Книга «Город-коллаж»

Впервые на русском языке в издательстве Strelka Press выходит знаменитая книга «Город-коллаж», написанная архитекторами и теоретиками архитектуры Колином Роу и Фредом Кеттером.

Книга «Город-коллаж»

В конце XX века «Город-коллаж» стал одной из первых и самых убедительных альтернатив модернистской утопии. В начале книги Роу и Кеттер выступают с критикой «общего планирования» и «общего дизайна». По их мнению, это довело современный город до абсурда: «Подобно идее о Первой мировой войне как о войне во имя мира, город современной архитектуры, как в концепции, так и на практике, превратился в фарс».

Но авторы не только обличают модернизм — они предлагают архитекторам собственное решение. Для того, чтобы исправить ошибки модернизма, необходимо обратиться к городу-коллажу, где улицы сформированы историческим путем, а здания и градостроительные решения разных эпох соседствуют друг с другом.

***

Для публикации мы выбрали отрывок из главы «Город-коллаж и отвоевание времени»:

Коллаж одновременно и невинен, и лжив. В самом деле, из архитекторов только великий универсал Ле Корбюзье — то еж, то лисица — отнесся к нему благосклонно. Его здания (но не планы городов) нагружены результатами процесса, который можно считать более или менее эквивалентным процессу коллажирования. Объекты и эпизоды беззастенчиво импортируются и, сохраняя намек на источник своего происхождения, получают еще и совершенно новый положительный импульс от смены контекста. Так, например, в доме-ателье Озанфана мы сталкиваемся с массой аллюзий и отсылок, которые все вместе напоминают коллаж.

Книга «Город-коллаж»
Ле Корбюзье. Париж, дом-ателье Амеде Озанфана, 1922

Несопоставимые вещи удерживаются вместе различными средствами, «физическими, оптическими, психологическими». «Поверхность клеенки с резко выделяющимся рисунком, которая кажется неровной, но на самом деле совершенно гладкая... растворяется и в красочном слое и в изображенных формах, которые накладываются на нее». С очень незначительными изменениями (вместо клеенки с рисунком — псевдопромышленное остекление, вместо окрашенной поверхности — стена и пр.) эти слова Альфреда Барра можно с легкостью отнести к описанию интерьера ателье Озанфана. Будет нетрудно отыскать и другие работы Ле Корбюзье — коллажиста: совсем уж очевидный пентхаус Шарля де Бейстеги, силуэты крыш — пароходы и горы — виллы Савой в Пуасси и «Жилой единицы» в Марселе, нерегулярная кладка дома у Порт-Молитор и Швейцарского павильона, интерьеры домов поселка Фруже в Пессаке близ Бордо и особенно выставочный павильон Nestlé 1928 года.

Книга «Город-коллаж»

Но, конечно, за исключением Ле Корбюзье, случаи проявления коллажного сознания были редки и почти не встречали поддержки. Можно вспомнить Любеткина и его жилой комплекс «Хайпойнт 2» с кариатидами из Эрехтейона и имитацией фактуры дерева красками; можно вспомнить Моретти и его «Дом-подсолнух» с псевдоантичными деталями piano rustico (цокольный этаж — ит.); можно еще вспомнить Альбани с его палаццо Россо и Чарльза Мура. Список будет не слишком длинным, но его краткость свидетельствует о многом. Например, об исключительности. Ибо коллаж как искусство обращать внимание на осколки мира, как метод их сохранения и наделения их чувством собственного достоинства, метод, соединяющий в себе реальность и умозрительность, будучи условностью и нарушением условности, всегда действует неожиданно. Грубый метод, «discordia concors» (противоречивое согласие, соединение несоединимого — лат.), соединение разнородных образов или обнаружение мистического сходства между вещами явно несходными«. Это замечание Сэмюэла Джонсона, сказанное по поводу поэзии Джона Донна, которое можно отнести и к Стравинскому, и к Элиоту, и к Джойсу, ко многому из репертуара синтетического кубизма, свидетельствует о том, что коллаж неразрывно связан с жонглированием нормами и воспоминаниями, с оглядкой назад, что те, кто считает историю и будущее стремительным движением к все большему упрощению, могут подумать, что коллаж, несмотря на всю его психологическую виртуозность — это умышленно созданное препятствие на пути неуклонной эволюции.

Книга «Город-коллаж»
Бертольд Любеткин и Tecton. Лондон, жилой комплекс «Хайпойнт 2», 1938, вид навеса подъезда

Такова известная нам точка зрения архитекторов-модернистов: времена слишком серьезные, чтобы играть в игрушки, курс проложен, указания судьбы нельзя игнорировать. Каждый может добавить свои возражения против идеи коллажа; но нужно построить и контраргумент (исполненный серьезности), содержащий надежду на улучшение, но с сохранением скептической дистанции по отношению к грандиозным планам социального избавления. Противоречие тут, очевидно, в разном подходе к осмыслению времени.

С одной стороны, время становится метрономом прогресса, его последовательному ходу придается кумулятивный и динамический смысл; с другой стороны, хотя последовательность и хронология признаются как факты, каковыми они и являются, время, лишенное отчасти своей линейности, получает возможность изменять свое привычное течение. С одной точки зрения, допущение анахронизма — величайший из всех возможных грехов. С другой точки зрения, датировка мало на что влияет.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще