Дом, милый дом на периферии

Продолжаем нашу совместную с Институтом «Стрелка» рубрику «Урбанизм будущего», в которой мы публикуем тезисы интервью, сделанных студентами в рамках учебного проекта. Напоминаем, что каждое из этих интервью — не просто журналистский материал, а разговор двух профессионалов, в котором молодой исследователь задает интересующие его вопросы старшему коллеге. В этот раз — интервью Валерии Диминутто с американско-венесуэльским архитектором Альфредо Бриллембург (Alfredo Brillembourg), в котором он рассказывает об архитектурном активизме, городах без центра и своем проекте Urban-Think Tank.

Дом, милый дом на периферии

О детстве на Манхэттене и мечтах о Венесуэле

Я родился в Нью-Йорке, потому что мой отец бежал от режима диктатуры. Детство я провел на Манхэттене и в пригородах Лонг-Айленда, окруженный счастливым американским обществом.

В семь лет я вернулся в Венесуэлу, где неожиданно для самого себя познакомился с магическим миром манговых деревьев, попугаев, тропиков, теплой погоды, солнца. Это так поразило меня, что мое восприятие мира полностью поменялось.
Затем я вернулся обратно в США, поступил в колледж и архитектурную школу Колумбийского университета, где пытался переосмыслить свой опыт жизни в Северной и Южной Америке.

Об архитектуре в тропиках

Окончив Колумбийский университет, я хотел только одного — вернуться в Южную Америку. Я переехал обратно в Венесуэлу и получил там второе образование в университете, чтобы научиться работать в условиях тропиков. В Колумбийском университете мне рассказывали, как создавать формы и параметрические фасады, а в Венесуэле я узнал такие вещи, которые и сегодня использую в работе. Но в то время Венесуэла переживала социалистическую революцию. Поэтому после окончания университета передо мной встал вопрос — как заниматься архитектурой в стране, где все постоянно меняется?

Дом, милый дом на перифирииТрущобы Каракаса

Об архитектуре и революции

Архитектура должна брать на себя больше ответственности. Лучшая современная архитектура неразрывно связана с социальной динамикой города, а лучшие архитекторы — с революционными изменениями в обществе. В книге «Архитектура или революция» Ле Корбюзье говорит, что или мы занимаемся архитектурой ради людей, или дело дойдет до революции. В моей стране, да и вообще в Южной Америке, еще жив дух модернизма.

Об городах без центра

Центра больше не существует. Мы всегда находимся на периферии и не понимаем, где именно: внутри границы или за ее пределами. Все стало очень размыто. Например, в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу нищие районы — фавелы — расположены в центре. В Мехико все бедное население города тоже живет в центре. А в Каракасе, наоборот, бедные живут на периферии и в пригороде.

О проекте Urban-Think Tank

Традиционно архитекторы считают центр своим основным полем деятельности, а здания — главным объектом своей профессии. И вот, чтобы изменить поле деятельности, мы, Urban-Think Tank, обратились к периферии: нас интересуют пограничные области, причем это касается и города, и самой профессии.

Дом, милый дом на перифирииСнос фавелы Жардим Эдите в Сан-Паулу

О периферии как архитектурной лаборатории

Центр города слишком четко структурирован, и поэтому здесь очень сложно экспериментировать с архитектурой. А периферия — это лаборатория, где легко можно задействовать свободное пространство и придумать что-то новое.

О трущобах

То, что вы называете трущобами, люди называют своим домом. В действительности, слово «barrio» с испанского переводится как «соседство».

По сути, это неофициальные города, которые представляют собой «соседства», которые формировались в течение долгого времени. Неофициальный — это не антоним слова формальный, антоним этого слова — неформальный. Эти пригороды-соседства формировались как средневековые города, то есть естественно. Их строили сами жители.
Вот почему вам так нравятся старые города Европы: то, как элементы средневекового города соотносятся друг с другом — это точное отражение отношений между людьми.

Дом, милый дом на перифирииТрущобы Рио де Жанейро

О местных жителях как соавторах

В Urban-Think Tank мы работаем над созданием новых инструментов. Мы отправляемся в эти неофициальные районы и пытаемся там все упорядочить: построить новые дороги, инфраструктуру, транспортную систему и так далее.
Мы не строим ни одно здание, не обсудив проект с местными жителями. Мы говорим с населением, слушаем их идеи, пытаемся понять, что их волнует, и только тогда начинаем предлагать что-то сами.

Об урбанизации Латинской Америки

Латинская Америка почти на 80% урбанизирована. Китай урбанизирован на 50%, Европа примерно на 65%. Но Венесуэла урбанизирована на 89%, большинство местных живет в городах. Она уже может считаться отличным примером того, как работать в условиях перенаселения и повышенной рождаемости.

Они [периферии] очень быстро урбанизируются. Все что им требуется — это небольшой толчок, например, хорошая транспортная система, система канализаций и так далее. Надо стимулировать людей строить города для самих себя.

Об архитектуре и власти

Нам нужно ретроактивное городское планирование, и мы должны показать властям, что сейчас происходит с городами и что этим городам нужно. Нам нужно думать не о таких зданиях, которые можно построить за год и которые сразу же начнут приносить прибыль. Мы должны думать о долгосрочных перспективах.

Полное интервью, подготовленное студенткой Института «Стрелка» Валерией Диминутто , читайте на сайте Future Urbanism.

Изображения © commons.wikimedia.org, Milton Jung, Dan From Indiana

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще