Книга «Гиперкуб. Как сделано первое здание в “Сколково”»

Не так уж много зданий становится главными героями отдельной книги. Чаще этого удостаивается комплекс сооружений, охватывающий определенный культурный или временной слой, — московский метрополитен, здания музея «Эрмитаж», города и магистрали национального значения. Но проект первой реализованной постройки на территории нашумевшего иннограда с самого начала стоял особняком. И, надо сказать, книга, вышедшая в издательстве INTERFACE, получилась соответствующей.

Книга «Гиперкуб. Как сделано первое здание в “Сколково”»

Книги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Для многих из тех, кто следил за появлением и дальнейшим развитием проекта «Сколково», до сих пор остается загадкой: как, каким образом молодому архитектору Борису Бернаскони удалось построить здание спустя всего два с половиной года после того, как в прессе прозвучало слово «инноград»? Согласовать рабочую документацию тогда, когда городской совет Сколково был только на начальном этапе формирования? И сейчас, когда на территории большинства будущих «сколковских» кварталов только-только начали орудовать эскалаторы, довести до финала строительства еще одно инновационное здание — комплекс Matrex с атриумом в виде матрешки?

Вопросов действительно много. И даже у тех, кто изначально не слишком погружен в тему, они начинают зарождаться сами собой уже с первых минут знакомства с книгой. Чтобы сразу же захватить внимание аудитории — причем самой широкой, — авторы использовали нехитрый, но действенный прием. Начало — это подборка стоп-кадров из телевизионных выпусков новостей. Бегущей строкой на них всегда идет анонс сюжета про Сколково, однако на «экране» в этот момент — совершенно другие истории, воспроизводящие 2010-й год во всем его драматизме: извержение вулкана в Исландии, пожары в Подмосковье, избиение Олега Кашина и беспредел футбольных фанатов на Манежной площади.

Тем ярче на этом фоне выглядят «прорывные» события вроде первого полета российского истребителя пятого поколения, открытия Всемирной выставки в Шанхае или получения Нобелевской премии двумя нашими учеными. «Урбанистика избегает конфликтов, архитектура воплощает их», — гласит надпись на целый разворот, следующий сразу за содержанием и краткой историей «Сколково». И это уже не первое негативное высказывание в адрес урбанистики Бориса Бернаскони, который здесь выступает главным рассказчиком (что для «историй одного проекта» опять же нехарактерно) и откровенно признается, что не верит в нее.

Гиперкуб в Сколково. Борис Бернаскони

«Споры о создании среды идут долго, результат неосязаем, а разрушить его может что угодно. Каждое здание может и должно быть средой. Я решил сосредоточиться на этой задаче. Когда остальные здания только начали проектироваться, Гиперкуб уже работал, принимал гостей и выполнял все функции, необходимые будущему инновационному центру».

Что же такое среда «по Бернаскони»? В первой главе, призванной объяснить идеологию проекта, архитектор говорит о необходимых свойствах среды, благоприятной для зарождения и развития инновационного центра: «Среда должна быть медийной — служить местом встречи, транслировать образы и символы возникающего инновационного центра. Среда должна быть вариативной — всякой, менять функцию, структуру, внешний вид, трансформироваться, отвечая изменяющимся запросам. Среда должна быть абстрактной — никакой, универсальной и безмасштабной, чтобы не спорить с формирующимся архитектурным контекстом».

Казалось бы, Борис Бернаскони — тот самый человек, который должен быть преисполненным оптимизмом в отношении дальнейшей судьбы «Сколково». Однако, расшифровывая, что именно он вкладывает в понятие универсальности и бесконфликтности с окружением, он показывает себя скорее циничным реалистом: «При негативном сценарии развития „Сколково“ есть опасность, что вся незастроенная территория инновационного центра станет объектом коммерческого освоения. Вероятно, что при сохранении транспортного каркаса „Сколково“ будет заполнено торговой и типовой жилой недвижимостью». И в этих условиях — негативный сценарий архитектор рассматривает в перспективе на 2025-й год — «благодаря возможности трансформации внутреннего пространства, когда полезная площадь здания увеличивается в 1,3 раза, Гиперкуб может стать офисным комплексом, а его медиафасад, выходящий на главную магистраль „Сколково“, станет центральной рекламной площадкой».

Книги «Гиперкуб». Борис БернаскониКниги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Чуть позже, рассказывая о технологиях формирования гиперфасада, архитектор еще раз подчеркивает, что негатив в описанном сценарии относится к проекту иннограда, но не к Гиперкубу: «Экономика трансформирует архитектуру. За столетие фасады Таймс-сквер превратились из образцов ар деко в одну из самых дорогих рекламных площадок. Стоимость размещения одного билборда достигает 4 млн. долларов в год».

Бернаскони готов к преобразованиям — любым: например, он тут же замечает, что «в одном из сценариев дальнейшего использования Гиперкуба он станет кампусом университета, а также базой для университетских стартапов».

Эта способность к трансформации, менять в течение своего жизненного цикла как оболочку, так и ее функциональное наполнение, позволяет архитектору говорить о Гиперкубе как о «здании, где время стало четвертым пространственным измерением». Идея подкреплена комиксом на тему рассказа американского фантаста Роберта Хайнлайна «Дом четырех измерений», в котором главный герой верит в то, что возможно «поставить восьмикомнатный дом на участке в одну комнату», и это и будет «гиперкуб — его восемь кубов образуют стороны в четырех измерениях».

В рассказе 1944 года гиперкуб получается чем-то совсем уж фантастическим, однако и в Гиперкубе Бернаскони, бесспорно, удалось реализовать целый ряд инновационных решений: архитектурных, инженерных. Некоторые, как стекло-хамелеон на нижнем этаже, меняющее цвет в зависимости от освещения и угла зрения, бросаются в глаза и уже вошли в анналы сети Instagram. Другие требуют подробных пояснений, поскольку их наглядная демонстрация может никогда и не состояться: например, не имеющая аналогов в мире система динамической эвакуации «Нить Ариадны» с применением технологии «белого шума».

Только специалисты смогут заметить в Гиперкубе невооруженным взглядом признаки отработанной градостроительной формулы «4Э» (Энергоэфективность, Экологичность, Эргономичность и Экономичность). Но к счастью, в книге наряду с историей возникновения проекта все технологические инновации и детали подробно описаны и проиллюстрированы. Для профессионалов есть целый раздел с рабочими чертежами, для более широкой аудитории — инфографика, схемы, диаграммы, профессиональная фотосъемка, цитаты известных людей — от Дмитрия Медведева и Виктора Вексельберга до киноперсонажей Леонардо Дикаприо. Создатели книги, в команду которых вошли известные архитектурные критики, исследователи, профессиональные архитекторы, авторы и дизайнеры (например, дизайн макета разработан Мастерской Дмитрия Барбанеля), называют ее «междисциплинарным исследованием в области архитектуры, истории, технологий и проектирования».

Книги «Гиперкуб». Борис БернаскониКниги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Действительно, описания ключевых элементов Гиперкуба дополняются краткими экскурсами в историю (о взаимодействии архитектуры и инсоляции, развитии систем искусственного климата, использования бетона в строительстве) и сравнительным анализом конструкций и подходов, причем очень схематичным и понятным. Например, сразу становится очевидно, что наиболее близкое решение распределения функционального ядра к тому, что предложил Борис Бернаскони, — не в центральной части здания, а по внешнему периметру, — встречается в работах Бьярке Ингельса. А лестница, которая была призвана стать привлекательным общественным пространством, стимулирующим отказаться от пользования лифтом и экономить энергию, и в самом деле гораздо более пологая и удобная, чем в канонических примерах у Витрувия, Палладио или в российских СНиПах.

Гиперкуб, а вместе с ним и одноименная книга, — как экспресс-курс по архитектуре нового поколения: здание строилось с использованием самых передовых технологий, начиная от проектирования с помощью систем BIM и заканчивая составлением техзадания для фасадов, исходя из исследования взаимодействия сооружения с окружающей средой. В свою очередь, книга — издательский продукт высокого качества, стиль и подачу которого авторский коллектив постарался разработать под стать «главному действующему лицу».

Тем не менее, стремление к тотальной универсальности вылилось в то, что множество моментов в книге освещены лишь поверхностно. Как ведет себя вся эта сложная высокотехнологичная начинка в реальной жизни? Каковы действительные энергетические затраты на эксплуатацию Гиперкуба? Что в нем происходит сейчас?

Правда, в настоящий момент готовится английская версия издания, и, как прокомментировал archspeech приглашенный редактор обеих версий, художник и куратор Антон Кальгаев, «Сейчас можно сказать, что в английской версии мы постараемся более подробно и более точно высказаться по поводу всех аспектов разработки, строительства и эксплуатации здания. Речь идет не только о технических вопросах, но и о концептуальных, событийных, контекстуальных. Иными словами, многое из того, что было лишь упомянуто в русскоязычной версии, в английской получит развитие и завершение».

А пока англоязычный «Гиперкуб» только в проекте, предлагаем ознакомиться с небольшим отрывком из русской книги, посвященным многоуровневому взаимодействию здания с солнцем.

Книги «Гиперкуб». Борис БернаскониКниги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Тепловой контур. Прозрачная часть

Прозрачная часть теплового контура, с одной стороны, демонстрирует транспарентность и открытость Гиперкуба, с другой — способствует энергосбережению, сохраняя тепло и пропуская солнечный свет. Конструкция прозрачной части теплого контура представляет собой алюминиевый стоечно-ригельный фасад, выполненный на базе системы Schuco FW 50+.HI с повышенной теплоизоляцией. Специальный HI-изолятор и вспененные вставки обеспечивают системе высокие теплоизоляционные характеристики. Конструкция размещена в виде поэтажных лент между выступающими за ее плоскость плитами перекрытия.

Инженеры AF рассчитали комфортный уровень дневного освещения Гиперкуба, учитывая глубину помещения и тип остекления. При использовании стекла максимальной светопрозрачности и глубине помещения выше 9 метров требуется применение дополнительных световых проводников. В Гиперкубе два таких этажа.

Выбор стекол обусловлен необходимостью сократить теплопотери и повысить солнцезащиту на западном и южном фасадах. На севере и востоке мы выбрали двухкамерный стеклопакет с внутренним многослойным стеклом Stratobel с низкоэмиссионным стеклом Planibel Top N+ в составе. На западном и южном фасадах, где солнечная энергия более агрессивна, использован двухкамерный стеклопакет с внешним многослойным стеклом Stratobel с мультифункциональным стеклом Stopray Neo в составе и внутренним многослойным стеклом Stratobel с низкоэмиссионным стеклом Planibel Top N+ в составе. Это стекло сочетает высокую степень защиты от солнечного излучения летом и высокую теплоизоляцию зимой (все стекло от компании AGC — прим. ред.).

Книги «Гиперкуб». Борис БернаскониКниги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Инсоляция и архитектура. История взаимосвязи (по материалам: Бунин А.В., Саварнеская Т.Ф., «История градостроительного искусства», Стройиздат, 1979)

I век до нашей эры Витрувий описал взаимосвязь архитектурной формы и «пути Солнца»

1877 Британские ученые Артур Даунс и Томас Блан установили бактерицидное действие солнечного света

1904 Фирма W. Hanisch&Co разработала светоотражатель для улучшения освещенности домов Берлина во время резкого уплотнения и ухудшения условия проживания в европейских городах

1916 В США вышел закон, ограничивающий высоту новых построек с целью обеспечить естественную освещенность улиц

1920-е Вальтер Гропиус произвел расчеты, определяющие оптимальное расстояние между домами для равномерной освещенности домов новых кварталов

1925 Архитекторы Огюстен Рей и Шарль Барт совместно с астрономом Жюстином Пиду определили необходимость учитывать ориентацию домов для лучшей инсоляции. Для Парижа они установили гелиотермическую ось, отклонившуюся от меридиана на 19 градусов к востоку

1954 В СССР установили норму инсоляции помещений, измеряемую в количестве часов попадания прямой солнечной радиации. Эта норма во многом определила архитектурную форму — от глубины построек до размера окон

2000 При реконструкции Потсдамской площади в Берлине использованы световые колодцы. С помощью отражателей они передают дневной свет в подземную часть площади

2002 В Австралии запатентовали первое светопроводное устройство, работающего по принципу полного внутреннего отражения. По световолокну свет передается на неограниченное расстояние.

Книги «Гиперкуб». Борис БернаскониКниги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Световоды

Светоуловители расположены на фасаде и кровле. Они поворачиваются вслед за Солнцем. После фильтрации солнечный свет по оптическому волокну попадает в те части здания, где невозможно обеспечить достаточное естественное освещение, способствуя экономии электроэнергии. Световоды практически не требуют обслуживания.

Световод состоит из приемника-светоуловителя, фильтра, оптоволоконного кабеля и рассеивающего светильника. Сначала солнечные лучи попадают в светоуловитель, оснащенный линзами Френеля. Проходя через фильтр, свет теряет инфракрасную и ультрафиолетовую радиацию, затем по оптоволоконному кабелю он попадает внутрь здания, сохраняя спектр и интенсивность. Одного внешнего устройства достаточно для освещения 30-40 кв. м помещения.

Световод вращается за солнцем подобно подсолнуху. Поворот в плане возможен на 360 градусов, в сечении — на 180 градусов световым фонарям. Один световод способен передать световой поток в 5000 лм.

Книги «Гиперкуб». Борис Бернаскони

Солнечные батареи

Основная функция батарей — аккумуляция энергии для системы технического света. Фотоэлектрические модули изготовлены по тонкопленочной технологии micromorph. Солнечное излучение, попадая в пленку, преобразовывается в электрическую энергию. Днем электричество накапливается в аккумуляторах.

Кремниевая пленка нанесена на поверхность модулей методом напыления. Простая в монтаже, система преобразования солнечной энергии сделана в России. Батареи работают по принципу фотоэлектрического эффекта, когда солнечные лучи преобразуются в постоянный электрический ток. Солнечные батареи обеспечивают техническое освещение Гиперкуба и парковки.

В ближайшее время читайте на нашем сайте репортаж о том, что происходит в «Сколково» в настоящее время и какой из двух описанных в книге сценариев более реален.

Изображения © BERNASKONI, Юрий Пальмин

РАССЫЛКА arch:speech