Книга Макса Вебера «Город»

Новое издание урбанистического труда основателя социологии Макса Вебера. В нем заново сверен и исправлен перевод, а мягкая обложка и небольшой размер позволяют носить книгу в кармане и читать где угодно.

Книга Макса Вебера «Город»

Наброски Макса Вебера, вошедшие в изданный после его смерти очерк «Город», сделаны более ста лет назад. Многие идеи давно вошли в культурный обиход и кажутся очевидными, а факты уточнены несколькими поколениями социологов и историков. Тем не менее, для человека, интересующегося урбанистикой, экономикой города и формированием локальных сообществ, очерк Вебера — чтение такое же обязательное, как труды Лео Холлиса и Анри Лефевра.

Вебер рассказывает об экономических отношениях в древних и средневековых городах, о развитии городской общины и ремесленных цехов, о правах — военных и торговых — которыми обладали органы самоуправления в городах в период их расцвета. Отдельные экскурсы посвящены развитию Спарты, Венеции и Мекки. Очерк слишком мал, чтобы вместить в себя обстоятельную историю городов разных уголков мира, но его достаточно, чтобы понять общую концепцию, которой придерживается Вебер. 

Мы выбрали для публикации отрывок из раздела «Город как сплав крепости и рынка» — кроме интересных исторических сведений в нем содержится объяснение, почему административно-военный центр и рынок исторически часто находились рядом — остатки такого расположения можно заметить и в планировке современных городов, основанных в античности и средневековье.



«На ранней стадии своего превращения в особое политическое образование город-крепость был либо бургом [укрепленным жилищем аристократа], либо заключал в себе бург, либо примыкал к бургу, к крепости короля, знатного господина или союза господ, которые там жили или держали гарнизон из наемников, вассалов или служилых людей. В Англии англосаксонского периода право иметь укрепленный дом (haw) в бурге (burgh) жаловалось определенным землевладельцам округа; в Aнтичности и средневековой Италии городской дом знатного человека находился рядом с его сельским бургом.

Обитатели бурга или примыкающих к нему домов — все или определенные их слои — были в качестве burgenses обязаны военному начальнику города определенными служебными повинностями — в первую очередь это была обязанность участвовать в постройке и починке стен, в сторожевой службе, в защите, а также выполнять иногда другие важные в военном отношении обязанности (например, служить гонцами) или поставлять продовольствие и другие необходимые припасы.

Человек является членом сословия бюргеров (то есть полноправных граждан города) на том основании и в той мере, в какой он участвует в коллективной обороне города. Особенно отчетливо это показано в работах Мейтленда применительно к Англии: домами в «бурге» — и этим бург отличается от деревни — владеют люди, главная обязанность которых состоит в сохранении укрепления. Наряду с гарантированным королем или господином запретом на вооруженные стычки между частными лицами на рынке в городе (Marktfrieden) существовал гарантируемый военным предводителем запрет на такие междоусобные столкновения внутри и в окрестностях бурга (Burgfrieden).

Бург, в котором был предписан мир, и военно-политический рынок — место военного обучения и собрания городского войска, а поэтому и собрания горожан, с одной стороны, и замиренный городской экономический рынок — с другой, часто сосуществуют в пластическом дуализме. И не везде они разграничены территориально. Так, аттический Пникс [холм, где проходили народные собрания] возник значительно позже Агоры, которая первоначально служила как для экономической деятельности, так и для политических и религиозных актов. Но в Риме comitium [часть форума, где проходили народные собрания] и campus Martium [Марсово поле, место народных и военных собраний] издавна находились рядом с экономическим по своему характеру fora [рыночная площадь]; в Средние века в Сиене пьяцца дель Кампо — площадь, где проводились турниры и по сей день проводятся состязания между городскими кварталами, — расположена перед муниципальным дворцом, а рынок (mercatо) — за ним.

Подобно этому, в исламских городах kasbeh, территориально обособленный укрепленный военный лагерь, расположен рядом с базаром, а в Южной Индии (политический) город знати — рядом с экономическим городом. Вопрос о взаимоотношениях между гарнизоном, жителями укрепленного бурга, выполнявшими политические функции, с одной стороны, и занимающимся городской экономической деятельностью населением — с другой, является часто очень сложным, но всегда решающим основным вопросом истории городского строя.

Совершенно ясно, что в местности, где есть бург, по своей воле или по предписанию селятся ремесленники для удовлетворения потребностей господского хозяйства и воинства, что потребительская способность военизированного хозяйства, а также предоставляемая бургом защита привлекают торговцев и что, с другой стороны, властитель бурга заинтересован в привлечении этих классов общества, ибо они обеспечат ему денежные доходы — либо посредством обложения налогами торговли и ремесла, либо участием в операциях посредством предоставления кредита, либо самостоятельным ведением торговли или даже ее монополизации.

Ясно также, что владелец бурга на морском берегу может в качестве судовладельца или хозяина гавани иметь долю дохода, полученного от мирных или насильственных действий на море. Такими же преимуществами могут пользоваться его живущие в данной местности вассалы или дружинники, если сеньор предоставляет им эти права добровольно или, поскольку он зависит от их расположения, вынужденно. В древнегреческих городах, например в Кирене, мы обнаруживаем на вазах изображения царя, присутствующего при взвешивании товаров (silphion); в Египте в самых ранних исторических источниках говорится о торговом флоте фараона Нижнего Египта.

Широко был распространен, преимущественно в прибрежных поселениях, где особенно легко можно было установить контроль над посреднической торговлей, хотя и не исключительно там (и не только в «городах»), следующий процесс: наряду с монополией военачальника или владельца бурга рос интерес к торговым доходам со стороны живущих в данной местности семейств воинов и увеличивалась их способность обеспечить свою долю прибыли, лишая правителя его монополии (если он вообще ею обладал). 

При таком развитии событий правитель быстро становился лишь primus inter pares [первый среди равных] и в конце концов полностью входил в качестве равноправного члена в круг местных землевладельческих городских родов, которые участвовали либо деньгами (в Средние века обычно в виде комменды) в мирной торговле, либо лично в морском разбое и войне. Часто такой правитель лишь избирался на короткое время, во всяком случае, власть его становилась гораздо более ограниченной. Этот процесс происходил и в прибрежных городах Aнтичности со времен Гомера, где выражался в постепенном переходе к ежегодным выборам городских магистратов; он много где происходил точно так же и в раннем Средневековье, в частности в Венеции, о чем свидетельствует меняющееся положение дожа, а также в ряде других типичных торговых городов; разница была лишь в том, против кого эта борьба была направлена — против поставленного королем графа, вице-графа (виконта) или епископа — в зависимости от того, кто был господином города».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще