Каких знаний не хватает студентам: 4 мнения

Первый опыт работы студента в бюро переворачивает все прошлое понимание профессии архитектора. Открывается новый мир со сметами, рабочими чертежами и экспертизой. Как подготовиться к этому переходу еще на этапе учебы, рассказываем цитатами практикующих архитекторов.

Каких знаний не хватает студентам: 4 мнения

Публикуемые позиции — фрагменты из интервью, которые подготовили для исследования к конференции «Открытый город. Образование в сфере городского планирования». Полные версии 9 бесед с ведущими практиками мы собрали в отдельном потоке. Там же читайте наш гид по событию: 5 причин пойти на конференцию «Открытый город».

Илья Мукосей

партнер архитектурной студии «ПланАР»
Илья Мукосей

Навыки берутся на работе: архитектуре не научишься без практики. В институте получаешь теоретические знания, даже из практических дисциплин, а все, что связано с реальностью, не обретешь в отрыве от нее.

Мне не хватало и не хватает знаний в области конструкций. Я понимаю, что арматура в бетоне чаще всего должна быть снизу, но это все, что дает обучение конструкциям и строительной физике в МАРХИ. Первое время я хотел выучиться еще и на конструктора, но не сложилось. В конце концов сам разобрался в основных вопросах. Но в МАРХИ было бы полезно развивать это направление.

Полное интервью Ильи Мукосея: «Люди всегда нужны срочно»

Евгения Муринец

ответственный секретарь Архитектурного совета города МосквыЕвгения Муринец

У нас в вузах хорошо преподают архитектуру и градостроительство с эстетической стороны. Хорошо работают с темой комфортной городской среды — и это тоже скорее эстетическое, чем техническое. В МАРХИ, например, прекрасный исторический блок, можно не сомневаться, что оттуда выходят с достаточным объемом знаний по истории архитектуры и морфологии развития города. Также ряд преподавателей, имеющих большой личный опыт проектирования и реализаций, дают студентам основы проектной работы в мастерской.

В реальной жизни этих знаний недостаточно, чтобы работать на хорошей работе с хорошей зарплатой и, главное, реализовывать задуманное. Этих знаний хватит только на концепцию, пусть даже продуманную.

Дальше возникают вопросы — из чего сделано здание? Может ли это здание стоять здесь? Вопросы одновременно градостроительных нормативов и документации, ограничений на участок. Не зная этого, можно нарисовать то, что никто никогда не построит. Принесешь заказчику, а он — мне, чтобы построить ваш дом, нужно 10 лет на согласование и миллиард долларов на стройку. Необходимо учитывать эти аспекты, а чтобы их учитывать, нужно хорошо разбираться в градостроительных нормативах, документообороте и возможностях строительных конструкций — лучше, чем сейчас учат в институтах.

Вывод такой, что эстетика, архитектурные и градостроительные исследования в школах прекрасно развиты, а изучение документооборота, градостроительных нормативов и строительных конструкций нужно усиливать. В частности, для МАРХИ я бы считала важным дать возможность развиться кафедрам архитектурных конструкций и архитектурной практики.

Полное интервью Евгении Муринец: «Архитектор — не оформитель, а модератор»

Никита Токарев

директор Московской архитектурной школы МАРШ
Никита Токарев

Мы прохладно относимся к идее экзаменов вообще — с билетами, заданиями, которые надо выполнить за ограниченное время. Это ведь не экзамен в ГАИ, когда нужно за несколько секунд на дороге принять решение — поворачивать, тормозить, газовать. Архитектор не сталкивается с такими ситуациями, и ни к чему загонять его в стресс и принуждать ставить галочки в клеточках. То же со вступительными экзаменами. Мы принимаем на основе портфолио и собеседований.

При этом я не уверен, что школьник, если он не гений, соберет осмысленное портфолио. Где-то надо поучиться. Мы же хотим видеть в человеке творческую индивидуальность, а не чтобы он просто умел штриховать бороду Сократа. Часто год или два на подготовительных курсах ребята штрихуют античные гипсы и рисуют шары, не видя и не слыша ничего вокруг. Это очень печально. На собеседования приходят симпатичные юноши и девушки с хорошим творческим потенциалом, но они измучены этими кубами и шарами, у них просто нет сил, и они приносят портфолио с гипсовыми головами. Начинаешь с ними об архитектуре, кино, музыке говорить, но все равно: слышал про выставку, но не пошел, хотел прочитать, но не прочитал. И куда с ними? Мы не берем. Беда.

Полное интервью Никита Токарев: «Рисуя гипсовые головы, научишься рисовать только гипсовые головы»

Вадим Греков

управляющий директор ОАО «Моспроект-4»
Вадим Греков

В МАРХИ суперпреподаватели, но система построена от решения технических задач и натаскивания на их решение на разных примерах: коттедж, школа, дом большой и маленький, офис.

В первую очередь необходимо понимать зачем. А когда уже понимаешь зачем, дальше ты должен знать, что ты художник и ты должен этот дом сделать супернеобходимым этому месту уже не с точки зрения социальной необходимости, а с точки зрения художественной необходимости, то есть просто заставить его быть нужным этому месту.

Это адски сложная задача. Ни один из наших вузов не пытается и не может ее решить. В «Строгановке» тоже не решали в полной мере, но там хотя бы артикулировали ощущение необходимости образа — неважно, что ты делаешь: телефон, кофемолку, дом или стул.

Полное интервью Вадима Грекова: «Никто управленцев не готовит и даже не думает»

РАССЫЛКА arch:speech