Красота, лепота: способы создания обтекаемых форм

Точно так же, как из обычной глины можно вылепить гладкое изделие без выступов, из обожженной глины — или терракоты — можно получить кирпич, черепицу или фасадные панели скругленных и обтекаемых форм. И построить здание без единого угла!

Красота, лепота: способы создания обтекаемых форм

Виток истории

Первым войну прямым углам объявил стиль модерн в начале прошлого века. Он воспевал рукотворность, отказ от принципов симметрии, динамичность, растительные мотивы и текучие природные формы. Впрочем, они в основном проявлялись не в конструкциях зданий, а в облике отдельных элементов.

Буквально спустя пару десятков лет на смену модерну пришел ар деко. Он очистил модерн от лишней декоративности, уточнил формы, сделал их более цельными и органичными. В США ар деко чуть было не стал второй «официальной религией» — с автомобилем Chrysler в качестве иконы. Неслучайно одноименный небоскреб в Нью-Йорке тоже до сих пор считается главным шедевром ар деко: элементы венчающей его многослойной «короны» напоминают шинные диски культового авто.

Офисный центр BSU в Гамбурге. Sauerbruch Hutton Architects Офисный центр BSU в Гамбурге. Sauerbruch Hutton Architects

В СССР в это время процветали авангард и конструктивизм — тот же Константин Мельников почти в каждом своем здании использовал цилиндрообразные башни-вставки — или хотя бы круглое окно. Но и к нам неизбежно пришло ар деко, переродившись в так называемый «сталинский ампир», — достаточно вспомнить роскошные арочные своды станций московского метрополитена.

Воцарившийся в поствоенном мире модернизм на некоторое время таки загнал архитектуру в рамки прямоугольных коробок. Но вовсе не надолго: среди советских построек 60-80-х годов встречается немало футуристичных, если не сказать фантазийных зданий — чего только стоит дом-шестеренка пансионата «Дружба» в Крыму. А уж когда за поиски нового выразительного языка взялись постмодернисты, стало окончательно ясно: время идет, меняются политические режимы, стилевые пристрастия и строительные технологии — но округлые и обтекаемые формы в архитектуре будут востребованы и актуальны всегда.

Угловые элементы из терракоты

Вот это вы загнули...

Тем не менее, кое-что со временем все-таки меняется. Например, если раньше получить криволинейный фасад можно было только с помощью самоотверждающихся материалов, то теперь для этого существует масса возможностей. Одна из них — облицевать каркас терракотой, или обожженной глиной: керамические панели можно варьировать по размеру и выкладывать ими поверхность, как кусочками мозаики. А самые сложные места — места перегиба — оформлять специально изготовленными по случаю угловыми элементами.

Чтобы научиться производить нечто подобное, нужно освоить одну из трех техник. Первая состоит в том, чтобы после экструдирования плоской плиты и нарезки согнуть получившиеся элементы вручную и уже после этого обжечь. Таким способом, например, скруглены углы у здания общественного банка в Цевене, Германия. Авторы проекта — Architekten Werner Behrens — использовали для отделки фасадов терракотовые багеты Terrart от NBK Keramic из набранных тонких ламелей естественного «земляного» цвета.

Здание общественного банка в Цевене, Германия. Architekten Werner Behrens Здание общественного банка в Цевене, Германия. Architekten Werner Behrens

Красота под давлением

Тот факт, что использование автоматизированного оборудования может быть прекрасной альтернативной ручному труду, тоже никто не отменял. К примеру, можно использовать RAM-пресс с индивидуально подготовленными формами, благодаря которым глина приобретает заданные очертания. У этой удивительной машины, которую можно «заправлять» не только жидкой глиной, но и, скажем, гипсом, нет никаких ограничений по форме и толщине изделий (кроме глубины, задаваемой размерами камеры). Какую вы матрицу установите — то пресс и «напечатает». Всего за одну минуту полуавтоматический гидравлический аппарат производит 5-6 циклов, при этом никакого специального обслуживания не требуется, равно как и переоборудования фабрик: если компания вдруг решит, что хочет использовать в производстве RAM-пресс, то понадобятся минимальные интервенции и настройки.

RAM-пресс с индивидуально подготовленными формамиRAM-пресс с индивидуально подготовленными формами

Так, при изготовлении индивидуально разработанных керамических элементов фасада офиса Lowenbrau в Швейцарии свойство пресса скруглять углы Gigon Guyer Architekten подвергли инверсии. В результате получились не выпуклые, а наоборот — вогнутые панели, которые, впрочем, придают зданию не менее фактурный и даже более благородный образ, чем если бы все сделали по канонам и одели его в пузырящуюся «чешую».

Офис Lowenbrau в Швейцарии. Gigon Guyer ArchitektenОфис Lowenbrau в Швейцарии. Gigon Guyer ArchitektenОфис Lowenbrau в Швейцарии. Gigon Guyer Architekten

Гни терракоту, пока горяча

Есть и другой способ добиться криволинейности от терракотовых панелей — он подходит для элементов с большим радиусом. Плоские панели изгибаются прямо в печи — по форме, поверх которой их помещают благодаря силе гравитации. И как раз такие по способу производства панели идеально «ложатся» на здания, образующие в плане круг, эллипс или их композицию. Например, штаб-квартира известной европейской фармацевтической фирмы Novo Nordisk в Копенгагене, построенная не менее знаменитым датским архитектурным бюро Henning Larsen, — это чуть ли не крупнейшее в мире цилиндрическое офисное здание, от которого в трех местах, как от лакомого яблока, «откусили» по небольшому кусочку. За счет внушительных размеров комплекса радиус кривизны получился совсем небольшим, и обработка терракотовых панелей непосредственно в печи оказалась тем, что доктор прописал (или выписал, если имеешь дело с фармацевтикой).

штаб-квартира фармацевтической фирмы Novo Nordisk. Henning Larsenштаб-квартира фармацевтической фирмы Novo Nordisk. Henning LarsenШтаб-квартира фармацевтической фирмы Novo Nordisk. Henning Larsen

Создать классическую арену с круглыми стенами возникла необходимость и при строительстве легкоатлетического манежа в Санкт-Петербурге, которое спонсировала компания «Газпром». А чтобы арена освещалась равномерно, стены не просто выгнули, но и наклонили в сторону улицы под углом 8 градусов к вертикали. Получившуюся поверхность опять же облицевали терракотой.

Легкоатлетический манеж в Санкт-ПетербургеЛегкоатлетический манеж в Санкт-ПетербургеЛегкоатлетический манеж в Санкт-Петербурге

Наконец, еще один жизнеутверждающий пример здания, когда так пригодилась пластичность терракотовых панелей, — это офисный центр BSU в Гамбурге. Здесь за счет криволинейности объема архитекторы Sauerbruch Hutton Architects пытались замаскировать его массивность. Но помогла им в этом не только форма здания, но и его «окрас», словно разбитый на множество разноцветных пикселей. Он чем-то напоминает телевизионную заставку времен СССР, которая возникала на экранах с характерным звуком, когда эфирное вещание заканчивалось. Но главное — керамическая «вуаль» в стиле пэчворк действительно скрадывает реальные размеры сооружения, и ни в каком другом отделочном материале, кроме фасадной терракоты, предлагающей действительно огромную палитру цветов, такого эффекта достигнуть бы не удалось.

Офисный центр BSU в Гамбурге. Sauerbruch Hutton Architects Офисный центр BSU в Гамбурге. Sauerbruch Hutton Architects

Однако все это, конечно, лишь мизерная часть того внушительного списка зданий, в которых для отделки радиусных стен использовались терракотовые панели. Оглядитесь вокруг — и найдете их в любом городе, где есть район с современной архитектурой. Почему именно современной? Потому что терракота, несмотря на всю свою древнюю историю, — материал будущего, а не прошлого. И криволинейные витки ее эволюции еще не раз нас удивят.

Офисный центр BSU в Гамбурге. Sauerbruch Hutton Architects Офисный центр BSU в Гамбурге. Sauerbruch Hutton Architects

РАССЫЛКА arch:speech