Как стать известным архитектором: советы блогера со стажем

Архитекторы хотят признания. Как его добиться — вопрос скользкий, а у кого спрашивать — неясно. Но есть блог «Записки о том, как стать известным архитектором» Конрада Ньювела. В нем больше 100 историй-советов: ироничных, мудрых, провокационных. Автор составил рецепт успеха для потенциальных звезд, а мы выбрали из него самое полезное. 

Как стать известным архитектором: советы блогера со стажем

Конрад Ньювел называет себя архитектором, который тоже мечтал стать звездой. Его главный совет прост: если вы не понимаете, что делаете в профессии, бросьте ее. Но если вы, пока еще безызвестный, уже знаете ответы на самые важные вопросы — кто вы и чем можете усовершенствовать мир — оцените остальные идеи. Или просто вдохновитесь, как им следовали Заха Хадид и Фрэнк Гери.


Подстраивайтесь под ситуацию как Заха Хадид


Famous architect 

По мнению Ньювела, каждый известный архитектор занимается саморекламой. Сколько бы он ни говорил, что это ниже его достоинства — не верьте. В течение всей карьеры он выстраивает образ вокруг своих положительных качеств, а ради имиджа не стыдится поступиться принципами.

Чем известна Заха Хадид, кроме своих вызывающих проектов? Резкими феминистскими взглядами. Ньювел напоминает: как только звезду начинали ругать, она доставала из рукава гендерную карточку. «Я женщина, поэтому вы меня критикуете», — парировала Хадид. А отдувать по сути приходилось чаще всего Патрику Шумахеру — ее другу и партнеру по бюро.

Заха Хадид была членом жюри Притцкеровской премии как раз в то время, когда приза лишали ее коллегу Дениз Скотт Браун. Архитектор не стала делать громких публичных заявлений в защиту Браун. А спустя годы она согласилась на дорогостоящий проект стадиона в Катаре — эмирате с восточной культурой, в котором по умолчанию царит патриархат. Все это не вяжется с феминизмом.

Однако не стоит считать Заху Хадид лицемерной — она была противоречивой и мудрой. Если вы хотите стать звездой, откажитесь от подросткового нонконформизма и умейте быть дипломатом. При удобном случае вы всегда напомните о своих истинных взглядах.


Придумывайте афоризмы и общайтесь с журналистами как Филип Джонсон


Famous architect

Необязательно быть талантливым или удачливым, чтобы заявить о себе, считает Ньювел. В пример он приводит Филипа Джонсона — якобы посредственного архитектора, который воплотил в себе все «поверхностное, пустое и унизительное в святой профессии архитектуры». Но именно Филипа Джонсона автор блога называет тем, кто по-настоящему овладел искусством славы.

Ньювел приводит цитаты Джонсона, которые отражают все его отношение к архитектуре и жизни. Первая: «В архитектуре не очень важна функция. Какая функция у симфонии Бетховена?». И вторая: «Я хороший архитектор, а не Фрэнк Ллойд Райт, не Фрэнк Гери, не Ле Корбюзье, не Мис ван дер Роэ... Я трачу свое время на создание архитектуры, которая, может, не так уж хороша. Но заниматься этим очень весело».

Искусство славы не столько в громких проектах, сколько в громких высказываниях. Если здания и могут забыть, то интервью с броскими фразами разберут на афоризмы и перепечатают. Отсюда вытекает еще одно правило начинающего путь к славе архитектора: нельзя игнорировать журналистов, они первые, кто обеспечит вам имя. 


Признавайте ошибки как Фрэнк Гери


Famous architect

«Самое забавное, что есть во Фрэнке Гери и других известных архитекторах, — так это способность как-то по-особенному развлекаться», — рассуждает Ньювел. Настоящие знаменитости не бояться быть смешными, и это их делает ближе к обывателям.

Быть не идеальным свойственно человеку, поэтому ударяться в перфекционизм на пути к славе глупо. Берите пример с Фрэнка Гери: он в юности решил изобрести воду, а сейчас шутит на эту тему в интервью. А еще архитектор признается, что часто замечает ошибки в проекте только когда он уже готов. «Иногда мне стыдно — как я вообще мог такое построить?!» — смеется Фрэнк Гери.

Он не боится быть искренним. «Когда архитекторы презентуют свою работу, большинство из них как будто говорит: „Я — хороший парень. Позаботился о городе, о контексте, о клиенте“, — рассуждает Фрэнк Гери, — Но то, что они говорят — естественно как гравитация. Вот побеспокоились ли они о бюджете? Например, у меня был единственный не убыточный проект — MIT».

Ньювел оговаривается, что Фрэнк Гери хоть и рассуждает о «хороших парнях» с ноткой сарказма, но сам поступает как «свой, хороший парень». Тот, которому не стыдно рассказывать о неудачном опыте по изобретению воды журналистам и признать собственные проекты убыточными. И это — часть его пути к мировому признанию.


После вуза идите к звездам и забудьте про бумажные проекты — поступайте как SANAA


Famous architect

Чему можно поучиться у SANAA? Последовательности, гармонии между творчеством и прагматизмом, рассудительному отношению к проектам и верному старту. Если все делать правильно, не понадобятся ни эксцентричные жесты, ни заигрывания с публикой, ни афоризмы в интервью. Слава Кадзуйо Седзиме и Рюэ Несидзаве далась одновременно и просто, и сложно. Их карьеру можно разложить по шагам, каждый из которых — предсказуемый этап к успеху.

Первым работодателем у Кадзуйо Седзимы и Рюэ Несидзавы был лауреат Притцкеровской премии японец Тойо Ито. К нему Седзима устроилась сразу после вуза: Ньювел считает, что нельзя прославиться, если не попрактиковаться у звезды. Стоит рискнуть и пойти на низшую позицию, зато сразу в именитую компанию. Спустя шесть лет архитектор основала студию, а в 1995 году — собственное бюро вместе с Рюэ Несидзавой.

Следующие 10 лет SANAA не изменяли себе: пока коллеги гонялись за сложными конструкциями, японцы работали в минималистичном бетоне и не экспериментировали с конструкциями. Они трудились только на имя — и не соглашались на заведомо бумажные проекты. А в 2010 году им дали Притцкеровскую премию. 


Ради чего столько мучений? 5 бонусов звездной жизни


Если вы сомневаетесь, стоит ли пробираться через сложную карьеру, журналистов, ошибки и борьбу с конкурентами к славе, у Ньювела для вас есть пара аргументов за. Итак, вот что ждет вас, если вы станете звездой:

1. Обыватели и архитектурные критики перестанут доставать вопросами. Они решат, что что бы вы ни делали и ни говорили, по умолчанию осмысленно и замечательно.

2. Вероятно, вы получите ретроспективу в центральном музее еще до того, как умрете.

3. Вы сможете легко воспользоваться идеями менее известных архитекторов — просто «позаимствовав» их, никто и не заметит.

4. В какой-то момент вам предложат курировать Венецианскую биеннале.

5. У вас будут брать автографы (это могло бы быть единственной причиной за) и просить согласиться на селфи. 

Остальные аргументы читайте в блоге Конрада Ньювела.


Все изображения взяты из блога автора

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще