Эффект Приза Стерлинга. Как создать влиятельную премию и спасти профессию от Принца

Главная архитектурная премия Великобритании — Приз Стерлинга — возникала, как ни парадоксально, из-за большой нелюбви к современной архитектуре.

Эффект Приза Стерлинга. Как создать влиятельную премию и спасти профессию от Принца

В 1984 году в британском сообществе разразился скандал. Это Принц Чарльз выступил на званном ужине в честь 150-летия Королевского института архитекторов RIBA. Вместо поздравлений Чарльз с трибуны обрушился критикой на современную архитектуру, назвав ее «чудовищным карбункулом на лице горячо любимого и утонченного друга».

Историю можно было замять, но Принц взялся за архитекторов мертвой хваткой. После его точечных комментариев просто отменяли проекты: остались без заказа Заха Хадид и Ричард Роджерс, из-за него не построили небоскреб Миса ван дер Роэ. Такая бесцеремонность заставил архитекторов его ненавидеть, но это только подтолкнуло принца к новым действием. Он основал школу классической архитектуры и запустил собственную телепередачу на BBC: непринужденно пересекал Темзу на лодке и прямо комментировал, что из панорамы Лондона хорошо, а что плохо. Естественно, хорошо было классическое, а плохо все современное.

Ответный ход запустили и архитекторы. Началась если не информационная война, то как минимум перепалка. BBC стал площадкой для споров: в один день новые постройки критикуют, на следующий наоборот восхваляют. Причем архитекторы также лично появлялись в кадре. Заха Хадид в эпатажных нарядах представляла новое здание Нормана Фостера, сам Фостер показывал неразрывную связь архитектуры и техники на примере самолета. Были и Ричард Роджерс, и Уильям Олсоп, и другие. Самым активным оказался тогдашний президент RIBA Максвел Хадчинстоун и журналист BBC Тони Чапман.

Заха Хадид рассказывает BBC о здании Нормана Фостера для программы Building Sights

Вдвоем на рубеже 1990-х Хадчинстоун и Чапман исколесили 130 построек Лондона. Идея была простая: идти по следам Принца Чарльза и давать альтернативную позицию. А зритель уже сам решит для себя, чью сторону выбрать. Позже Чапман и Хадчинстоун поменяются местами: архитектор на следующие 25 лет станет настоящим проповедником архитектуры на ТВ и радио, а Тони Чапман устроится в RIBA, чтобы войти в историю как человек, создавший главную архитектурную премию среди объектов — Приз Стёрлинга.

При Чапмане случились три ключевых события, которые определили всё дальнейшее развитие премии.

1. Премию перезапустили под авторитетным именем


Приз Стерлинга пришел в 1996 году на смену традиционной награде «Здание года». Джеймс Стерлинг — икона британской архитектуры, единственный на тот момент в стране обладатель трех архитектурных Оскаров — Притцкера, золотой медали RIBA и японской премии Империале. Против такого авторитета и Принц Чарльз уже мало что мог сделать. К слову, именно здание Стерлинга построили на месте отмененной по кляузе башни ван дер Роэ.

Новым названием RIBA отдавал дань памяти великому архитектору, ушедшему на пике карьеры в 1992 году. Также усиливал престиж — мало кто решится критиковать уважаемое имя. И наконец, ребрендинг помог привлечь внимание к новаторскому отбору премии.

Рассказать сообществу надо было о двух инновациях, которые со временем и сделали премию самой уважаемой среди архитекторов — пирамидальной системе отбора и обязательном осмотре всех номинантов.


2. Жюри лично посещает каждый объект


Краеугольный лозунг премии — пока вживую жюри не увидит постройки, никакого решения быть не может. Нельзя оценивать здание по выверенным фотографиям при идеальной погоде, надо выезжать на объект, вникать в окружение, чувствовать детали на себе.

Фил Коффи, Coffey Architects: «Награды, где судьи действительно посещают объекты, имеют намного больше веса, чем все остальные. Архитектура существует в трех измерениях, и лучше всего воспринимается именно в натуре, а не по изучению на фотографиях».

У премии много критериев отбора, но главный принцип один — это должна быть хорошая архитектура. Поскольку каждый имеет свое определение этого слова, состав жюри набирается из разных областей и постоянно меняется. В него входят архитекторы, в прошлом победители разных ступеней RIBA, и профессионалы с противоположной стороны — девелоперы, меценаты, общественные деятели. Так получается больше точек зрения, с которых воспринимается архитектура, и больший охват премии. Это уже не посиделки, хоть и в уютном, но маленьком кругу архитекторов, а общее дело страны.

Поэтому и участие в премии не самое дешевое. Придется отдать от 100 до 500 фунтов за заявку в зависимости от бюджета постройки. Большая часть денег как раз и уходит на жюри — оплату командировок, выездов, встреч для обсуждений. А ездить приходится очень много — обладатель приза Стерлинга должен пройти три потока судей. И в этом следующая, вторая, инновация премии.

3. Три ступени отбора дают внимание каждому


Вместо одного вечера, на котором просто объявляли бы победителя, Приз Стерлинга превратили в полноценный сериал из трех этапов, который растягивают на полгода. Такая схема настолько вовлекает аудиторию, что и общая пресса постоянно обозревает премию, и букмекеры принимают ставки.

Чтобы выиграть Приз Стерлинга, надо выиграть три цикла отбора. Сначала проект заявляется на Региональную награду в своей области. На этом этапе местное сообщество само выбирает победителей, которые будут представлять регион в следующей стадии — Национальной премии. На этом шаге подключается новый состав жюри, который заново посещает всех номинантов и по итогам обсуждений выбирает лучшие здания года уже на уровне страны.

Приз СтерлингаТри этапа Приза Стерлинга с тремя разными составами жюри

С победителями Национальной премии начинает работать третий состав жюри — те, кто формируют шорт-лист Стерлинга из 6 проектов и в итоге выберут лучшего из лучших. Здесь и начинается главное шоу: народные голосования и ставки. Определиться с выбором можно и по роликам на ТВ, и в многочисленных обзорах прессы. Одновременно RIBA устраивает большой вечер, где все шесть финалистов подробно рассказывают о своих проектах. К объявлению результатов все знают обо всем до деталей, и у каждого есть свое мнение, которое устали обсуждать.

Сами архитекторы только рады такому затяжному процессу — победа даже на региональном уровне, по словам опрошенных, приводит новых клиентов. Учитывая, что в сумме каждый год вручают пару сотен наград, британские архитекторы без заказов не останутся. Иногда премия становится и спасительным кругом. В 1999 году бюро Аманды Ливит готовилось банкротству, но полученный вовремя Приз Стерлинга сразу привел несколько заказов, а с ними и устойчивое будущее.

Не устоял от Приза Стерлинга и Принц Чарльз. Спустя 25 лет после скандала, в 2009 году сцена повторилась: снова юбилей RIBA, и снова Принц на трибуне с речью. Но в этот раз он не нападал, а извинялся за сказанные прежде слова. Принц совсем не изменил своих вкусов, но и признал, что другая позиция имеет место быть. Так архитекторы не только отбили атаку на свои интересы, но и сделали архитектуру популярной.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще