Как архитекторам реагировать на критику: 5 проверенных методов

Ни один год не обходится в архитектуре без скандалов. При этом архитекторам приходится отдуваться не только за собственные решения, но и за работу девелоперов, инженеров и строителей, часто принимая весь удар на себя. archspeech на известных примерах разобрался, как архитекторам удается выходить из под общественного прессинга.

Как архитекторам реагировать на критику: 5 проверенных методов

Элизабет Диллер

Метод Элизабет Диллер: публичные слушания

Открытые слушания, как правило, проходят в довольно напряженной обстановке, особенно если речь идет о важном для города проекте, вызвавшем большой резонанс. Так случилось, например, с Американским Музеем Народного Искусства в Нью-Йорке, который было решено снести ради расширения площадей MoMA по проекту Diller Scofidio + Renfro.

В организованной Американской лигой архитекторов дискуссии Элизабет Диллер, желая склонить общественное мнение в свою сторону, сначала более получаса рассказывала о новом проекте, разбирая подробно концепцию и каждый этаж нового здания, после чего еще продолжительное время вместе с коллегами отвечала на вопросы публики.

Прежде всего такой подход позволил наладить диалог с профессиональным сообществом: архитекторами, защитниками наследия и специалистами по девелопменту. Подобная схема общения применялась архитекторами Diller Scofidio + Renfro и раньше — в Москве, при презентации проекта парка «Зарядье». Тогда отдельно выступили все участники консорциума, но и Элизабет Диллер взяла слово, подробно рассказав о технических аспектах парка, которые до этого нигде публично не освещались.

Успешность формата доказывает и программа Союза московских архитекторов «Особые места Москвы» под кураторством Елены Петуховой. Во время открытых дискуссий в ЦДА разбираются наиболее актуальные проекты Москвы. Последним из таких проектов стала концепция организации Павелецкой площади, выполненная молодым архитектурным бюро WALL. Несмотря на то, что проект разрабатывался на протяжении четырех месяцев, для многих он стал настоящим сюрпризом, вызвав множество спекуляций в прессе. Открытость основателей бюро Рубена Аракеляна и Айка Навасардяна, согласившихся публично рассказать о проекте и ответить на все вопросы, не только смогла снять напряжение, но и зарекомендовала команду с положительной стороны.

Патрик Шумахер

Метод Патрика Шумахера: виртуальная приемная

На каждого поклонника студии Захи Хадид обязательно найдется и скептик, категорически не воспринимающий архитектуру британки. Поэтому партнер студии, Патрик Шумахер, невольно взял на себя роль своеобразного проповедника идей Захи Хадид и параметризма в целом, используя для этого интернет и соцсети в частности.

На своей странице в Facebook в отличие от коллег по цеху, размещающих по большей части анонсы лекций и фото с поездок, Шумахер часто публикует собственные заметки на различные темы, иногда даже на русском языке «специально для друзей из России». Хотя чаще получаются довольно провокационные материалы, например, «В защиту Звезд и Икон»: текст вызвал долгие обсуждения по поводу «звездных проектов» и роли профессиональных качеств в архитектуре.

При этом Шумахер не только формирует повестку дня, но и сам активно участвует в обсуждениях. Так, в комментариях к интервью Алехандро Аравены, которое он дал порталу Dezeen после получения Притцкеровской премии, Шумахер поднял серьезную тему о повороте награды спиной к архитектуре в угоду общественному мнению. Часто архитектор появляется и в комментариях к материалам портала Archinect, где он лично, а иногда и под псевдонимом parametricist, вступает в диалог с читателями. Кому-то может показаться, что он просто скучает на работе. Но по тому, какой большой отклик вызывают каждый раз его заявления, можно судить, что такая стратегия определено помогает продвигать философию студии.

Сантьяго Калатрава

Метод Сантьяго Калатравы: объяснение роли архитектора

Архитекторов принято считать этакими дирижерами, которые объединяют вместе людей разных специальностей, что в итоге позволяет реализовать проект. Впрочем, есть у этойй медали есть и обратная сторона — при любых проблемах вопросы будут задавать именно архитекторам. Одним из ярких примеров может служить карьера Сантьяго Калатравы, проекты которого редко обходятся без скандалов по самым разным причинам.

В отличие от разговорчивого немца Шумахера, Калатрава предельно замкнут, а интервью в основном дает по электронной почте. И понять архитектора можно. Любые проблемы с его объектами приписывают конкретно ему, часто даже не разбираясь, кто прав и виноват на самом деле. В многочисленных комментариях прессе испанцу приходится методично рассказывать о сложном процессе возведения зданий и конкретной роли в нем архитектора.

Так, например, один из последних проектов архитектора — транспортно-пересадочный узел ВТЦ в Нью-Йорке — критиковали буквально за все. Но, несмотря на обвинения в сторону Калатравы, независимое расследование показало, что в срывах сроков скорее стоит винить девелопера, а ответственность за превышение сметы лежит на подрядной организации. По словам Калатравы, непосредственно бюджетом проекта занималась целая команда из 25 человек, которая, впрочем, мало слушала его советы, хотя он и предполагал подобное развитие событий.

Заха Хадид

Метод Захи Хадид: детальный отчет

Если Калатрава предпочитает отмалчиваться, ограничиваясь краткими комментариями, то бюро Захи Хадид очень серьезно относится к любым неоднозначным ситуациям в прессе, связанными с проектами студии. Британка может и подать в суд, и кинуть трубку во время интервью, но больше всего ее заботит профессиональная репутация бюро.

Главная история 2015 года — аннулирование результатов конкурса на Олимпийский стадион в Токио — показала миру, как бюро может отстаивать собственную правоту. Японское правительство, явно желавшее отдать проект местному архитектору, долго выискивало поводы придраться к проекту британского бюро. В ответ пресс-служба студии подготовила исчерпывающий 88-страничный отчет, подробно рассказав и о концепции, и о конструктивных решениях, и о подходе к формированию бюджета.

Но даже 20-минутное видео, специально смонтированное для очередного слушания, не смогло заставить передумать японские власти. Зато удалось убедить архитектурную общественность, которая еще никогда не было так едина в поддержке Захи Хадид. Причем подробный проектный отчет продолжает работать в пользу Хадид до сих пор. Недавно представленный новый проект стадиона от Кенго Кумы сразу уличили в плагиате, распознав в нем явные заимствования от британской студии, которая потратила на разработку проекта порядка двух лет.

Фрэнк Гери

Метод Фрэнка Гери: вместо тысячи слов

В свои 86 лет Фрэнку Гери уже точно ничего не нужно доказывать и стараться аргументированно ответить критикам. Поэтому, когда архитектора спросили, что бы он сказал тем, кто называет его архитектуру слишком «вычурной», то он просто показал средний палец, не скрывая при этом улыбки.

Позже, комментируя произошедшее, архитектор пояснил: «Время от времени возникает небольшая группа людей, которые делают нечто особенное. Очень немногие. Но Господи, оставьте нас в покое! Мы преданны нашей работе».

Жест, конечно же, стоит расценивать как шутку, которая, тем не менее, довольно показательно характеризует нынешние отношения архитекторов с окружающим миром. Слишком уж мало людей за пределами профессии разбирается в архитектуре, просто не желая вникать в тонкости предложенных решений. По той же причине появился проект в поддержку жеста Фрэнка Гери «Supporting Frank Gehry», который, впрочем, также стоит воспринимать как не более чем профессиональный юмор архитекторов.

«Supporting Frank Gehry»

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще