Книга «Как построить Новую Москву»

Первые дискуссии по поводу присоединения к Москве огромной территории за МКАДом отгремели еще в 2012 году, когда новые административные границы вступили в силу. Теперь пришло время анализировать и искать способы наилучшего управления Новой Москвой. 

Книга «Как построить Новую Москву»

В 2015 году КБ «Стрелка» по заказу Московского урбанистического форума провело масштабное исследования территории Новой Москвы, результатом которого стало увесистое издание «Как построить Новую Москву». Его авторы утверждают, что сегодняшняя Новая Москва — это, с одной стороны, наследие Юрия Лужкова, который хотел использовать эти территории для строительства жилья, а с другой — Дмитрия Медведева, стремящегося переместить сюда органы власти. Этот «двуликий» проект и унаследовал Сергей Собянин, задача которого — найти оптимальный баланс различных функций.

Но, чтобы по-настоящему понимать, что же за территория присоединена к Москве, необходим ее дотошный анализ. Эту цель и преследует книга «Как построить Новую Москву». В издании три раздела: графическая презентация сценария развития Новой Москвы, текстовые статьи и приложение Form-based design, в котором авторы предлагают руководствоваться принципами Кристофера Александера и развивать территорию, исходя из структуры среды. То есть основываться на уже имеющихся образованиях: деревнях, садовых товариществах и исторических городах.

Как построить Новую Москву

Куратором исследования и главным редактором книги стал Григорий Ревзин. Директором проекта — Розалия Тарновецкая. Команда: Михаил Алексеевский, Александр Антонов, Наталья Паленова, Евгения Ердакова, Анастасия Илюхина, Яна Козак, Всеволод Окин, Надежда Петрова и Алена Цишевская.

Мы представляем несколько страниц графический презентации. Из них можно понять, в чем заключались идеи Юрия Лужкова и Дмитрия Медведева, увидеть историю развития Москвы за последние 90 лет, узнать, что такое «Коротищи», и сыграть в игру «Построй Новую Москву».

А также публикуем часть статьи Григория Ревзина «Страна Москва».

Полная версия книги в формате pdf доступна на сайте Московского урбанистического форума.

Нужно всем и не нужно никому

Основная проблема Новой Москвы сегодня заключается в том, что она воспроизводит старую Москву, а точнее — позднесоветскую периферию спальных районов. При том что этот тип строительства представляет собой точку консенсуса самых различных сил — девелопмента, власти, граждан, — он не отвечает мечте ни одной из них.

Идея федеральной власти при передаче Москве новых территорий помимо разгрузки Москвы состояла в том, чтобы создать пространство для новой постиндустриальной экономики. Эти замыслы по случайным причинам реализуются прежде всего на изолированных от основной территории площадках — в Сколкове (наука) и Рублево-Архангельском (финансы). Однако те же идеи характеризуют и программу развития Новой Москвы в целом: она выстроена в парадигме кластерной экономики, которая сама по себе родилась в рамках постиндустриального развития. Какими бы ни были новые кластеры — с более пафосным архитектурным решением, как в Сколкове, более сдержанными, как Иннополис в Казани или остров Русский, — в любом случае это среда бесконечно далекая от Бутова и Митина. Если забежать вперед, то может создаться впечатление, что грандиозные планы создания в Новой Москве 12 кластеров нового экономического развития и реальная застройка Новой Москвы неосоветскими микрорайонами как будто существуют в параллельных пространствах и никак не соотносятся друг с другом.

Московские власти выгодно отличаются от властей других российских субъектов четкой артикуляцией своих приоритетов будущего развития. Семь целей правительства Москвы таковы: а) мобильный город; б) комфортный город; в) здоровый город; г) образованный город; д) открытый город; е) социально защищенный город; ж) город новой экономики. Единственный параметр, которому соответствует типология советского микрорайона, — это социальная защищенность города, уровень массового социального стандарта жизни здесь сравнительно высок. В остальном, если начать доказывать, что Бирюлево (и соответственно, Новомосковск) — это воплощение принципов мобильности, комфортности, нового образования, здравоохранения и экономики, то мы получим скорее компрометацию целей правительства, чем подтверждение тезиса о развитии Новой Москвы в соответствии с существующей программой.

Как построить Новую Москву

Стратегической целью девелопмента, как уже говорилось, является поиск типологии массового постсоветского жилья. Тактически ему удобнее заменять это воспроизводством массового жилья советского образца, этот товар покупается и дает прибыль, однако стратегически, даже в среднесрочной перспективе, это обрекает отрасль на консервацию — она производит морально устаревший продукт. Нет никаких сомнений, что когда новые спальные районы станут очевидной всем реальностью и займут десятки квадратных километров, девелоперы первыми скажут, что виновны в этом устаревшие нормы, по которым их заставляли строить, системы согласования, экономические условия, но ни в коем случае не они сами. Они хотели другого.

В итоге каждый из участников проекта «Новая Москва» и все они вместе будут разочарованы результатами, а весь проект в целом будет демонстрацией нашей неспособности создать Новое, расхождения реальности и декларируемых идеалов. Масштаб проекта таков, что отвечать за эту фрустрацию будет государство.

Это не город, а страна

Расширение границ Москвы вызвало некритический перенос на новые территории способов освоения пространства, возникших в городе. Объект сопротивляется такому осмыслению — он принципиально иначе устроен.

Отличия прежде всего в физическом пространстве — наличие большого количества природных территорий, на которые распространяется природоохранное законодательство (прежде всего леса и бассейны рек), совершенно несовместимо с городским развитием. Другой тип объектов — сельскохозяйственные территории, также непредставимые в городе. Далее: отличия возникают в базовой структуре собственности. В силу особого порядка приватизации в Москве при Юрии Лужкове в городе практически нет частных собственников земли, а в Новой Москве, напротив, ничтожно мало государственных земель под девелопмент. Это наиболее принципиальные и неустранимые отличия, есть и множество иных — структура управления, социальная структура, структура занятости, развитие бизнеса и т. д.

Как построить Новую Москву

Можно было бы признать, что с присоединением к Москве новых территорий мы получили принципиально иной тип объекта, который не может развиваться так же, как существовавший ранее город. Однако пока возобладала иная логика, главное достоинство которой заключается в том, что она, по крайней мере на первый взгляд, вполне известна и дает ясную программу действий. В этой логике в 1960–1990-е годы выстроено 80% существующей Москвы — вся московская периферия.

Поскольку существующий объект не соответствует логике его осмысления, то не остается ничего другого, как использовать по отношению к нему принцип чистого листа. Приходится считать Новую Москву абстрактной территорией, на которой нет ничего и все следует рисовать с нуля. Сюда следует завезти людей, создать им жилье, рабочие места, рекреационные площади, транспортную структуру — выстроить новый город. Естественно, по образцу того, который мы уже имеем, а как иначе? В принципе, в этой логике вероятность воспроизведения московской периферии становится очень высокой.

Как построить Новую Москву

Пока планы развития территории Новой Москвы и выглядят так, как будто вся земля находится в собственности государства и мы можем любой территории придать любую экономическую функцию (это касается прежде всего расположения кластеров). Что ж, можно пренебречь структурой собственности и пытаться диктовать территории планы развития независимо от того, кто ей владеет. В принципе, государство в России обладает достаточными рычагами воздействия на собственников, хотя издержки здесь очень высоки, а продуктивность такого решения с экономической точки зрения выглядит проблематичной.

Можно пренебречь сельским хозяйством в силу его малой эффективности в климатических условиях Новой Москвы и считать, что со временем все земли сельскохозяйственного назначения будут переведены под жилое строительство. Собственно, именно эта логика видится в замысле создать в Новой Москве специальный сельхозкластер. Это выглядит как резервация остатков сельского хозяйства на территории, где оно раньше было повсюду, но теперь зачищено, — нечто вроде огораживания в Англии XVI века.

Как построить Новую Москву

Однако некоторые особенности территории оказываются неустранимы в рамках существующего законодательства. Природа находится под охраной Лесного и Водного кодексов РФ. В принципе, нет особых сомнений в том, что если Новая Москва будет развиваться в соответствии с избранным сегодня путем, то рано или поздно будет поставлен вопрос о пересмотре границ охраняемых природных объектов (что, в свою очередь, скажется на экологии уже старой Москвы). Однако пока степень развитости территории не такова, чтобы без решения этой проблемы невозможно было бы двигаться дальше.

Новая Москва становится важным кейсом для развития России. Постсоветская Москва — город, который изменился больше всего по сравнению с остальными российскими. Она продемонстрировала принципиально новые для нас подходы, распространившиеся во многих сферах городского хозяйства, от медицинского обслуживания до парков и от реконструкции исторической среды до строительства «Москвы-Сити». Этот опыт на сегодняшний день определяет стандарты городского развития для российских городов-миллионников. Но в России нет аналогичного кейса для странового развития. Алексей Левинсон сформулировал следующую максиму: путешествие на 50 километров от Москвы — это путешествие во времени на 50 лет назад. При этом, по мнению экономгеографов, в том, что называется «глубинной Россией», происходит не развитие, а деградация, так что глубина путешествия со временем даже увеличивается. Новая Москва в таком случае — это площадка для поиска форм и методов развития неурбанизированных территорий, которые потом могли бы использоваться по всей стране.

Две модели и две неудачи

Главным вопросом в таком понимании проблемы оказывается выбор модели странового развития. В наличии две модели — свободного рыночного и советского планового развития.

Сегодняшняя стратегия развития Новой Москвы, принятая московским правительством, скорее склоняется ко второму. Идея баланса рабочих мест, жилья и социальной инфраструктуры ориентируется на идеал индустриального соцгорода, никогда не реализованного в полной мере, но определявшего строительство и периферийных районов Москвы, и городов-спутников 1960-х годов. Основные проблемы такого развития мы обозначили. В основании этой модели лежит большое производство — фабрика, завод, комбинат, производственный комплекс, — для обслуживания которого создан город. Но у нас не только нет планов развития промышленности в Новой Москве, мы пока не можем предложить никаких, в том числе и постиндустриальных бизнесов, способных обеспечить занятость миллиона человек. Идея кластерного развития при всей своей привлекательности пока выглядит достаточно абстрактно. Мы не можем сказать, какие именно бизнесы возникают, скажем, в научном или сельскохозяйственном кластере, насколько они рентабельны, каких инвестиций требуют и сколько рабочих мест обеспечивают. Без этого знания такая модель развития построена на песке.

Как построить Новую Москву

Это город на миллион жителей, в той же близости от Москвы, что и Новая Москва, что важно, предлагающий недвижимость того же ценового уровня, что планируется в Новой Москве. В развитии этого образования влияние плана было минимальным, перед нами сравнительно чистый (с поправкой на коррупционную составляющую) результат рыночного развития — и при этом достаточно спорный. Те городские центры, центры производства, науки и культуры, которые были на этой территории, неуклонно деградируют (отчасти из-за оборонного характера производств, не востребованных в постсоветской России). Все территории на расстоянии до трех километров вдоль больших трасс практически полностью заняты микрорайонами панельного жилья повышенной высотности, все оставшиеся внутренние анклавы — бесконечные СНТ с частными домами в основном невысокого качества. Рабочих мест, несмотря на огромную концентрацию населения, на территории практически не возникло, жители ездят на работу в Москву. Несмотря на не прекращающуюся 20 лет реконструкцию Ярославского шоссе (расширение, развязки, виадуки), это территория постоянного транспортного бедствия.

Ничего удивительного в таком развитии нет — если главной ценностью, которую представляет эта территория для рынка, оказывается подмосковный квадратный метр, то ничего, кроме жилья, она производить и не будет. Ни подмосковный редис и укроп, ни высокотехнологическая инфраструктура освоения космоса не выдерживают конкуренции с панельным жильем. В результате мы получаем территорию, утратившую сельский характер и не ставшую городом, — квадратные километры панельного жилья, которые не могут существовать без Москвы.

Это то, что В. Л. Глазычев определял как слободы, только 27-этажные. Европейской субурбии не возникло, выросла московская периферия за МКАД. Коротищи — это образец того, что мы получим в Новой Москве, если предоставим свободным рыночным отношениям развивать эту территорию по собственной логике. Причем, скорее всего, получим почти неминуемо, так как альтернативная плановая модель построена на идее кластеров, достаточно сомнительной с точки зрения реализуемости.

Нам нужен план развития Новой Москвы, выстроенный на иных основаниях.

РАССЫЛКА arch:speech