Демос-версия: актуальные примеры архитектуры власти для народа

Архитектура и власть неразрывно связаны: на протяжении веков лидеры тех или иных государственных образований всеми правдами и неправдами старались оставить после себя «рукотворные памятники» — начиная от египетских пирамид и заканчивая так и не построенным Дворцом Советов. Однако свой особый архитектурный язык сложился не только у тоталитарных, но и у демократических режимов — рассматриваем и изучаем его на примерах свежих правительственных построек.

Демос-версия: актуальные примеры архитектуры власти для народа

Вообще говоря, «архитектура для людей» — понятие, условное не менее, чем «власть народа». Как должно выглядеть пространство, в котором государство предстает в глазах своих граждан олицетворением демократических ценностей? Этим вопросом задавались многие архитекторы — особенно те, кому приходилось проектировать здания локальных и государственных правительств.

«Мы открыты для предложений»

В какой-то момент гениальный Фостер, реконструировавший Рейхстаг в Берлине и построивший здание лондонской мэрии, предложил удачное толкование для больших застекленных поверхностей: тут тебе и прозрачная политика, и устойчивое развитие, и открытость желаниям граждан. Этот прием сразу стал хрестоматийным: стекло — значит свобода, это так современно и демократично!

Здание мэрии Буэнос-Айрес

Здание мэрии, Буэнос-айрес. Foster+Partners

Даже сам сэр Норман продолжает использовать этот проверенный жест, одинаково трактующийся во всех языках и культурах. У первой постройки бюро Foster+Partners в Аргентине — здания мэрии Буэнос-Айреса (2012) — полностью стеклянные стены. И даже кровля — за исключением небольшого волнистого «козырька» на бетонных опорах: он защищает от солнца центральный вход и выступающие части остекленных фасадов.

Здание мэрии Буэнос-Айрес

Здание мэрии, Буэнос-айрес. Foster+Partners

Свет в центральный четырехуровневый атриум — с офисами, расположенными в периметральных галереях, — льется беспрепятственно, как может показаться. Если не знать, что это первое здание Аргентины, получившее серебряный сертификат LEED, — то есть, как минимум, стекло задерживает инфракрасную, «тепловую» часть спектра, не допуская излишнего нагрева помещений. Кроме того, восточный и западный фасады оборудованы системой жалюзи, покрывающих здание во всю высоту.

Здание мэрии Буэнос-Айрес

Здание мэрии, Буэнос-айрес. Foster+Partners

«Это пример того, как архитектура вступает в контакт с природой и питается от нее, снижая энергозатраты, — говорит Норман Фостер. — Устойчивость здания напрямую зависит от особенностей местного климата, и в данном случае мы их всесторонне учли».

Здание мэрии Ньювегейн

Здание мэрии, Ньювегейн. 3XN

Более объемно трактована открытость в проекте бюро 3XN (2011): здание мэрии для динамично развивающегося голландского города Ньювегейна — недалеко от Утрехта — весьма многогранно во всех смыслах слова. Внутри находятся не только офисы городской администрации, но и центр госуслуг, библиотека, кафе, культурный центр и коммерческие площади для сдачи в аренду.

Здание мэрии Ньювенгейн

Здание мэрии, Ньювегейн. 3XN

Все эти функции, не совсем традиционные для сити-холла, объединены опять-таки вокруг атриума: прозрачные и открытые пространства по горизонтали он делает таковыми еще и по вертикали. Поэтому, наряду со стеклянными фасадами, однозначно становится еще одним обязательным атрибутом демократической архитектуры.

Здание мэрии Ньювенгейн

Здание мэрии, Ньювегейн. 3XN

Снаружи же остекленная железобетонная конструкция частично заключена в оболочку сложной трехмерной формы, которая рассеивает прямые лучи. Она тоже из стекла, но из стекла с узором, напечатанным серым и голубым цветами. Разница оттенков хорошо видна на разных гранях, расположенных друг к другу под углом.

Здание мэрии Ньювенгейн

Здание мэрии, Ньювегейн. 3XN

Впрочем, даже при наличии узоров граненая оболочка остается прозрачной. А столь разнообразная функциональная программа рассматривается как дополнительное преимущество, привлекающее в мэрию еще больше людей. «В течение дня мы находимся в постоянном визуальном контакте с городом и его жителями, — делится мэр Ким Херворт Нильсен. — Это вселяет в нас еще больше энтузиазма работать ради лучшего будущего для Ньювегейна».

Здание мэрии Ньювенгейн

Здание мэрии, Ньювегейн. 3XN

«Не зарастет народная тропа»

Дэниэль Либескинд — автор мастер-плана застройки нью-йоркской территории памяти 11 сентября — в своем рвении воплотить «самый демократический проект в истории» решил сделать одну из башен (с именем «Свобода») не просто стеклянной, но стеклянной высотой 1776 футов: ведь именно в 1776-м году была принята Декларация независимости США! Но может ли считать эту аллюзию обыватель, проходя мимо башни и глядя на нее снизу вверх? Или заметить, что шпиль на ее вершине отдаленно напоминает факел статуи Свободы? (подробнее о проекте небоскреба 1WTC мы писали здесь)

А знали ли вы, что злосчастные башни-близнецы задумывались их автором Минору Ямасаки как символы «веры человека в гуманистические ценности» и «его естественной потребности в чувстве собственного достоинства»? Японцы — они такие: вечно думают о высоком. Но как понять их мысли обывателю?

Сити-холл Санта-Марта-де-Тормес

Сити-холл, Санта-Марта-де-Тормес. Sanchez Gil Arquitectos

Чтобы архитектуру можно было считать демократической, необходимые признаки должны считываться интуитивно. И, если задуматься, стекла здесь явно мало — тот же купол Рейхстага, доступный для простых граждан и, казалось бы, символически расположенный выше зала заседаний конгресса, все же являет собой преграду между ними — нерушимую и непреодолимую. «Народ» по-прежнему не может разделять власть — только молча наблюдать за тем, как решается его судьба (подробнее о проекте реконструкции купола мы рассказывали здесь).

Получается, на поверку стекло может оказаться не более, чем декорацией: то, что способно символизировать демократию, вовсе необязательно ее обеспечивает. Что же тогда ей действительно способствует? Чтобы ответить, снова обратимся к Пушкину: главное — незарастающая «народная тропа». «Памятник» отходит на второй план.

Сити-холл Санта-Марта-де-Тормес

Сити-холл, Санта-Марта-де-Тормес. Sanchez Gil Arquitectos

Ведь что мы имеем в тоталитарной империи? Территорию власти — императорский трон — заполняет один человек — и заполняет без остатка. Если же власть имущих бессчетное множество — и в каждый момент времени оно разное, — то нужен как минимум тронный зал, а лучше два или даже три. При этом хоть один всегда пустой, в любой момент готовый заполниться очередными «владыками».

Сити-холл Санта-Марта-де-Тормес

Сити-холл, Санта-Марта-де-Тормес. Sanchez Gil Arquitectos

То есть, говоря простым языком, правительственное здание можно считать демократическим, если оно не просто прозрачное или энергоэффективное, но и в буквальном смысле принадлежит народу: внутри него и вокруг него должны быть обширные общественные пространства, на которых люди могли бы собираться и что-то обсуждать, оспаривать, протестовать. И не стоит перебарщивать с деревьями и скамьями: они для туристов, а сообществу нужен форум — даже в век интернета, и не виртуальный, а физический. Поэтому подобные «места силы» — просторные площади вокруг ратушей и сити-холлов — по-прежнему остаются формообразующими для всех современных городских центров.

Сити-холл Санта-Марта-де-Тормес

Сити-холл, Санта-Марта-де-Тормес. Sanchez Gil Arquitectos

Безупречно минималистичная площадь образована возле круглящегося здания сити-холла испанского города Санта-Марта-де-Тормес (2011). Архитекторы Sanchez Gil Arquitectos вдохновлялись эллиптическими площадями древних городов: Кампидолио в Риме, Святого Петра в Ватикане, дель Кампо в Сиене.

Сити-холл Санта-Марта-де-Тормес

Сити-холл, Санта-Марта-де-Тормес. Sanchez Gil Arquitectos

Хотя изначально форму здания обусловили всевозможные ограничения: беспорядочная сетка улиц, ведущих к площади, наличие на участке остатков стен и фундаментов, а также телефонной подстанции, которую было невозможно убрать. Теперь же она, декорированная керамическим фасадом, соединяет в комплексе здание администрации со зданием библиотеки.

Сити-холл Санта-Марта-де-Тормес

Сити-холл, Санта-Марта-де-Тормес. Sanchez Gil Arquitectos

Площадь идеальна для проведения городских мероприятий. Она одновременно просторная и камерная, здесь есть «точки притяжения» — флагшток и часы, и сюда же выходит гостеприимный фасад с балконом, который застеклен в отличие от выгнутых наружу стен: те облицованы темным клинкерным кирпичом, как и сама площадка для собраний.

Сити-холл Фьорд, Норвегия

Сити-холл, Фьорд. Mestres Wåge Arquitectes

Еще больше пространства для разнообразных активностей предлагает сити-холл города Фьорд в Норвегии (2014). Частично этому поспособствовало расположение здания на берегу реки, частично — традиция ежегодных фестивалей народной музыки и необходимость разместить все «общественные» городские функции в рамках единого комплекса.

Сити-холл Фьорд

Сити-холл, Фьорд. Mestres Wåge Arquitectes

Площадей получилось целых две. Одну в виде амфитеатра архитекторы Mestres Wåge Arquitectes обустроили вдоль спуска к реке. Для музыкальных мероприятий ничего лучше и не придумаешь.

Сити-холл Фьорд

Сити-холл, Фьорд. Mestres Wåge Arquitectes

Вторая площадь — это внутренний двор самого здания: с одной стороны она выходит на набережную, а с другой — в сторону соседнего рынка. Отсюда хорошо просматривается необычная, «кривая» структура постройки: пять уровней, словно ступени еще одного амфитеатра, спускаются вниз — то отступая назад террасой, то выбрасывая вперед протуберанец-лестницу. Но авторы уверяют, что помещения в самых широких частях здания носят социальную, а не офисную функцию.

Сити-холл Баньоле

Сити-холл, Баньоле. Jean-Pierre Lott

В конце концов, не всегда ситуация позволяет организовать полноценную городскую площадь вокруг административного здания. В таком случае ее аналог вполне можно перенести внутрь — особенно, если есть необходимость объединить новой постройкой несколько старых. Тогда оказывается гораздо логичнее внедрять новую систему пешеходных связей в рамках самого комплекса, а не снаружи.

Сити-холл Баньоле

Сити-холл, Баньоле. Jean-Pierre Lott

Именно такая задача стояла перед архитекторами бюро Jean-Pierre Lott в проекте реконструкции сити-холла Баньоле во Франции (2014). Чтобы объединить старое и новое, они установили бетонную трехчастную «скульптуру», теперь обрамляющую вход, затем сделали еще одну пристройку и, дабы привести в соответствие фасады старого и нового «крыльев», спрятали их за ажурными панелями из стальной сетки, которые заодно отсеивают лишний свет.

Сити-холл Баньоле

Сити-холл, Баньоле. Jean-Pierre Lott

Между панелями и фасадами устроены проходы: на них можно выйти с рабочей целью (обслуживание здания), при необходимости эвакуации или просто для прогулки. Еще одно старое здание соединяется с новым стеклянной галереей, которая упирается в холл для проведения свадебных церемоний и роскошный конференц-зал овальной формы.

Сити-холл Баньоле

Сити-холл, Баньоле. Jean-Pierre Lott

Впрочем, «сердцем» администрации Баньоле после реконструкции стал черно-белый атриум — в отличие от совершенной гармонии в чем-то похожего атриума московского бизнес-центра Dominion Tower Захи Хадид, здесь причуды геометрии непредсказуемы и меняются с каждым новым шагом. Горожанам, должно быть, нравится.

«Архитектура благополучия»

Сити-холл Выборг

Городская администрация, Выборг. Henning Larsen

Еще больше повезло жителям датского Выборга: у здания городской администрации (2011) нет недостатка в площадях — ни снаружи, ни внутри. В интерьере — это широкий атриум с деревянной отделкой. А поскольку участок находился на окраине, то у архитекторов Henning Larsen была возможность превратить его в зеленый парк и повысить привлекательность района в целом.

Сити-холл Выборг

Городская администрация, Выборг. Henning Larsen

Администрация даже самого небольшого города — это в буквальном смысле его лицо. То есть демократическая архитектура в этом случае должна быть еще и ультрасовременной, демонстрирующей процветание и благополучие. «Холмы» зеленых кровель между уровнем земли и цокольным этажом сити-холла в Выборге смело можно назвать удачным воплощением этой идеи.

Сити-холл Выборг

Городская администрация, Выборг. Henning Larsen

На «холмах» при желании можно устроить пикет — или, наоборот, улечься поудобнее и впитывать всей кожей редкое солнце. Так или иначе это сделают многочисленные солнечные батареи, размещенные на поверхности зеленых газонов.

Сити-холл Выборг

Городская администрация, Выборг. Henning Larsen

На фоне зелени и темного каркаса первого этажа белоснежная «скульптура» с элегантной раскладкой фасада смотрится почти по-театральному эффектно.

Сити-холл Сеул

Сити-холл, Сеул. iArc Architects

Впрочем, пожалуй, самым иконическим зданием сити-холла из построек последних лет стал сеульский проект iArc Architects в Южной Корее (2013). «У корейцев принципиально другие, чем у вас на Западе, взаимоотношения с городским ландшафтом, — говорят авторы. — Они такие же, как с обычным ландшафтом. Нас окружают горы и долины, а значит, и в архитектуре не может быть никаких прямых фасадов и осей симметрии».

Сити-холл Сеул

Сити-холл, Сеул. iArc Architects

Новый корпус для городской администрации архитекторы называют «вертикальной площадью». Если сдернуть с него стеклянную оболочку и специальный ветрозащитный внутренний занавес, из-за которого — вкупе с отражениями — создается ощущение, будто все стекла фасада разного цвета, — то под ними и впрямь откроется нечто вроде небольшого городского квартала. Только организованного не по вертикали, а по горизонтали.

Сити-холл Сеул

Сити-холл, Сеул. iArc Architects

В задней его части по всей высоте — административные офисы и библиотека. В передней — коммуникативное ядро с лифтами, эскалаторами, «зелеными стенами» и зимними садами. А на самом верху, «на гребне волны», расположены помещения культурного центра с просторным концертным залом.

Сити-холл Сеул

Сити-холл, Сеул. iArc Architects

Если в Баньоле галерея между корпусами была всего одна, то у корейцев связи между старым и новым, между прошлым будущим, очевидно крепче и многослойнее: «вертикальная площадь» соединена с историческим зданием на разных уровнях сразу несколькими прозрачными переходами.

Сити-холл Сеул

Сити-холл, Сеул. iArc Architects

Один из них ведет на крышу старого корпуса, которую превратили в настоящий цветущий сад. Но если вблизи новое здание выглядит гостем из будущего и олицетворением всего инновационного и передового, то чуть издалека, со стороны зеленой лужайки перед типичной европейской ратушей с часами (такой была мэрия Сеула прежде), открывается картина еще более сюрреалистичная.

Сити-холл Сеул

Сити-холл, Сеул. iArc Architects

В ней есть буквально все «демократические принципы», о которых мы говорили: прозрачность и открытость, устойчивость и экологичность, «места силы» для огромного количества горожан. Все, что не просто представляет, но способствует (перефразированное «быть, а не казаться»).

А главное — то же самое с пресловутым процветанием. Оно существует здесь не само по себе, не в виде отвлеченной символической композиции. И если и есть на свете архитектура, которая способна обеспечить благополучие, — то как-то так она и должна выглядеть.

Юлия Шишалова

Изображения © Foster+Partners, Thorbjørn Hansen, Adam Mõrk, Zooey Braun, Archframe, Luc Boegly, Mairie de Bagnolet, José Hevia, Fernando Sánchez Cuadrado

РАССЫЛКА arch:speech