Книга «Космический корабль „Земля“. Руководство по эксплуатации»

Бакминстер Фуллер — о том, почему архитекторам и градостроителям полезно мыслить как можно более масштабно.

Книга «Космический корабль „Земля“. Руководство по эксплуатации»

В рамках одной только архитектуры Бакминстеру Фуллеру было тесно. На счету американца 28 книг, он проявил себя не только как теоретик, но и изобретатель. Наиболее известное инженерное решение Фуллера — геодезический купол из смонтированных в треугольники металлических стержней. Ни много ни мало, но он рассчитывал накрыть такой конструкцией весь Манхэттен.

Дважды отчисленный из Гарварда, так и не получивший диплома Бакминстер Фуллер своими футуристскими проектами вызывал насмешки у архитекторов-практиков. И всё же под конец жизни пришло признание — Золотая медаль Американского института архитекторов, президентская Медаль свободы из рук Рональда Рейгана. Ведущие архитекторы, например, Норман Фостер, не скрывают его влияния на своё творчество.

Впервые Фуллер употребил понятие «космический корабль „Земля“» ещё в 1951-м, имея в виду то, что наша планета — замкнутая экологическая система, ресурсы которой ограничены. Одноимённая книга вышла в 1969 году, а в России была выпущена в конце 2017 года издательством Дмитрия Аронова. В ней всего 117 страниц и говорится не столько об архитектуре, сколько о необходимости свести к минимуму негативное воздействие на природу. В чём-то он выступил как провидец, от того еще более любопытно читать рассуждения почти полувековой давности.

Уже на первых страницах своего манифеста Бакминстер Фуллер выдвигает экстравагантную гипотезу о неких «Великих Пиратах» — реальных правителях мира до XX века, «разделявших и властвовавших», но остававшихся при этом в тени. Конечно, есть в книге и рассуждения о роли архитектора:

HP


«Архитекторы и градостроители, в особенности последние, пусть и являются специалистами, обладают более широким кругозором, чем представители других профессий. Как обычные люди они часто сражаются против узости специалистов-политиков, то есть своего начальства — финансовых и юридических наследников Великих Пиратов, впрочем, наследников фиктивных, обладающих лишь номинальными прерогативами своих предшественников. По крайней мере градостроителям дозволено обозревать город в целом, а не ограничиваться созерцанием одного дома или ракурсом одной его комнаты через дверь. Поэтому, я думаю, будет вполне справедливо, если мы возьмем на себя роль градостроителей и начнем мыслить по возможности масштабно и всесторонне.

Прежде всего, постараемся не быть специалистами, которые имеют дело только с частями и незнакомы с целым. Будем расширять, а не сужать наше поле зрения, и зададимся вопросом: «Как мыслить категориями целого?» И если действительно мышление тем эффективнее в долгосрочной перспективе, чем оно масштабнее, спросим себя: «Насколько масштабно мы можем мыслить?»

Один из современных инструментов, предоставляющих большое преимущество интеллекту, называется общей теорией систем. Применяя ее, мы представляем себе самые крупные и универсальные системы и придерживаемся научного образа мысли. Для начала мы перечисляем все известные важные переменные, которые встречаются в задаче. Но если мы не знаем, в какой степени масштабно наше мышление, есть вероятность, что наш подход недостаточно масштабен, и в этом случае мы рискуем упустить неизвестные нам, но принципиально важные переменные, которые продолжат создавать нам помехи. Взаимодействие неизвестных переменных внутри и вне произвольно выбранных границ системы, возможно, приведет к ответам, вводящим в заблуждение или безусловно неверным. Если мы хотим достичь эффективности, то должны мыслить как можно более масштабно вместе с тем как можно более точно и детально, насколько позволяют наш разум и полученная при помощи опыта информация.

Можем ли мы, формулируя четко и адекватно, сказать, что мы имеем в виду под Вселенной? Рассуждая логически, Вселенная — самая масштабная система. Если мы начнем со Вселенной, то автоматически избежим опасности упустить какую-либо из стратегически важных переменных. Человеку пока не удалось найти удачное — научное и всестороннее — определение Вселенной, включающее все ее микро- и макрособытия, неодновременные и частично накладывающиеся, постоянно и повсюду преобразуемые, физические и метафизические, непрерывно дополняющие друг друга, но при этом не идентичные.

До сих пор человек-специалист не был способен определить микрокосмические пределы делимости ядра атома, но совершил (в лице Эйнштейна) эпохальное открытие, успешно определив физическую Вселенную. Впрочем, он пока не смог определить метафизическую Вселенную или Вселенную в целом, сочетающую физическое начало с метафизическим. Гениальный ученый сумел определить физическую Вселенную благодаря экспериментально проверенному открытию: энергия не может возникнуть из ничего или превратиться в ничто, а стало быть, энергия сохраняется и, значит, не является бесконечной. Она может стать частью уравнения.

Эйнштейн успешно описал физическую Вселенную соотношением Е = Мс2. Этот принцип был умозрительной гипотезой, пока не подтвердился благодаря ядерному распаду. Выяснилось, что физическая Вселенная ассоциативной и диссоциативной энергии является закрытой, но не «одновременной» системой — ее отдельно происходящие события математически измеримы, то есть существенны и объективны. Но конечная физическая Вселенная не включала в себя метафизический невесомый опыт Вселенной. Все, что нельзя взвесить, например каждая наша мысль, вся совокупность мыслей и вся абстрактная математика, невесомы. Физики сочли, что метафизические аспекты Вселенной не поддаются анализу в рамках «закрытой системы». Но я обнаружил, как вы вскоре убедитесь, что возможно научное определение Вселенной в целом, включающее как физические, так и метафизические аспекты и характеристики».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще