Что лежит на полке архитектора?

Архитектурные офисы могут быть самыми разными, но в даже самом экстравагантном из них обязательно будет выделено место, где архитектор хранит самые важные для него вещи. archspeech вместе с проектом «АРХ-ПОЛКА» узнал, что же это за предметы.

Что лежит на полке архитектора?

Презентация проекта состоится в рамках фестиваля «Золотое сечение 2015» 18 мая 2015 года. Выставка в Большом Фойе ЦДА откроется 14 мая. Помимо фотографий, на выставке будут представлены и реальные экспозиции стеллажей архитекторов.

Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»

На полках в кабинете Владимира Плоткина еще много свободного места. Но, судя по стремянке, на достигнутом он останавливаться не собирается. Пока же большую часть стеллажей занимает периодика и монографии El Croqius (надеемся, журнал speech: там тоже есть!). А кроме них — под рукой всегда линейка и карандаш.

Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»

Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»

Борис Уборевич-Боровский, uborevich.ru

У Бориса Уборевича-Боровского оказался совершенно противоположный подход: книги занимают лишь небольшую нишу в шкафу. Может быть, ему удается по одному ему известному принципу отбирать только самые ценные экземпляры? Зато значительную часть кабинета занимает стол с макетами под стеклом.

Кабинет Бориса Уборевича-Боровского

Кабинет Бориса Уборевича-Боровского

Илья Мукосей, «ПланАР»

Если дома, по собственным словам Ильи Мукосея, «все его рабочее место находится на полке», то в мастерской той единственной и универсальной полкой на все случаи жизни служит рабочий стол, частично «переползающий» на стену. Ясно одно: музыка вдохновляет его не меньше, чем развешенные кругом фотографии и чертежи — в мастерской об этом свидетельствуют две виниловые «вертушки» и мощная беспроводная колонка.

Кабинет Ильи Мукосея

Кабинет Ильи Мукосея

МАРШ

В учительской МАРШа стеллаж быстро заполнился книгами, подаренными авторами и гостями школы, а в аудиториях можно наткнуться на стеллажи самого разнообразного содержания. Например, с запасом макетов-метафор — архивом учебной студии Бориса Шабунина и Евгении Бакеевой «Архитектура как метафора».

Архитектурная школа МАРШ

Архитектурная школа МАРШ

Архитектурная мастерская X.Y.Z.

В студии Светланы Головиной полки превращены в полноценные элементы интерьера — как ширмы или перегородки, они разделяют рабочее пространство на отдельные зоны. Что касается содержимого стеллажей, то в основном это архитектурные журналы, альбомы и коллекционные издания по дизайну.

Архитектурная мастерская X.Y.Z.

Виктор Карако

Виктор Карако решил расположить полки единой лентой практически под потолком, освободив пространство стены под доску для эскизов. Эскизов, надо отметить, изображающих не только предметы и здания — быть может, согласно заветам Витрувия, архитектор ищет гармонию в пропорциях человеческого тела?

Виктор Карако

Дмитрий Михейкин, Креативная группа НЛО

В мастерской Дмитрия Михейкина книгам тоже отведено место под потолком. Только здесь в роли полки выступает широкий резной карниз, а пространство стены занимают всевозможные предметы интерьера из разных стран и эпох: советский чемодан, кораллы Красного моря, венецианские маски и, конечно же, самовары.

Креативная группа НЛО

АБ PORTAL

Бюро PORTAL силами Ирины Керимовой вместо банального стеллажа придумали сделать из подручных материалов полноценный арт-объект — допустим, не самый вместительный, но зато есть повод разместить в «поле доступа» только самое необходимое.

АБ PORTAL

«Студио-ТА»

В мастерской Тиграна Бадаляна использовали как основу для стеллажей металлические профили — те, которые служат конструктивными элементами в интерьере всего офиса. Учитывая их расположение под углом друг к другу, получилось интересно и небанально.

Студио-ТА

АБ Платформа

В бюро Ирины Ирбитской среди журналов с каталогами отлично уживаются и кошки. Причем, судя по их увлеченным взглядам, тремя кошками тут дело не ограничилось.

АБ Платформа

Надежда Софинская

Полки Надежды Софинской лучше всего иллюстрируют высказывание «Архитектор — это последний гуманист века». На одном стеллаже умещаются и современная периодика, и Палладио с Витрувием, и «Теория струн» с «Вселенной Стивена Хокинга», и автобиография Владимира Познера. Не забыты и «иконы» архитектуры авангарда: Иван Леонидов и Константин Мельников.

Надежда Софинская

Андрей Долотов

Наследие авангарда, кстати, — постоянный гость на полках буквально всех архитекторов. Например, в библиотеке Андрея Долотова есть и «Татлин», и журналы СА, и путеводитель по Москве 20-30-х гг. от Елены Овсянниковой и Николая Васильева.

Андрей Долотов

Петр Костёлов, kostelov.ru

В отличии от коллег, Петр Костелов пошел по пути виртуальных технологий, заменив бумагу планшетом. «Я обожал книги, особенно альбомы по искусству, еще со времен художественной школы. Один запах свежей краски чего стоил! Но это время прошло. За редким исключением на моих полках становиться все меньше и меньше бумажных изданий, — рассказывает архитектор. — Чему я бесконечно рад, так как за последние 15 лет, из-за бесконечных пространственных экспериментов, мы переезжали, наверное, раз 10, не меньше. Поэтому я могу с уверенностью сказать, что нет ничего тяжелее, чем сумка, наполненная архитектурными альбомами. Это по-настоящему тяжело! В какой-то момент я решил, что не могу поддерживать такой большой архив, и сдал все книги и альбомы на хранение. Стал ли я из-за этого меньше узнавать произведений архитектуры? Напротив — архитектуры и дизайна в моей жизни стало намного больше. И реальной, и цифровой. Плюс еще и самой свежей. Возможно, прозвучит странно, но мой совет — избавляйтесь от книг, сделайте цифровой архив своих любимых изданий и будьте свободны!»

Петр Костёлов

Полная подборка фотографий доступна в группе проекта «АРХ-ПОЛКА» на Facebook.

РАССЫЛКА arch:speech