Эссе Элиаса Канетти «Гитлер по Шпееру»

В рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem вышел русский перевод эссе лауреата Нобелевской премии Элиаса Канетти, посвященного анализу градостроительных планов Гитлера через воспоминания его главного архитектора Альберта Шпеера.

Эссе Элиаса Канетти «Гитлер по Шпееру»

Писатель и культуролог Элиас Канетти известен, прежде всего, своими исследованиями поведения масс. В 1962 году вышла его знаменитая работа «Масса и власть» (Masse und Macht), а в 1981 году ему была присуждена Нобелевская премия по литературе. Эссе «Гитлер по Шпееру» (Hitler nach Speer), написанное в 1971 году, родилось на основе мемуаров главного архитектора Адольфа Гитлера Альберта Шпеера. В 1942 году Шпеер занял пост рейхсминистра военной промышленности, а в 1946 году был приговорен на Нюрнбергском процессе к 20 годам тюрьмы, где написал мемуары об Адольфе Гитлере, опубликованные в 1969 году.

В эссе «Гитлер по Шпееру» Элиас Канетти продолжает свою исследовательскую линию, анализирую колоссальные градостроительные планы Гитлера через теорию масс. На проекты перепланировки Берлина и возведения огромных зданий он смотрит как философ и культуролог, изучая стоящие за ними идеологию нацистской Германии и психологические особенности Гитлера.

В этой работе не стоит искать подробных архитектурных планов и детального описания проектов. Архитектура в нем выступает не сама по себе, а как маркер более общих явлений. Будучи выходцем из еврейской семьи и уроженцем Болгарии, Канетти жил в Германии с самого детства и вынужден был покинуть страну в 1938 году, так что градостроительные планы Гитлера были для него не только объектом изучения, но и непосредственными воспоминаниями молодости.

Гитлер по ШпееруПроект купольного зала для собраний

Эссе «Гитлер по Шпееру», переведенное на русский язык Серафимой Шлапоберской, вышло в серии Minima, объединяющей современные переводы интеллектуальной non fiction литературы.

Выходные данные: Элиас Канетти. Гитлер по Шпееру. — Москва: Ад Маргинем Пресс, 2015. — 64 с. — (Серия Minima; 18).

Книгу можно приобрести в книжных магазинах города или на сайте издательства Ad Marginem. Цена — 150 руб.

Мы публикуем начало первого раздела «Величие и долговечность»:


Строительные планы Гитлера, как их показывает Шпеер, — это, пожалуй, самая ошеломляющая часть его книги.

Поскольку они представлены в фотографиях и являют разительный контраст со всем, к чему стремится современная архитектура, то, естественно, привлекли к себе наибольшее внимание. Каждому, кто бросит на них хоть беглый взгляд, они запомнятся навсегда.

Но мы не можем довольствоваться такими поверхностными констатациями. Нельзя полагаться на неповторимость подобных феноменов. Необходимо пристальнее в них вглядеться и определить, из чего они состоят, как, в сущности, сложились.

Первое, что бросается в глаза — это подчеркивает и сам Шпеер, — соседство созидания и разрушения. Проекты строительства нового Берлина создавались в мирное время. Их окончание было намечено на 1950 год. Даже Шпееру, чудодею, быстротой своих свершений снискавшему доверие Гитлера, нелегко было бы осуществить их за такой срок. Одержимость, с какой Гитлер проводил в жизнь эти планы, не позволяет сомневаться в их серьезности. Однако одновременно разворачивался и его план покорения мира. Шаг за шагом, от успеха к успеху все больше раскрывались размах и серьезность также и этого намерения. Невозможно себе представить, чтобы его удалось осуществить без войны, в конце концов она становилась неизбежной. Империя, которая поставила себе целью возвысить немцев, а возможно, и всех «германцев», поработив остальную землю, могла оперировать только страхом, должны были пролиться реки крови. Стало быть, Гитлер последовательно готовился к войне. Одновременность подготовки к войне со сроками осуществления строительных планов наводит на мысль, что этими планами Гитлер хотел прикрыть свои воинственные намерения. Это возможно, и Шпеер тоже допускает такое предположение, но удовлетвориться им не может. Приходится с ним согласиться, когда он обе стороны натуры Гитлера принимает как данность и ни одну из них не подчиняет другой. Обе эти страсти — к строительству и к разрушению — существуют и действуют в Гитлере с одинаковым напором.

Гитлер по ШпееруПроект Триумфальной арки

Этим определяется и то сильное впечатление, какое его строительные замыслы производят на человека, знакомящегося с ними в наши дни. Рассматривая их, представляешь себе чудовищное разрушение немецких городов. Знаешь конец, а тут тебе вдруг показывают начало со всем его размахом. Именно в этом соседстве и кроется потрясающая сила такой конфронтации. Она кажется загадочной и необъяснимой. Но это концентрированное выражение чего-то другого, что беспокоит нас помимо Гитлера. В сущности, она и есть единственно неоспоримый, постоянно повторяющийся результат всей предшествующей «истории».

Она вынуждает нас исследовать всеми способами то внезапное обострение истории, каким можно считать появление Гитлера. Нельзя с негодованием и омерзением от этого отвернуться, хоть это и было бы так естественно. Но и довольствоваться обычными средствами исторического исследования тоже нельзя. То, что здесь их недостаточно, очевидно. Где тот историк, который сумел бы прогнозировать Гитлера? Даже если необычайно совестливой истории удалось бы сегодня раз и навсегда удалить из своего кровообращения присущее ей преклонение перед властью, то она в лучшем случае оказалась бы способна предостеречь от нового Гитлера. Но поскольку он появился бы в каком-нибудь другом месте, то и выглядел бы подругому, и предостережение оказалось бы напрасным.

Для истинного постижения этого феномена нужны новые средства. Их надо обнаружить, привлечь и применить, где бы они нам ни подвернулись. Метод для такого исследования пока еще утвердиться не может. Строгость специальных дисциплин оборачивается здесь предрассудком. Именно то, что от них ускользает, и составляет суть дела. Важнейшее условие —рассмотрение самого этого феномена как целого. Всякое самодовольство понятия, как бы это понятие себя ни оправдало, будет вредным.

Гитлер по ШпееруПроект Парадной улицы

Гитлеровские строения предназначены для того, чтобы собирать и удерживать вместе огромные массы людей. Он пришел к власти благодаря созданию таких масс, но он знает, насколько большие людские массы склонны к распаду. Чтобы противодействовать распаду массы, существуют, не считая войны, только два средства. Первое — это ее рост, второе — регулярное возобновление. Эмпирический знаток массы, каких найдется немного, он знает соответствующие ей формы и средства.

На гигантских площадях, столь огромных, что их трудно заполнить, массе дана возможность расти, она остается незамкнутой. Ее пыл —а он особенно заботит Гитлера — с ее ростом усиливается. Ему и его помощникам хорошо известно все, что обычно способствует образованию таких масс, —флаги, музыка, марширующие отряды, которые действуют как кристаллы массы, но особенно —долгое ожидание перед появлением главного действующего лица. Здесь незачем описывать все это в подробностях. Имея в виду характер строительных планов Гитлера, важно указать на понимание им незамкнутости массы, возможности ее роста.

Для регулярного возобновления сборищ служат здания культового характера. Прообразом для них являются соборы. «Купол-гора», запланированная для Берлина, должна иметь площадь в семнадцать раз большую, чем площадь собора Святого Петра. В конечном счете такие здания служат для замкнутых масс. Сколь бы огромными ни были они задуманы, стоит им заполниться, и масса перестанет расти, она натолкнется на границы. Следовательно, вместо дальнейшего роста массы здесь важно, чтобы поводы для сборищ стали регулярными. Масса, которая расходится, покидая такое помещение, должна доверчиво ждать ближайшего повода, чтобы собраться снова.

Во время спортивных мероприятий масса собирается в замкнутый (или полузамкнутый) круг; бесчисленное количество людей сидит друг против друга, масса видит себя, следя за событиями, которые разыгрываются на середине. Как только образуются две партии, возникает двухмассовая система, порожденная борьбой на арене. Прообразы этой формы восходят к Древнему Риму.

РАССЫЛКА arch:speech