Хороший дизайн: дело в принципе

Стремление упорядочить хаос или, по-простому, разложить все по полочкам — у немцев в крови. Состояние, когда «alles in ordnung» — «все в порядке», — в их мире равносильно нирване. И даже такой творческий процесс, как дизайн, немцам удалось формализовать в виде набора принципов — начиная от манифеста школы Баухауз и заканчивая «дизайн-кодексами» современных производителей.

Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
1 из 44
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Людвиг Мис ван дер Роэ. Кресло «Барселона»
2 из 44
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Марианна Брандт. Заварной чайник
3 из 44
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Марсель Брёйер. Кресло «Василий»
4 из 44
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Марсель Брёйер. Стул Slatted
5 из 44
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Джозеф Альберс. Stacking tables
6 из 44
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
Мастерские Баухауса. Чайный сервиз
7 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
8 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа дизайна. Корпоративный стиль Lufthansa
9 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Макс Билл. Табурет Ulmer Hocker
10 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа дизайна. Модели бензоколонок
11 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа дизайна. Радио Braun exporter 2
12 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Отл Айхер. Посуда для самолетов Lufthansa
13 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ханс Гугелот. Радиоприемник со встроенным проигрывателем Braun
14 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Макс Билл. Табурет Ulmer Hocker
15 из 44
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»
Ульмская школа дизайна. Модель автогрейдера
16 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
17 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Универсальная система полок Vitsoe 606
18 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Кресло для Vitsoe, Проект 620
19 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Стерео-система Braun Audio 1 M stereo
20 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Стерео-система Wall Mounted Audio 2/3
21 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Колонки Braun L 02
22 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Стулья для Vitsoe
23 из 44
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу
Дитер Рамс. Бритва Braun
24 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
25 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич.Стулья REMO
26 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Alape. Betty Blue
27 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Карл Потт. Столовый набор POTT 35 Design
28 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Alape. WP.Insert1
29 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Dornbracht. Смеситель Pivot
30 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
FÜRSTENBERG. Сервиз SIEGER
31 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
DIS. Инсталляция Metabolic Era
32 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич. Стул Tuffy
33 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Alape. WP.Insert1
34 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич. Стол MIURA
35 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Dornbracht. Смеситель
36 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Dornbracht. Ванная комната Tara
37 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич. Стол Hack
38 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Dornbracht. Cмеситель MEM
39 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич. Стеллаж man machine
40 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
FSB. Дверные ручки
41 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич. Кресло
42 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
FSB. Дверная ручка
43 из 44
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Дизайн в Германии сегодня: живые традиции
Константин Гргич. Кофе-машина Krups Espresso
44 из 44
1 / 44

Увеличить
Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий
© theartistandhismodel.com

Хороший дизайн: дело в принципе

Именно эти принципы, в развитии которых прослеживается строгая преемственность и которые до сих пор актуальны, образовали ДНК успешного и получившего международную известность бренда «немецкий дизайн». И, как и 100 лет назад, он продолжает оказывать сильнейшее влияние на креативные индустрии по всему миру. Докажем это в 4 приема на 4 примерах.

Баухауз: дизайн как синтез искусства и технологий

Bauhaus

Одна из основных идей, нашедшая отражение в принципах немецкого дизайна, состоит в том, что искусство и технологии неотделимы друг и друга. Междисциплинарный подход к созданию жилого окружения, который сегодня считается чуть ли не единственно возможным, Вальтер Гропиус придумал еще в начале прошлого века, когда в 1918 году создавал Баухауз — школу архитектуры и изобразительного и прикладного искусства. В «Манифесте Баухауза» явным образом обозначалась необходимость тесного взаимодействия между представителями всех творческих профессий, и прежде всего — между художниками и мастерами-ремесленниками.

Главные принципы Баухауза:

1. Нет больше искусства как профессии. Художник — лишь высшая ступень ремесленника.

2. Решение любых формотворческих задач — будь то стул, здание, целый город или план района — должно быть принципиально идентичным не только в отношении их пространственного взаимодействия, но также в социальных аспектах.

3. Во главу угла ставится функциональность, которая трактуется как оптимальное сочетание форм, размеров, цветов и материалов в предмете (минимум декора!) с его практическим предназначением.

4. Все соотношения тщательно просчитываются, любой «историзм» в деталях ликвидируется.

5. Предпочтение отдается простым геометричным формам и нейтральным оттенкам.

Выпускник Баухауза, прилежно усвоивший уроки и впитавший школьную идеологию, должен был стать мультидисциплинарным специалистом сам по себе — и художником, и архитектором, и дизайнером, и технологом. Как это выражалось в конкретных произведениях, мы видим, к примеру, в кресле «Барселона» Миса ван дер Роэ и стуле «Василий» Марселя Бройера (обе модели производятся по сей день). Необходимым свойством предмета считалась возможность машинного производства, а кроме того, объект должен был быть универсальным. Так с руки «баухаузовцев» появились предметы-трансформеры, легко меняющий свой вид или функцию. Взять хотя бы Stackable Tables Джозефа Альберса — столики разной высоты, компактно составляющиеся друг под друга.

Именно такое искусство должно изменять жизнь, утверждалось в принципах Баухауза. Неудивительно, что в 1933 году национал-социалисты закрыли школу «за распространение демократических идей». Для «изменения жизни» и передела мира у Третьего рейха были свои планы. Тем не менее, пока развитие дизайна непосредственно в Германии под влиянием политических событий приостановилось, жизнь за ее пределами действительно менялась, и довольно сильно. Например, эмигрировавший в США Мис ван дер Роэ спроектировал стеклянные небоскребы — и они стали предвозвестниками интернационального стиля, воцарившегося после на долгие десятилетия. А тенденция сращивать разные дисциплины в создании проекта одного продукта захватила почти все креативные сферы — от графического дизайна и рекламы до производства мебели и техники.

 

Ульмская школа: дизайн «от ложки до города»

Ульмская школа дизайна

Возрождение, переосмысление и дальнейшая проработка идей, заложенных основателями Баухауза, произошло уже после войны, в 1949 году, когда в Ульме открылась Высшая школа формообразования. Ее руководителем стал выпускник Баухауза, архитектор и художник Макс Билл, который в своем исследовании «Форма. Подведение баланса развития формы в середине ХХ века» сформулировал одно из определений «хорошего дизайна» предмета:

Определение предмета с «хорошим дизайном» по Максу Биллу

1. Полностью отвечает функции
2. Выполнен с учетом свойств материалов
3. Соответствует методу производства
4. Сочетает все вышеуказанное в креативной манере

Девизом Ульмской школы стал слоган «От ложки до города», заново провозгласивший универсальность в дизайне. Однако принцип мультидисциплинарности выводился на качественно новый уровень. Помимо факультетов промышленного дизайна и строительства в школе были факультеты визуальных искусств и информации. Студенты изучали не только дисциплины, связанные с технологиями, но и методологию, эргономику, семиотику, а также основы экономики и психологии. Дизайн получал не просто технологическую, но научную основу. В Ульме готовили специалистов, которые умеют делать предпроектные исследования, работать в команде и решать комплексные задачи.

Например, имя Ульмской школы часто связывают с понятием «Браун-стиль»: при активном участии ее студентов был разработан новый имидж и стиль продукции компании Braun, а также корпоративный стиль Lufthansa (которым компания пользовалась с 1962 года до конца 1980-х). Таким образом, сферы влияния дизайна все расширялись, а его объектом становился уже не предмет, а, скорее, функция, которую этот предмет должен выполнять.

Иначе, чем в Баухаузе, смотрели в Ульмской школе и на взаимоотношения дизайна и искусства: дизайн — это не адаптация технологий через искусство, не эстетизирование машинного производства, а ровно то, что называется «промышленным проектированием», которое, если вдуматься, старо как мир. Чем учащиеся и занимались — под руководством практикующих дизайнеров, получая вместе с ними реальные заказы и изготавливая опытные образцы. И даже когда в 1968 году из-за внутренних конфликтов школа в Ульме закрылась, ее выпускники и преподаватели приобрели такой колоссальный опыт, что без труда встроились в современный рынок Германии и продолжили совершенствовать и развивать «принципы немецкого дизайна».

 

Наследие Ульмской школы: хороший дизайн по Рамсу

Дитер Рамс

Одним из учеников Ульма был Дитер Рамс, который как раз участвовал в проекте для Braun. Став непосредственно сотрудником компании и возглавив ее дизайнерский отдел в 1962 году, Рамс значительно улучшил решения, предложенные Ульмской школой несколькими годами ранее, и именно благодаря ему «Браун-стиль» стал заметным явлением в дизайне, образцом для подражания конкурентов и, по словам самого Рамса, «символом современности и прогресса».

Одним из нововведений дизайнера была модульность: радиоприемники и аудиосистемы, на которых тогда специализировалась Braun, состояли из совместимых друг с другом компонентов, позволяя пользователю самому «собирать» подходящий вариант. Рамс же придумал цветовую навигацию, сделав управление приборами простым и интуитивно понятным. Не секрет, что Стив Джобс, размышляя над дизайном своих «яблочных» продуктов, вдохновлялся именно работами Рамса — и сформулированными им «10 правилами хорошего дизайна».

10 правил хорошего дизайна по Дитеру Рамсу

1. Инновационность (синтез с технологиями)
2. Удобство (оптимальное использование)
3. Эстетичность (формирует окружение и определяет состояние человека)
4. Понятность для человека
5. Честность (предмет есть то, чем он является)
6. Ненавязчивость (и снова — нет излишнему декору!)
7. Долговечность (вне времени и вне моды)
8. Экологичность
9. Последовательность до последней детали
10. Как можно меньше дизайна (ничего лишнего)


В игру «сформулируй принципы дизайна» включился и один из бывших ректоров Ульмской школы, Отл Айхер: в 1980-х годах он работал для компании FSB и вывел, в соответствии с ее специализацией, четыре необходимых свойства «хорошей дверной ручки»: выемка для большого пальца; бороздка для указательного пальца; опора для ладони; достаточные габариты для удобного захвата.

Дверные ручки FSB 4 свойства «хорошей дверной ручки» от FSB

Сейчас мы уже привыкли, что дизайном подобной «мелочи» занимаются лучшие архитекторы современности. Российский архитектор Сергей Чобан даже переиначил слоган Ульма, пропагандируя проектирование зданий «от ручки до фасада». Но 30 лет назад дверные ручки не представляли для ведущих специалистов индустрии особого интереса — пока Айхер в 1986 году не провел на фабрике FSB воркшоп с участием таких звезд, как тот же Дитер Рамс, Питер Айзенман, Ханс Холляйн и другие. Отношение к дверным ручках изменилось — чего не скажешь о тех четырех пунктах, которыми компания руководствуется до сих пор.

 

Дизайн в Германии сегодня: живые традиции

Дизайн в Германии сегодня

То же самое можно сказать про принципы Рамса: вплоть до 1995 года, когда он ушел на заслуженный отдых, эти принципы оставались актуальными и «путеводными» для многих поколений промышленных дизайнеров Германии и не только. А если внимательно в них вчитаться, то несложно проследить в определениях осовремененные и дополненные идеи, озвученные предками-соотечественниками еще в начале века. Один раз заданная линия так или иначе варьируется с течением времени, но от этого не становится менее четкой и прямой.

Вальтер Гропиус, из выступления на открытии школы в Ульме: «Подлинные традиции — это результат непрерывного развития, они должны быть динамичными, а не статичными, иначе не станут творческим стимулом. В искусстве не должно быть ничего окончательного, в нем есть только перемены, чутко отзывающиеся на социальные и технические изменения».

Немецкому дизайну по-прежнему присущи функциональность, практичность и стремление воплотить суть предмета в наиболее простой для восприятия и использования форме. Для еще более очевидного сравнения приведем принципы дизайна компании Dornbracht — одного из ведущих производителей сантехнических изделий и безусловного трендсеттера в своей области. Их «5П» можно смело назвать квинтэссенцией идеологии немецкого дизайна.

Идеология немецкого дизайна в пяти принципах Dornbracht

1. Пропорциональность (идеальные пропорции, сбалансированный дизайн, эстетическое долголетие)

2. Проработанность/точность (бескомпромиссное качество, четкие линии, идеальная обработка, дизайн до последний детали)

3. Прогрессивность (передовой дизайн, открытость новому, устремленность в будущее)

4. Персонализация/индивидуальность (оригинальность, аутентичность, яркий и индивидуальный характер)

5. Производительность/эффективность (непревзойденные эксплуатационные качества/рабочие характеристики, функциональность, которую невозможно повторить, единственные в своем роде объекты).

 

Кристиан Зигер, партнер бюро Sieger Design, которое много лет сотрудничает с Dornbracht, рассказывает, что в своей работе они сочетают опыт прошлых лет и новейшие технологии:

«Создавая любой объект, мы углубляемся в его историю, потому что из-за появления современных технологий люди стали забывать корни предметов, как они появились. Достаточно пойти в исторический музей, чтобы увидеть, насколько красивыми были предметы раньше, каким высоким было качество ручной работы. Но особенность в том, что многие из них, когда использовались по назначению, были скорее предметами роскоши. И наша задача состоит в том, чтобы индустриализировать производство этих товаров, увеличив тем самым охват потребителей».

 

О возвращении к корням говорит
и другой знаменитый современный немецкий дизайнер — Константин Грчич:

«Функциональность, логика, простота — неотъемлемая часть дизайна. В целом, функциональность — это практичность в использовании, но она относится и к производству, хранению, транспортировке и упаковке. Мне нравится логика, для меня она означает возвращение к началам, к корням: вы можете развить вашу способность мыслить только после того, как поймете основные принципы функционирования вещей. Простота значит возвращение к основам, но всегда есть черта, после которой вещь становится слишком простой, банальной, теряет свою душу. Все три понятия работают наилучшим образом, когда взаимодействуют между собой».

Это то самое взаимодействие, тот самый синтез и оптимальное сочетание компонентов, которые, вкупе с преемственностью подходов (и, как следствие, всех перечисленных свойств), навсегда поставили знак равенства между «немецкий дизайн» и «хороший дизайн».

Dornbracht5 принципов дизайна компании Dornbracht

DornbrachtDornbracht ©  Серия Supernova

DornbrachtDornbracht ©  Серия Tara

DornbrachtDornbracht © Смеситель для ванной Mem

РАССЫЛКА arch:speech