История успеха: бюро не испугалось нового рынка и получило заказов на три года работы

Бюро «Новое» существует с 2013 года, но уже стало своеобразным монополистом в области, которую другие обходили стороной — в пространствах для шахматных турниров. 

История успеха: бюро не испугалось нового рынка и получило заказов на три года работы

Как ожидать большого интереса к шахматам, если зрители в течение 6-8 часов вынуждены наблюдать примерно одно и то же — однотипное перемещение фигур по доске? Прибавьте к этому сложные форматы турниров, многостраничные регламенты, и вы поймете, почему FIDE (Международная шахматная федерация) создала отдельную организацию World Chess для соревнований и продвижения шахмат в массы — в том числе через архитектуру.

В рамках популяризации в 2015 году разработали новую айдентику, концепцию бренда и рекламные кампании. Когда руки дошли до архитектуры, то оставался всего месяц до подготовки к блиц-чемпионату в Берлине.

Именно тогда свой первый «шахматный» заказ получило молодое бюро «Новое»: агентство V confession agency пригласило их вместе поработать над берлинским турниром. До шахмат «Новое» успешно занималось общественными проектами, в том числе летним павильоном для «Гаража», однако пространства для спорта были неизведанной областью.

Пространство блиц-чемпионата в Берлине, с которого началась история сотрудничества

Впоследствии «Новое» выполнит еще 8 шахматных проектов, начнет работать над передвижными павильонами и создаст собственную неформальную методичку — облако знаний, посвященных архитектуре турниров.

При этом в квартире на Земляном валу, которую занимает бюро, до сих пор не появилась шахматная доска — в интервью arch:speech Сергей Неботов рассказал, что для проектирования шахматных пространств необязательно быть знатоком игры. Важно совсем другое:

Как работать с пространством, которое никто до вас не делал: опыт «Нового»

 

1. Определить ключевой модуль


Работа над проектом шахматного пространства всегда начинается с основной единицы — стола и двух стульев. Проектирование зависит от вида шахматного турнира — блица, гран-при и т.д. — и от количества билетов, которые хочет продать организатор. Необходимо удовлетворить интересы и других сторон: сделать зону для зрителей (общую и для vip-гостей), предусмотреть античитинговую систему, комнаты трансляций для телевизионщиков, а также отдельные комнаты отдыха и гардеробы для спортсменов.

Бюро «Новое»

Еще одна интересная деталь — так называемая исповедальня для спортсменов. Это небольшой куб, внутри которого стоит зеркало: в будку можно зайти и выговориться, рассказать самому себе, какие ты допустил ошибки. Монолог при этом транслируется в прямой эфир.

«Выбор стула для шахматистов напоминает выбор свадебного платья»

 

Кстати о стульях: во время игры шахматистов не особо заботит происходящее вокруг, однако в случае со стульями они проявляют особую щепетильность — игра может длиться по 6-8 часов. Это доставляет архитекторам дополнительные трудности, так как важно, чтобы все стулья были одинаковыми, и сложно угодить вкусам каждого из спортсменов.

2. Сделать акцент на эмоциях


Организатор турниров, компания World Chess, превращает шахматы в зрелищный вид спорта, и это желание реализуется в том числе за счет архитектуры. В этом смысле самым удачным у «Нового» получился проект для предстоящего полуфинала мирового чемпионата. Это пространство в Берлине, созданное на территории бывшего завода по производству льда. Оно напоминает ринг: игроки сидят внизу, в центре зала, а зрители наблюдают за ними сверху, стоя в галереях.

Бюро «Новое»
Зрители отделены от игроков целым этажом, однако это не мешает наблюдать за действом

К перилам галерей будут подсоединены планшеты с биографией и биометрическими данными шахматистов. Наблюдая за тем, как меняется пульс и частота дыхания игрока, зритель еще больше вовлекается в игру.

Драматичность можно усилить и другими способами, даже с помощью размера сцены — шахматисты периодически прохаживаются по ней во время партии, создавая дополнительное напряжение: «Игроки никогда не сидят за столом постоянно, пространство игры намного шире. И чем больше воздуха на сцене, тем драматичнее выглядит то, что там происходит».

3. Подобрать практичный материал


Большая часть конструкций сделана из ламинированного ДСП. «Новое» остановилось на этом материале по нескольким причинам: его легко найти в любой стране мира, он быстро монтируется и хорошо смотрится в исторических зданиях, где порой проходят турниры: гладкие и отражающие поверхности создают интересный контраст с грубым кирпичом и бетоном.



4. Экспериментировать и наблюдать


Золотая середина, от которой в бюро всегда отталкиваются, была найдена с первого же раза — во время подготовки к чемпионату в Берлине. Тем не менее «Новое» старается экспериментировать и отказывается от некоторых решений по ходу работы.

В Нью-Йорке архитекторы в порядке эксперимента создали для игроков звукоизолированный «аквариум»: шахматы — игра молчаливая, и в залах, где проходит игра, зрителям необходимо соблюдать строгую тишину.

«Невозможность обсуждать происходящее сильно мешает наслаждаться шахматами»

 

Наблюдая за шахматистами через стекло, зрители не только смогли свободно переговариваться, но и подойти вплотную к шахматными столам — что, опять-таки, запрещено на турнирах с обычной планировкой. При всех плюсах для зрителей, «Новому» пришлось отказаться от этого решения. Звукоизоляция не работает на 100%, если не вкладывать в нее большие суммы: по словам Сергея Неботова, она должна быть в 10 раз дороже, чтобы оправдать себя.

Также в бюро отказались от фиксированных сидячих мест: начиная с гран-при в московском пространстве DI Telegraph, для публики организуют амфитеатр или другую зону со свободной рассадкой. Среди зрителей попадаются ярые фанаты, которые могут наблюдать за игрой в течение всей партии, и отдельные стулья снижают пропускную способность общественной зоны.

5. Готовиться к худшему


Самым сложным опытом оказались залы в нью-йоркском здании Фултон-маркет. У заказчиков было много отклонений и уточнений, поэтому архитекторы перечерчивали площадку около 30 раз. Хлопот добавила и изначальная планировка: по всему этажу были разбросаны различные вертикальные коммуникации, зал включал в себя зону пониженного потолка.

На площадке было сложно работать с чистыми формами, заложенными в визуальный стиль турниров. Но выход из положения нашли: еще больше усилили деконструктивистскую обстановку и сделали максимально трансформируемую общественную зону.


Что дальше


Сергей Неботов убежден, что после такого опыта его бюро могло бы справиться с пространствами и для других спортивных мероприятий. Однако «Новое» хочет развиваться именно в шахматной среде: помимо больших проектов, они думают над строительством универсального передвижного шахматного павильона, который можно поставить в любой точке мира. Еще одно направление — шахматный клуб на 100-150 квадратных метров. Это стационарное пространство, которое собираются открыть в Москве на первом этаже сталинской высотки возле метро «Баррикадная».

Помимо шахматных турниров FIDE, «Новое» уже поучаствовало в нескольких крупных проектах, в том числе на Всемирной выставке этого года в Казахстане. О четырех параметрических павильонах мы писали в статье «Отразить стихию в архитектуре: бюро „Новое“ для ЭКСПО-2017».

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще