Дело тонкое: новейшая архитектура Ближнего Востока

И речь пойдет вовсе не об Арабских Эмиратах: в очередном обзоре archspeech сосредоточился на территориях, которые долгое время оставались в тени архитектурной жизни.

Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
После отмены санкций со стороны США экономика Ирана обещает пойти в гору, а объекты на территории государства — стать желанными для инвестиций. Обитателям больших городов — таких, как второй по численности в стране Месхед, — понадобится жилье принципиально иного уровня. Предвосхищая запрос, примерно месяц назад архитекторы ZAAD, объединившись с командой Challenge Studio, заявили свой вариант «дырявого дома», напоминающего одновременно арку в парижском Дефансе и комплекс «Мирадор» от MVRDV в Мадриде.
1 из 29
Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
Для Ирана эта типология и впрямь нова: проектов масштаба «дом как микрорайон» — да еще и с оглядкой на энергоэффективные технологии — здесь еще не возводили. Хотя авторы называют свой небоскреб площадью 400 тыс. кв. м не «вертикальным городом», а «вертикальной деревней»: все фасады, обращенные внутрь «дыры», — ничто иное, как озелененные балконы и террасы. Причем для некоторых апартаментов они общие — чтобы стимулировать добрососедское общение.
2 из 29
Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
Но, разумеется, ступенчатые «внутренности» необычного дома — не просто платформа для зелени или эффектный дизайнерский жест. Расположение выступов и окон обусловлено ориентацией здания относительно сторон света, а значит, направлением солнца и частых ветров. Первое по максимуму используется для освещения, а вторые обеспечивают естественную вентиляцию.
3 из 29
Офис Turbosealtech, Тегеран, Иран. New Wave Architecture
Офис Turbosealtech, Тегеран, Иран. New Wave Architecture
Технопарк Pardis в пригороде Тегерана — настоящая «колыбель» новой иранской архитектуры: местным молодым бюро здесь предоставляется возможность реализовывать самые смелые проекты с учетом всех общемировых тенденций. Не станет исключением и научно-исследовательский центр Turbosealtech — здание небольшое, всего 1300 кв. м площади, но очень сложное технологически.
4 из 29
Офис Turbosealtech, Тегеран, Иран. New Wave Architecture
Офис Turbosealtech, Тегеран, Иран. New Wave Architecture
Форма здания — ответ на вызовы контроля за солнцем, сбора воды, альтернативной энергетики и задачи не перегораживать виды на окрестности. Последняя объясняет угловатость силуэта, а скошенная крыша идеально подходит для размещения между зеленых насаждений панелей солнечных батарей. Оболочка фасадов двойная: фотохромное стекло пропускает свет и задерживает тепло, а лишнее солнце помогает отсекать внешняя решетка, частота которой увеличивается от севера к югу.
5 из 29
Офис Turbosealtech, Тегеран, Иран. New Wave Architecture
Офис Turbosealtech, Тегеран, Иран. New Wave Architecture
Внутри уровни здания организованы по принципу пирамиды и связаны между собой. При этом скошенная крыша имеет полости — так, чтобы с верхних этажей на нижние проникал свет и между ними свободно циркулировал свежий воздух. Наверху в основном располагаются офисы и переговорные, а внизу — места для отдыха сотрудников.
6 из 29
Пешеходный мост Haghani, Тегеран, Иран. 3rd Skin Architects
Пешеходный мост Haghani, Тегеран, Иран. 3rd Skin Architects
Конечно, не нью-йоркский Хай-Лайн, но для жителей большого спального района Мирдамад новый мост может стать в буквальном смысле переходом на новый уровень жизни. Сейчас от Аббас-Абада — культурного центра города — их отделяет уродливый автобан, пересечение которого осложняется еще тем, что перепад рельефа в этом месте составляет порядка 22 метров.
7 из 29
Пешеходный мост Haghani, Тегеран, Иран. 3rd Skin Architects
Пешеходный мост Haghani, Тегеран, Иран. 3rd Skin Architects
Длина моста, компенсирующего этот перепад с комфортным уклоном 8 градусов, должна была составить 250 м! Поэтому архитекторы предложили разбить конструкцию на три секции, которые вместе образуют изящный «уголок». Две верхних рампы — на металлических опорах, тогда как третья, по сути, является расширением проходящей внизу асфальтовой магистрали.
8 из 29
Пешеходный мост Haghani, Тегеран, Иран. 3rd Skin Architects
Пешеходный мост Haghani, Тегеран, Иран. 3rd Skin Architects
Важная составляющая нового моста — обильная зелень. С одной стороны, она будет частично компенсировать загрязненность воздуха выхлопными газами с шоссе, а с другой — превратит мост в приятное место для прогулок: как для жителей Мирдамада, так и для посетителей Аббас-Абада.
9 из 29
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Как когда-то Берлин, Бейрут в годы войны был поделен на западный и восточный, только вместо стены была самая настоящая линия огня. Ее легко обнаружить по следам пуль — но, несмотря ни на что, ни на минуту здесь не замирала бурная ночная жизнь. Рестораны и кафе, бары и клубы работали до последнего. Теперь бывшую «передовую» ждет перерождение в новый современный офисно-развлекательный квартал — BDD, Beirut Digital District, — Силиконовая долина Ливана, как его уже успели окрестить.
10 из 29
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Проект ливанских архитекторов, получивший премию Los Angeles Merit Design Award, — лишь один из 12 небоскребов, которые будут построены здесь в ближайшее время. На первых этажах по-прежнему будут размещаться бары и кафе, а на верхних — офисы, магазины, гостиницы и апартаменты. А «Силиконовая долина» — потому, что проект рассчитан на креативный класс, то есть тех, кто и под градом выстрелов был способен радоваться жизни.
11 из 29
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Таким образом, проект района из прозрачных башен, вне всякого сомнения, символичен: граница, по которой война расколола Бейрут надвое, призвана стать не разделяющим, а объединяющим элементом.
12 из 29
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Жилая башня T3, Бейрут, Ливан. PARALX
Каждые жилые апартаменты, спланированные как квартиры-студии, дополнены «мини-пьяццей» — это либо выход в сад, либо собственный бассейн с панорамным остеклением.
13 из 29
Небоскребы Bride of the Gulf, Басра, Ирак. AMBS architects
Небоскребы Bride of the Gulf, Басра, Ирак. AMBS architects
Это, пожалуй, один из самых футуристичных проектов: чтобы одним махом реализовать амбициозные планы правительства Басры по увеличению населения к 2025 году чуть ли не вдвое, местные архитекторы предложили построить фактически город в городе, кластер из четырех башен, соединенных между собою стеклянными галереями. Парки, «висячие сады», отели, магазины, медицинские и офисные центры — «Невеста залива» станет гигантским «вертикальным кварталом» общей площадью около 1,6 млн. кв. м.
14 из 29
Небоскребы Bride of the Gulf, Басра, Ирак. AMBS architects
Небоскребы Bride of the Gulf, Басра, Ирак. AMBS architects
Энергопотребление у кластера будет нулевое — он спроектирован полностью независимым от городских сетей. А максимальная высота составит 1152 метра — это на 152 метра выше «королевской башни» (Kingdom Tower) в Саудовской Аравии, которая, будучи достроенной в 2017 году, должна обогнать сегодняшнего 828-метрового рекордсмена — небоскреб Будж Халифа (Burj Khalifa) американского бюро SOM.
15 из 29
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
А знаете, где будет самый большой в мире новый аэропорт? Да, именно, в турецком Стамбуле: транспортный узел, находящийся в стадии проектирования, будет обслуживать 200 миллионов человек в год.
16 из 29
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
Пока что стали известны результаты международного конкурса на диспетчерскую вышку, где в финале, обойдя, в том числе, Хадид, Сафди и Гримшоу, победило бюро AECOM в консорциуме с итальянской студией Pininfarina — той самой, что в ответе за дизайн всех гоночных Ferrari и Alfa Romeo.
17 из 29
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
Склонность Pininfarina к аэродинамическим формам проявилась здесь со всей очевидностью, что для аэропорта, впрочем, очевидный плюс. Справляется представленный вариант и с задачей стать «знаковым объектом, видимым всем посетителям аэропорта».
18 из 29
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
Диспетчерская вышка нового аэропорта, Стамбул, Турция. AECOM/Pininfarina
В то же время силуэт башни имеет аллюзии на форму тюльпана — цветка, который многие годы считался одним из символом Стамбула и в целом играет большую роль в турецкой истории и мифологии. Это сочетание в облике традиционных национальных мотивов и технологичности XXI века и стало ключевым при выборе жюри. А соавторство AECOM — с их богатейшим опытом в инженерной и конструкторской области — не оставило сомнений в состоятельности предложенных решений.
19 из 29
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Проект символа World Botanic Expo 2016 — международной выставки, которая начнется в Анталье уже в конце апреля, — тоже выбирался в результате конкурса. Победившая команда из Турции NITA частично вдохновлялась воротами Адриана у входа в старую часть Антальи — памятником античности с тремя арочными пролетами.
20 из 29
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
«Тройная» сущность нашла отражение в структуре новой башни — три сросшихся «стебля» на вершине раскрываются в трилистник. Одновременно это и отсыл к самой теме выставки — «Flowers and children», «Цветы и дети», которую можно перефразировать как «цветущая планета для будущих поколений».
21 из 29
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Каждый «лепесток» — это открытая смотровая площадка: на всех трех одновременно смогут находиться до 250 человек. Для публики будут доступны и три верхних застекленных уровня — здесь запланированы выставочные пространства. Каркас «стеблей» отливается из стали согласно просчитанной компьютерной модели, а «срастаются» они не между собой, а «прирастают» к бетонному центральному «стволу» — он обеспечивает конструкции устойчивость против здешних ветров.
22 из 29
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Башня Antalya Tower, Анталья, Турция. NITA
Поднимать на высоту 100 с лишним метров будут два панорамных лифта. Это еще один альтернативный путь полюбоваться городом сверху — на случай, если на смотровых площадках все же не хватит места.
23 из 29
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Большая часть проектов новых и реконструированных стадионов, которые должны были появиться в Катаре к чемпионату мира по футболу-2022, были заявлены в течение 2013-2014 годов. Среди них и скандальный проект Захи Хадид, в котором далеко не все увидели очертания традиционного арабского парусника «дхау», а потом обвинили автора в гибели рабочих на стройке.
24 из 29
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Еще три проекта от местных архитекторов тоже эксплуатировали катарские традиции — характерные орнаменты или форму шатра. До последнего момента не могли определиться лишь с пятым стадионом и центральным, для открытия и закрытия. В итоге оба проекта достались англичанам — в частности, Pattern Architects перестроит домашний стадион популярного клуба Аль-Райан и использует в его оболочке сразу семь национальных узоров.
25 из 29
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Стадион Аль-Райан относительно новый, 2003 года постройки — вероятно, поэтому авторы проекта предположили, что 90% демонтированных материалов можно будет или использовать для строительства, или раздать жителям для их собственных проектов. Новый стадион будет заключен в дюнообразную оболочку, на которой семь орнаментов, последовательно рассказывающих историю Катара, наложатся друг на друга. Как и все прочие арены будущего чемпионата, эта будет приспособлена для круглогодичного использования, а после окончания соревнований «схлопнется» с 40 до 21 тысячи зрительских мест.
26 из 29
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Стадион Al Rayyan, Ар-Райан, Катар. Pattern Architects
Рядом со стадионом будет мечеть и бассейн, поля для игры в хоккей и крикет, теннисные корты и фитнес-центр, беговая дорожка и затененные прогулочные маршруты. И если сам стадион вновь достанется клубу Аль-Райан, то инфраструктура вокруг станет частью «национального спортивного достояния».
27 из 29
Стадион Lusail, Лусаил. Катар. Foster+Partners
Стадион Lusail, Лусаил. Катар. Foster+Partners
Ну, а честь проектировать центральный стадион чемпионата вместимостью 80 тысяч досталась в результате конкурса Норману Фостеру. Он будет построен с нуля в Лусаиле, который на самом деле не вполне еще город: строительство в паре десятков километров от Дохи началось лишь в 2006 году. Когда-нибудь здесь будет жить с полмиллиона человек, но пока что развивающийся район становится ареной для крупных спортивный событий: в 2015-м Лусаил принял чемпионат по гандболу.
28 из 29
Стадион Lusail, Лусаил. Катар. Foster+Partners
Стадион Lusail, Лусаил. Катар. Foster+Partners
Так что пока на месте стадиона пустырь — Фостеру не придется вписывать свое масштабное сооружение в существующую застройку. Наоборот, стадион станет центром нового района, и сэр Норман обещает продемонстрировать всему миру инновационные идеи «продолжающейся жизни после мегасобытий». Архитектурные и инженерные решения тоже обещают быть интересными — например, несмотря на отсутствие крыши над полем, температура воздуха на нем и на трибунах не поднимется выше 26 градусов. В консультанты Фостер привлек ARUP и Populus — они изначально проектировали наш «Фишт».
29 из 29
1 / 29

Увеличить
Жилой небоскреб Vandad Ecological Tower, Месхед, Иран. ZAAD/Challenge Studio
После отмены санкций со стороны США экономика Ирана обещает пойти в гору, а объекты на территории государства — стать желанными для инвестиций. Обитателям больших городов — таких, как второй по численности в стране Месхед, — понадобится жилье принципиально иного уровня. Предвосхищая запрос, примерно месяц назад архитекторы ZAAD, объединившись с командой Challenge Studio, заявили свой вариант «дырявого дома», напоминающего одновременно арку в парижском Дефансе и комплекс «Мирадор» от MVRDV в Мадриде.
© ZAAD/Challenge Studio

Дело тонкое: новейшая архитектура Ближнего Востока

Все уже давно привыкли к диковинам и рекордам ОАЭ. Однако сегодня всплеск архитектурной активности наблюдается и там, где еще недавно скорее рушили, нежели строили, — в Иране, Ираке, Ливане. Именно здесь в скором времени обещают построить самое высокое здание в мире, а Заха Хадид — недаром, что иракского происхождения, — будет строить в Багдаде новый парламент и даже, как поговаривают, национальный музей.

Турция, где последнее время тоже неспокойно, в этом году принимает международную ботаническую выставку, обновляет аэропорты и наращивает «знаковые» мощности. А Катар, в свою очередь, вовсю готовится к чемпионату мира по футболу 2022 года — Фостер строит здесь стадионы, Бен ван Беркель из UNStudio проектирует в катарской столице метро, а 26 крупнейших архитекторов мира (включая Ренцо Пьяно, Дэвида Чипперфильда, лауреата Притцкера этого года Алехандро Аравену, Энрике Собехано и, кстати, Юрия Григоряна с «Проектом Меганом») борются за право превратить комплекс мельниц в Дохе на берегу залива в музейный комплекс.

Так что Ближний Восток действительно ждут большие перемены. В нашей галерее — наиболее интересные грядущие проекты.

Изображения © ZAAD/Challenge Studio, New Wave Architecture, 3rd Skin Architects, PARALX, AMBS architects, AECOM/Pininfarina, NITA, Pattern Architects, Foster+Partners

РАССЫЛКА arch:speech