Хрустальная мечта: как здание из стекла стало залогом светлого архитектурного будущего

Хрустальный дворец, построенный в 1851 году по проекту садовника Джозефа Пэкстона, не только положил начало Всемирным выставкам инженерных и технологических чудес со всего мира. Не только воплотил чаяния жителей Туманного Альбиона о зданиях, пронизанных солнечным светом. Но и явился настоящей революцией в архитектуре.

Хрустальная мечта: как здание из стекла стало залогом светлого архитектурного будущего

Хрустальный дворец. Джозеф Пэкстон. 1851

«Преданный садовник»

Хотя ту эпоху, традиционно для Англии, стали называть именем королевы – «викторианской» – немалый вклад в развитие английской культуры, науки и технологий в середине XIX века внес и принц Альберт. Например, именно он придумал проводить «Великие выставки промышленных шедевров всех наций»  – теперь они называются Всемирными выставками ЭКСПО. И первую такую выставку запланировали открыть на территории лондонского Гайд-парка 1 мая 1851 года («первомайская» традиция, кстати, сохраняется по сей день). Это сейчас страны-участники возводят для себя отдельные павильоны – тогда же предполагалось, что выставочные пространства для «всех наций» организуют внутри одного большого здания –  которое, правда еще предстояло построить.

Хрустальный дворец. Джозеф Пэкстон. 1851

Ни для кого не секрет, что члены королевских семей никогда не отличались особым терпением – ни в Англии, ни где-либо еще. Идеи приходят внезапно, решения принимаются быстро, и долгое ожидание недопустимо. Неудивительно, что в январе 1850 года специальный комитет, созданный для решения всех «выставочных» вопросов, не имел ни малейшего понятия, как пресловутое здание будет выглядеть. Ясно было одно: надо строить быстро возводимое и не слишком дорогое, но – технологическое чудо. Ни одна из 245 работ спешно проведенного за три недели конкурса всем этим критериям одновременно не удовлетворяла. Ситуация казалась патовой.

Хрустальный дворец. Интерьер. Джозеф Пэкстон. 1851

Тогда-то проектом и заинтересовался Джозеф Пэкстон. Он был, в общем-то, даже не архитектором, а садовником. Много работая с растениями, Джозеф задумался над тем, как можно было бы улучшить условия их обитания и создать благоприятный для развития микроклимат. А начав проектировать оранжереи – весьма передовые для своего времени! – и столкнувшись со стеклом, стал бредить идеей строительства стеклянных зданий.

Хрустальный дворец. Интерьер. Джозеф Пэкстон. 1851

В 1836 году Пэкстон разработал дизайн каркасной сводчатой крыши из литого чугуна, ламинированного дерева и нарезанных по заданному размеру стеклянных листов. В 1937-м эта система была впервые использована для строительства Великой Консерватории (Great Stove): это самое большое в мире (на тот момент) стеклянное здание достигало 83 метров в длину и 37 метров в ширину. Но и на этом Пэкстон не планировал останавливаться.

Хрустальный дворец. Интерьер. Джозеф Пэкстон. 1851

В профессиональных кругах его не очень-то жаловали: садовник, спроектировавший несколько пусть и удачных оранжерей, видите ли, метит в архитекторы! Но, судя по всему, именно взгляд на процесс возведения здания с совершенно другой стороны позволил Пэкстону совершить прорыв. Он был предан своей мечте – и исходил не из того, как именно можно строить, а из того, что хотелось получить в итоге: стеклянный объем, наполненный воздухом и светом.

Хрустальный дворец. Эскиз. Джозеф Пэкстон. 1851

Узнав о провале конкурса на выставочный павильон, Пэкстон понял, что мечту о стеклянном здании наконец-то можно осуществить, получив в свое распоряжение все необходимые ресурсы. В создавшихся условиях шансы на одобрение его изящного и, действительно, инновационного проекта были невероятно высоки. Бывший садовник незамедлительно отправился в Гайд-парк и быстро набросал свой знаменитый эскиз Хрустального дворца (теперь он находится в Музее Виктории и Альберта). Набросок включал в себя все основные элементы будущего здания, а в течение двух недель были подготовлены подробные планы и чертежи.

Хрустальный дворец. Фасад. Джозеф Пэкстон. 1851

«Строитель мечты»

В поисках способов реализации задуманного образа Джозеф Пэкстон вдохновлялся тем, что знал лучше всего – природой. Например, в рисунке раскладки купольного фасада Хрустального дворца многие видят сходство с узором прожилок на листьях Виктории Амазонской – самой большой в мире кувшинки и популярнейшего оранжерейного цветка.

Хрустальный дворец. Перспективный разрез. Джозеф Пэкстон. 1851

Но главная находка состояла не в этом. Изучая биологию, Пэкстон увидел, что оболочка и конструктив вполне могут быть единым целым – тем, что мы сейчас называем каркасом (вспомним тот же лист кувшинки с прожилками). Площадь внутренних пространств при этом становится максимальной – нет нужды  в перегородках, и ничто не препятствует проникновению света и воздуха. Каркас же можно быстро собрать из отдельных элементов – если изготовить их заранее.

Хрустальный дворец. Деталь. Джозеф Пэкстон. 1851

В данном случае Пэкстон остановил свой выбор на литом чугуне, хотя отдельные элементы свода пришлось изготовить из дерева. Но даже чугунный колонны были на удивление легкими, хотя в собранном виде длина некоторых из них достигала неслыханной длины 564 метра.

К чугунным колоннам и пилястрам, в свою очередь, крепились стеклянные панели. Они представляли собой прямоугольные треугольники размером 10х49 дюймов (25,4х124,46 см) – с максимальной шириной, которую могли произвести полтора века назад.

Хрустальный дворец. Джозеф Пэкстон. 1851

Впечатленный низкой стоимостью предложенного проекта, комитет одобрил план Пэкстона: до выставки оставалось 8 месяцев, и строительные работы начались чуть ли не в тот же день. 5000 рабочих имели дело с тысячью чугунных колонн и 84 000 квадратными метрами стекла. Все элементы были заранее изготовлены на бирмингемских мануфактурах. И панели, и колонны устанавливались без лишних усилий, причем большая часть модулей были универсальными, предполагавшими множество вариантов комбинаций с другими модулями. Так благодаря простому и гениальному проекту Пэкстона установку каркаса завершили всего за 5 месяцев, а с 18 000 стеклянными панелями справились и вовсе за неделю.

Хрустальный дворец. Интерьер. Джозеф Пэкстон. 1851

1 мая 1851 года Королева Виктория записала в своем журнале: «Этот день один из величайших и славнейших для всех нас… День, за который мое сердце преисполнено благодарности… В Парке мы наблюдали великолепное зрелище – туда-сюда сновали людские толпы, кареты, повозки… Когда мы приблизились к Хрустальному дворцу, сверкнуло солнце и осветило гигантское здание, на котором развевались флаги всех стран… В центре виднелись ступени и трон (на котором я не сидела), развернутый лицом к хрустальному фонтану, – это было волшебно и впечатляюще. На всех окружавших меня лицах были необычайное воодушевление и радость, колоссальность постройки, со всеми ее декорациями и выставочными залами, звук органа… все это было действительно волнующе».

Хрустальный дворец на новом месте в Сайденхэм-Хилле

Модель для сборки

Хрустальный дворец поразил всех настолько, что стал первым из тех очень немногих временных сооружений, среди которых Эйфелева башня и Атомиум в Брюсселе, которые и после окончания выставки продолжили свое существование. В 1851 году, правда, Гайд-парк все же очистили и дворец разобрали – но в 1854 году собрали вновь на новом месте в одном из южных пригородов Лондона, Сайденхэм-Хилле. Хотя есть версия, что это «возрождение» было продумано заранее – один из спонсоров назвал возможность использования дворца по окончании выставки в своих целях обязательным условием сделки.

Хрустальный дворец. Интерьер. Джозеф Пэкстон. 1851

Что и сказать – спонсор не прогадал. Долгое время гигантское стеклянное сооружение было любимым местом загородного отдыха всех лондонцев. А архитекторы и инженеры съезжались посмотреть на «стеклянное чудо» не только из столицы, но и из других стран.

«Я не мог оторвать глаз от этой торжествующей гармонии»,  – писал о дворце Ле Корбюзье.  «Мы видим изящную сеть линий, при этом отсутствует ориентир, который позволил бы нам объективно оценить истинные размеры конструкции и ее удаленность от нас», –  удивлялись современники.

Хрустальный дворец на новом месте в Сайденхэм-Хилле

Инженеры были особенно признательны Пэкстону: благодаря ему их значимость как принимающих решение специалистов при проектировании зданий резко возросла. По сути, гениальный английский садовник придумал новый вид архитектуры – до него никому не удавалось построить здание подобных размеров на одних только болтовых соединениях.

Многие позже пытались воспроизвести и это необыкновенное сочетание величия и легкости, которую обеспечивает стеклянное покрытие. Особым успехом эти попытки не увенчались, но зато стали основой современной стеклянной архитектуры.

Пожар 1936 года

В 1936 году Хрустальный дворец сгорел. Сохранившиеся остатки лестниц и колонн все эти годы никто никуда не убирал, и вокруг руин сам собой сформировался Парк Хрустального дворца, тоже любимый всеми лондонцами. А в 2012 году история неожиданно вновь получила развитие: мультимиллионер Ни Дзяоксинь решил вложить 500 миллионов фунтов и построить его реплику, причем как раз там, где дворец простоял с 1954 года.

Ни, состояние которого журнал Forbes оценивает в 1,25 миллиарда долларов (772 миллиона фунтов), говорит, что в прошлом он как минимум десяток раз посещал руины дворца, и движет им скорее страсть, нежели жажда наживы: «Когда я бывал на руинах Хрустального дворца, я каждый раз думал – как же можно было бы возродить его былую славу?»

Пожар 1936 года

Вскоре после того, как на пресс-конференции китайский девелопер вместе с городскими властями торжественно заявил, что к 2018 году Хрустальный дворец будет построен, стало известно о начале закрытого конкурса с 6 виднейшими архитекторами: бюро Захи Хвдид, Ричарда Роджерса, Дэвида Чипперфильда, Николаса Гримшоу, Хейворда Томкинса и Маркса Барфилда. Все они представили свое видение нового дворца на старом месте, но за прошедший год ни один проект так не был утвержден. Стоит ли говорить, что в противном случае мы бы увидели перед собой! Что угодно, но только не оригинальную постройку Пэкстона.

Один из вариантов по воссозданию Хрустального дворца

В результате Комитет со стороны городской администрации отверг проект китайского бизнесмена в принципе. В конце февраля 2015 года представители Комитета сообщили, что компания ZhongRong не удовлетворяет ключевым требованиям. Зато найдены без привлечения азиатских спонсоров 2 миллиона фунтов на возрождение и приведение в порядок Парка Хрустального дворца в целом. Какие именно изменения оплатят из этих денег – время покажет.

Как уже оно показало тот факт, что повторить подвиг Джозефа Пэкстона и построить (хотя бы спроектировать!) нечто столь же совершенное и инновационное, да еще в рекордные сроки, так никому и не удается.

Изображения © wikiarquitectura.com,  Wikimedia Commons, Victoria and Albert Museum, greatbuildings.com, paristeampunk.canalblog.com, independent.co.uk, birminghammail.co.uk, juniperbooks.ca, museumnerd.wordpress.com, andreakb.wordpress.com, architessica.wordpress.com, gutenberg.org

РАССЫЛКА arch:speech