаборации архитектора Пьера Шаро с талантливым кузнецом Луи Дальбе. Вместе авторы превратили интерьер в набор подвижных систем.

Maison de Verre

Планы, разрезы, чертежи деталей
Аксонометрии интерьера

Сложную в исполнении парадную лестницу они лишили традиционных вертикальных опор, она словно парит в воздухе. Жилую зону от офиса внизу отделяют вращающиеся перфорированные металлические экраны. Архитектор делает механизмы частью интерьера: этажерку у лестницы изготавливают из цельного куска стальной трубы, а латунные створки задних окон — бывшие панели окон пассажирского поезда.

При всей своей индустриальности, дом — шедевр легкости. Таким его видят архитекторы, которые стремятся освободиться от жестких рамок модернизма. Таким же в начале 1960-х впервые его видели Ричард Рождерс и Ренцо Пьяно:

Ренцо Пьяно:

«Этот дом был вдохновением для многих вещей, которые я сделал. Есть что-то японское в обрамлении Maison de Verre, и когда я проектировал офис для hermès в Токио, я использовал стеклянные блоки, как Пьер Шаро. Совсем недавно я закончил научно-исследовательский центр Колумбийского университета в Нью-Йорке, который полностью посвящен игре света. Это пространство, рассчитанное на 1000 ученых, где легкое свечение в течение дня сменяется ярким ночью. Он слишком похож на волшебный фонарь».

Ричард Роджерс:

«Я был сбит с толку. В те времена классической традиции этот дом — симфоническая поэма о том, что вы могли бы сделать со стеклом и сталью. Это дало идею модульного дома. Конечно, не сам модульный дом. Дом создает впечатление, что когда вы приближаетесь к нему, он бесконечно расширяется. Похоже, поэтическая идея модуля в том, что его можно расширить бесконечно массовым производством. Конечно, он был ручной работы, и об этом нельзя забывать, но идея казалась настолько мощной. Стеклянный дом повлиял на все, что я сделал».

Дом повлиял и на архитекторов, которые работают совсем в других направлениях. Известно, что Бен ван Беркель специально посещал Maison de Verre в попытках расшифровать связь между пространствами для общественной и частной жизни. И уже неважно, что современники не оценили проект. Дом из стекла стал антиподом сухой эстетики функционализма, лучшим домом, который все еще вдохновляет архитекторов.

20+ фотографий в высоком качестве

Передача о стеклянном доме со схемами и механизмами (25 мин.)

Видео лекции владельца дома (59 мин.)

РАССЫЛКА arch:speech