Илья Мукосей: «Люди всегда нужны срочно»

Партнер архитектурной студии «ПланАР» Илья Мукосей доказывает, что для России лучший вариант, когда центральная фигура — архитектор, а не условный генпроектировщик, который просто координирует процесс. 

Илья Мукосей: «Люди всегда нужны срочно»

Когда вы только начинали, было ли ощущение, что вам не хватает знаний и навыков? Если да, что вы с этим делали?

Навыки берутся на работе: архитектуре не научишься без практики. В институте получаешь теоретические знания, даже из практических дисциплин, а все, что связано с реальностью, не обретешь в отрыве от нее.

Мне не хватало и не хватает знаний в области конструкций. Я понимаю, что арматура в бетоне чаще всего должна быть снизу, но это все, что дает обучение конструкциям и строительной физике в МАРХИ. Первое время я хотел выучиться еще и на конструктора, но не сложилось. В конце концов сам разобрался в основных вопросах. Но в МАРХИ было бы полезно развивать это направление.

В вашей студии эти вопросы находятся в компетенции архитекторов или других, более узких специалистов?

Если архитектор на базовом уровне не разбирается во всех инженерных областях, связанных с проектированием, ничего хорошего не выйдет. Архитектор все-таки центральная фигура, он не только придумывает планировки и внешний вид здания, он еще должен организовать работу всех остальных специалистов. В разных странах этот процесс устроен по-разному, но для нас лучший вариант, когда центральная фигура — архитектор, а не условный генпроектировщик, который просто координирует процесс. В нашем бюро специалистов смежных специальностей нет, мы нанимаем их на субподряд, но всегда вникаем в то, что они делают, и стараемся это контролировать.

Если инженерам дать волю, здание получится удобным только для сантехников и электриков, потому что для технических помещений будут отведены самые лакомые места. Мало того — запросы инженеров разных специализаций часто прямо противоречат друг другу. Только архитектор способен их примирить и при этом обеспечить удобство здания для будущих пользователей.

А может архитектор быть менеджером проекта? Или нужен еще кто-то?

Человек с архитектурным образованием вполне может быть менеджером проекта, но совмещать должности архитектора и менеджера затруднительно, хотя и приходится иногда. У архитектора и менеджера проекта очень разный круг задач. Первый координирует собственно процесс проектирования и представляет заказчику результаты работы, а второй обеспечивает этому процессу документальную поддержку — заключает договоры, следит за платежами и т. д.

Тем не менее архитектору не менее полезно знать менеджерскую кухню, чем менеджеру — архитектурную.

У менеджера проекта должно быть профильное образование или не обязательно?

Не обязательно. У меня есть немало знакомых, которые из архитекторов успешно переквалифицировались в управленцев. Прошлый архитектурный опыт им очень помогает. Но есть и люди с совсем другим образованием, которые тоже стали хорошими архитектурными менеджерами. Трудно сказать, у кого получается лучше. В принципе, это доступно любому человеку с высшим образованием, обладающему организаторскими способностями. Но у каждого есть и пробелы в образовании, которые приходится заполнять опытом. В частности, архитектору на такой должности, как правило, вначале не хватает знаний из финансовой и юридической области. К сожалению, многие, и я в том числе, во время учебы к непрофильным предметам относились свысока. Поэтому кое-чему потом приходится учиться даже у студентов, которые проходят у нас практику. Впрочем, нельзя сказать, что в МАРХИ этому так уж хорошо учат. Периодически делаются попытки заполнить этот пробел, но это, как правило, факультативы, на которые мало кто ходит.

У вас в мастерской часто люди меняются?

Нет. У нас маленькая студия, мы нечасто набираем новых сотрудников. Труднее всего найти людей, которые готовы не только к творческой, но и к рутинной работе. Как ни странно, мы их находим. Наши ландшафтные проекты требуют особенных навыков, но этому как раз можно научить.

Первое время, когда я искал новых сотрудников, хотел, чтобы они помнили хотя бы основы тригонометрии. У меня был коронный вопрос: какая функция связывает между собой уклон поверхности в градусах и процентах? К сожалению, никто так и не ответил, и я перестал спрашивать. Чему удивляться, если главный вступительный экзамен в МАРХИ — рисунок, а знают ли абитуриенты математику, никого особенно не волнует.

Когда вы нанимаете выпускника, важно, что он окончил?

В принципе, это не ключевой критерий. Но у нас всегда были только мархишники.

Почему?

Так сложилось. Приличных людей выпускают в Москве не только из МАРХИ, но и, например, из «Землеройки» (Государственного университета по землеустройству), но этих приличных очень мало. Если говорить о людях из других городов, тут проблема скорее организационная. Москвичи близко: их легче пригласить на интервью, и они могут быстрее выйти на работу, а люди всегда нужны срочно. В МАРШ учится немало способных ребят из других городов, но оттуда каждый год выходит всего человек 20, некоторые возвращаются домой, а у остальных запросы сразу более высокие — к нам никто оттуда пока не просился.

Чего студентам больше всего не хватает и в чем, наоборот, их достоинства?

Совершенно естественно им не хватает практических навыков, и они совершенно естественно их приобретают. Зато у студентов обычно очень хорошо с компьютерной подготовкой. Мы тоже в студенческие годы владели программами лучше, чем наши руководители. Это нормально. Хотя когда я через год после окончания института попал в мастерскую к Плоткину, оказалось, что ArchiCAD и Artlantis Владимир Ионович знает лучше всех.

Как устроена работа с молодыми сотрудниками? У них в студии есть какой-то тьютор?

Отдельного тьютора, конечно, нет. Если новичку достается работа над какой-нибудь концепцией, роль тьюторов берем на себя мы с Наташей Воиновой, как руководители бюро. Если же он садится на «рабочку», его опекает тот, кто ведет проект. Но, в принципе, он может задавать вопросы любому из нас.

В свое время у Плоткина мне больше всего понравилось, что все, не исключая и самого Владимира Ионовича, готовы были помочь советом. Так и у нас заведено. Только вот ArchiCAD теперь никого учить не приходится — тех, кто с ним не знаком, мы не принимаем.

***

Серию интервью об архитектурном образовании подготовили организаторы конференции «Открытый город. Образование в сфере городского планирования». Все восемь разговоров мы собрали в отдельном потоке. Там же читайте наш гид по событию: 5 причин пойти на конференцию «Открытый город»

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще