Дэвид Аджайе: «Главная задача архитектора — защитить общество от капитализма»

В апреле Дэвида Аджайе назвали самым влиятельным архитектором мира, в мае возвели в ранг рыцаря, а в июне архитектор привез персональную выставку в Москву. К открытию экспозиции в музее «Гараж» Аджайе рассказал archspeech, на какие две составляющих он делит архитектуру и за какой проект чуть не угодил в тюрьму.

Дэвид Аджайе: «Главная задача архитектора — защитить общество от капитализма»

Дэвид Аджайе основал собственное бюро в 2000 году после учебы в Королевском колледже искусств, стажировок у Дэвида Чипперфильда и Эдуардо Соуто де Моуры. В 2017 году Adjaye Associates насчитывает чуть более 100 сотрудников в офисах Лондона и Нью-Йорка.

 

Роль архитектора в современном обществе


Архитектура как никогда важна, и все из-за возросшей роли индустриализации. Еще 100 лет назад Бруно Таут и конструктивисты в  России предсказывали эту эпоху, и вот она наступила — для возведения здания архитектор больше не нужен. Девелоперы теперь и сами знают, как нужно организовать проект, а нас зовут лишь для стилизации фасадов: «Мы тут все уже решили, а теперь сделайте, чтобы это еще и красиво было». 

Всеобщая индустриализации — это точка, в которой наша профессия надломилась и изменилась навсегда. Поэтому вопрос теперь стоит так: какая у архитекторов новая миссия в этом мире? И я думаю, мы должны вернуться к первоначальной роли — стать адвокатами общества. Архитектура через здания, через изобретение форм и пустот (а архитекторы именно тем и занимаются, что создают пустоты в пространстве) должна создавать человеческую среду и приятное городское окружение.

Я не призываю только расчищать место под одни парки. Но архитекторы должны бороться с засильем капиталистического подхода. Это роль должна быть закреплена именно за нами, потому что мы знаем всю строительную систему изнутри и понимаем, как и где ее можно менять. 

Без архитекторов все превратится в рутинное строительство, а понятие общественной жизни потеряется. Если дать слабину, сразу начнется повальное увеличение индустриализацией ради экономии. Каждое решение будет основано на деньгах, и верх возьмет капиталистический мир, где квадратный метр оценивается исключительно по прибыли.

 

Насколько архитектура зависит от власти


В Музее афроамериканской истории и культуры в Вашингтоне удалось воплотить 80% задуманного. И этим результатом можно гордиться, особенно для общественного здания.  Нам повезло, что за проектом стоял не только я. Музей был политическим решением: у нас были деньги и поддержка правительства Барака Обамы. Сейчас мы смотрим на политическую ситуацию и понимаем, что при Дональде Трампе мы бы никогда в жизни не построили этот музей. Проект бы свернули в одночасье.

Национальный музей афроамериканской истории и культуры, Вашингтон. 2016

В такие моменты ты понимаешь, как архитектура и политика сильно связаны. Вам нужна политическая воля, чтобы реализовать отдельные вещи. Мне повезло реализовать школу управления «Сколково», хоть и на 50%, ведь интерьеры делали без моего участия. Но другие затеи здесь и вовсе развалились. В то время в Москве планировалось порядка 15 громких проектов звездных архитекторов. И ни одного не построили. Тогда все говорили о Москве, а в какой-то момент это все просто испарилось.

Школа управления «Сколково». 2010

 

Как объединить творческий метод и традиции места


Совмещать сложно и не всегда получается, но каждый раз я стараюсь переосмыслить историю пространства, где работаю. Я пытаюсь делать архитектуру, которая передает связь с местом.  Я верю, что таким образом создается определенная морфология и типология объекта, которые формируют уникальный след. Для меня очень важно, чтобы архитектура всегда оставляла свой уникальный след на планете.

10 тысяч лет человечество строило города, формировало эту среду, писало историю нашей цивилизации и постепенно создало нас теми, кто мы есть. И в нынешнем гиперкапиталистическом мире, с его подъемом индустриализации, мы можем сохранить наследие тысячелетий именно возвратом к истокам. Если мы не создаем нарратив, мы отделяем людей от места, а здания превращаются просто в банальные коробки. И тогда архитектура становится все менее интересной и уже не приносит счастья.

Музей «Гараж» как раз прекрасный пример нарратива в архитектуре. Этот проект о том, чтобы взять историю прошлых поколений, ныне пап, мам, бабушек и дедушек, тех, кто непосредственно прожил прошлую эпоху, и вплести современное поколение в те события, дать ему почувствовать ту атмосферу. Эта идея переписывания истории — очень мощный архитектурный прием.

 

Два типа архитектуры по Аджайе


Я разделяю город на архитектуру первого плана и фоновую архитектуру, «foreground/ background architecture». Foreground, архитектура первого плана — это общественная застройка, библиотеки, остановки, музеи, всё, куда есть свободный доступ населения. Это архитектура, которая создает точки притяжения и неповторимый облик каждого города. Background, фоновая архитектура — это офисы и жилье. Они призваны заполнять пространство между точками притяжения, между общественной архитектурой.

Если в городе есть хороший баланс между архитектурой первого плана и фоновой застройкой, то это мощный организм, который будет очень хорошо объединять жителей.

Дом Sugar Hill, Нью-Йорк. 2016Дом Sugar Hill, Нью-Йорк. 2016

Я много занимался общественной архитектурой и благодаря ей прославился, но в какой-то момент появились проекты многоквартирных домов, та самая фоновая архитектура, например, дом Sugar Hill с темными фасадами в Нью-Йорке. И люди стали удивляются: «О боже, Дэвид, что случилось у тебя, почему ты сделал такой невзрачный проект?». Но я отвечаю, что в этом и есть его роль, быть фоном. Он не пытается быть иконой и не должен быть ей.

Зарождалась эта модель в одном из моих первых домов. Electra House — это высказывание ни о чем. Этот дом — ничто. Это просто стена. И это самая что ни на есть background-архитектура. В итоге из-за эксперимента (и за нарушение строительных регламентов) меня хотели посадить в тюрьму, но тогда простили.

Electra House, Лондон. 2000

Та фоновая архитектура  привела к началу проектов первого плана. Буквально в 500 метров от Electra House мы построили библиотеку новой формации Idea Store/Whitechapel Road. Она абсолютно пориста, люди поднимаются по диагонали сквозь здание на эскалаторах. Тогда я создал свой манифест прямо в том районе. На этом контрасте foreground и background. И если вы смотрите мои работы, ищите в них эти две составляющих. 

***

Именно на эти две составляющих — foreground и background — и поделена выставка Дэвида Аджайе в Музее «Гараж». Первый этаж встречает полноцветными макетами с ключевыми проектами общественных зданий в Сколково, Бейруте, Вашингтоне и Риге. Второй этаж представляет фоновую часть в белоснежных макетах и рассказывает про многочисленные жилые проекты архитектора. 

Выставка «Дэвид Аджайе: форма, масса, материал» открыта до 30 июля, ежедневно с 11:00 до 22:00.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще