Книга «Архидрон: пятый фасад современной Москвы»

Первый альбом архитектурных фотографий Москвы, снятых с помощью дрона.

Книга «Архидрон: пятый фасад современной Москвы»

В книгу, выпущенную издательством DOM publisers, вошли 70 зданий, построенных в XX веке — от Дома Мельникова до «Садовых кварталов» Сергея Скуратова. Дом на Набережной, павильоны ВДНХ, станция техобслуживания автомобилей «жигули» и другие знаковые московские постройки показаны в ней не только с земли, но и сверху, и под углом в 45 градусов. От некоторых кадров буквально захватывает дух.

По сути, «Архидрон» — первый фотоальбом, в котором внешний вид зданий исследован со всех сторон. То, что раньше удавалось рассмотреть только на макетах и чертежах, на снимках доступно в реальном воплощении: звездообразная форма Театра красной армии, сложная симметрия Дома нового быта на Шверника, «уголки» домов Хавско-Шаболовского комплекса. Можно оценить архитектурные достоинства похожего на электронную плату с транзисторами Детского музыкального театра им. Н.И. Сац, спроектированного в виде химической формулы Института биоорганической химии, катамарана вестибюля метро «Студенческая».

О том, как появилась идея снять Москву с дрона и что получившиеся фотографии помогают узнать об архитектуре, мы поговорили с автором проекта — архитектурным фотографом Денисом Есаковым.

Вы снимаете во многих городах. Почему для книги выбрали именно Москву?


Во-первых, я живу в Москве, и здесь проще делать большие проекты. А во-вторых, книжка началась с того, что возникла идея снять с воздуха постройки советского модернизма. Мы со знакомым отсняли несколько зданий — в финальную версию проекта их вошло десять. Я отдал материал в медиа, и он очень хорошо разошелся в России и в мире. А потом меня нашел Филипп Мойзер, издатель DOM publishers. Мы встретились, и он предложил: давайте расширим ваш проект, захватим не только советский модернизм. Мы выбрали период с 1917 до 2017 года: авангард, сталинская архитектура, совмод, немного Лужкова — например, дом «Патриарх». К периоду постмодерна можно, наверное, отнести и «Золотые мозги», все же нельзя назвать это чистым модернизмом. Плюс современная архитектура — «Гараж», Сити, Dominion Tower Захи Хадид. Но этого немного, основной период советский. Так получился охват интересной московской архитектуры за сто лет.

Что съемка с дрона дает для понимания архитектуры — в отличие от обычной фотографии, аэрофотосъемки?


Аэрофотосъемка и съемка с дрона не очень различаются. Если человек на вертолете взлетел над городом и фотографирует здания, технически это — то же самое. Другое дело, что в Москве запрещено летать любым объектам кроме специализированного транспорта. Пассажирским самолетам можно, а всему, что ниже — нельзя. И дрон — по сути, первая возможность увидеть город сверху неофициальным лицам.

Перед другой архитектурной фотографией у дрона явное преимущество. Раньше более-менее похожие ракурсы были доступны с крыши, и возник жанр архитектурной фотографии, когда человек снимает с большим зумом, и у него получается слоеный город с деформированными расстояниями, совсем не похожий на себя. Любимый кадр такого жанра — Кремль в центре, на него наслаиваются сталинские высотки, и ощущение, что они стоят в соседних кварталах. Это здорово и необычно, но это художественный метод. А дрон позволяет подлететь ближе к объекту и снять его без деформации пространства. В книге это хорошо видно по Останкинской башне. До нас любые ближние съемки кокона с помещениями, который висит на башне, были на фоне неба. А мы подлетели на дроне, и у нас за коконом на подложке лежит город. Это более документальная съемка.

Что нового вы узнали о Москве, когда снимали для книги?


Есть разные курьезы. Например, когда мы взлетели над ВДНХ, на крыше главного павильона обнаружились четыре набора золотых букв «СССР». Насколько я понимаю, раньше эти буквы стояли по периметру крыши — теперь их просто свалили, они там лежат аккуратно, эти четыре набора, и ждут «хороших» времен.

Вообще крыша во многих европейских городах — используемое пространство. Там могут быть террасы, кафе, зеленые прогулочные зоны. У нас она чаще всего техническое пространство. И съемка сверху это подтверждает. Если посмотреть на мельниковский ДК им. Русакова, он отдан сейчас под Театр Виктюка, то видно, что крышу очень сильно испортили: понавесили на ней коммуникаций. Плюс к фасаду, который со двора, приставили шахту лифта. Крыша там сейчас не конструктивистская, не плоская, и это сильно меняет идею Мельникова. То же самое с ДК им. Зуева — там сейчас двускатная крыша, по ней невозможно ходить, и это сильно меняет восприятие архитектуры.

Еще вид сверху позволяет видеть нюансы планировки — например, с земли фасад Дома на Набережной Иофана смотрится как ровная стена, а на самом деле он изогнутый. Много таких интересных деталей.

Вы снимали здания не только сверху, в книге разные ракурсы.


Вид сверху дает вау-эффект. Вот здание, мы его таким никогда не видели. Человек говорит: вау, я с таким видом не знаком. Но стоит ли этим ограничиваться? Я подумал, что нет. Моя задача была не просто создать вау-эффект, а сделать мини-рассказ о каждой из построек.

Кроме вида сверху, в книге есть ракурс с земли. Он важный, так человек обычно воспринимает архитектуру. И у фотографии с земли вдобавок есть преимущество перед обычным взглядом человека. Наш взгляд устроен так, что мы все здание одновременно увидеть не можем, объект слишком большой. На одну часть посмотрели, на вторую, глаз собирает, мозг достраивает, но сфокусироваться на всем сразу мы не в состоянии. А когда здание собрано в фотографию, которая помещается на ладонь, человек впервые видит его целиком. Но у фото с земли есть ограничения: возникают перспективные изменения, здание заваливается. Если исправлять заваливание с помощью специальных объективов, то все равно появляются деформации, вытягиваются углы. Dominion Tower Захи Хадид на фотографиях иногда просто треугольником смотрится, хотя им на самом деле не является.

Поэтому в книге есть третий ракурс — аксонометрия. Взгляд с воздуха под углом примерно в 45 градусов. При таком ракурсе здание получается на фото практически без искажений, видны его нормальные пропорции, заметна идея. В каком-то смысле, это взгляд на здание, каким его видел архитектор. Мы никогда не смотрим на макеты с уровня пешехода, мы их видим, как птицы. Я предполагаю, что такой вид сильно сказывается на том, как думает архитектор. Он мыслит здание именно таким, так его проектирует и показывает заказчику — судьба здания зачастую зависит именно от этого ракурса.

У меня было много комментариев в соцсетях: почему дом выглядит так красиво теперь, это фотошоп? Я десять лет ходил мимо этого здания, оно всегда было страшное, а на фотографии — симпатичное и интересное. В этом и есть вау-эффект архитектурной фотографии. Поддержка зданий у нас очень плохая. Архитектура зачастую обшарпанная и неухоженная. И человек воспринимает здание как никому не нужное, считать идею архитектора ему сложно. А на фотографиях в трех ракурсах он видит дом целиком — и впервые воспринимает его как идею, а не как что-то утилитарное. И это — открытие, инсайт.

Насколько вас интересовали планировки районов, картографические подробности?


В этой книге, скорее, не интересовали. Безусловно, ракурсы с воздуха — это возможность посмотреть на здание в контексте. Обычно архитектурная фотография сильно обрезает контекст, мы видим чистое здание, а что вокруг, непонятно. Дрон позволяет охватить больше пространства. Но в нашей книге фокус был больше на зданиях. Где-то есть квартальные планировки или панорамы, но это, скорее, исключение.

Сейчас у меня есть идея проекта как раз поквартальной съемки. Она уже в какой-то степени проработки, и, наверное, тоже будет реализовываться в Москве. Это объемный проект, пока не очень понятно, во что он выльется, но интересно посмотреть на развитие кварталов в городе. На историю квартала: какими они были до революции, что стало в советские времена, к чему мы пришли сейчас и куда хотят двигаться дальше городские власти.

***

В субботу 19 августа на Фестивале архитектурной книги автор книги «Архидрон» Денис Есаков станет участником дискуссии про модернизм, организованной издательством DOM publishers. В рамках фестиваля редакция archspeech проведет мастер-класс «Современная архитектура: как писать и как читать?», также выступят руководитель издательства TATLIN Эдуард Кубенский, архитектурные фотографы Владислав Ефимов и Антон Акимов.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще