Четыре десятилетия Захи Хадид в 21 проекте. Выбор Стивена Холла

1 апреля, на следующий день после скоропостижной смерти Хадид, Стивен Холл опубликовал эмоциональное эссе «Новое путешествие в пространстве». Архитектор представил свою версию биографии Захи Хадид из рисунков, реализованных и нереализованных работ и выставок.

Четыре десятилетия Захи Хадид в 21 проекте. Выбор Стивена Холла

Стивен Холл подобрал для творчества Захи Хадид необычные слова — такие же ирреальные, космические и метафорические, как и ее проекты. Публикуем адаптированный перевод эссе.

1976—77

Тектоник Малевича

Тектоник Малевича. Заха Хадид

Стартовая площадка. Модуль Unit 9 в Архитектурной ассоциации Лондона: Тектоник Малевича создан, чтобы воспеть мостостроение над Темзой... Оно должно было стать таким, чтобы даже птицы изумились! Вот и Элиа Зенгелис, Рем Колхас и я воспарили над своими стульями, увидев проект на защите.

 

1978

Музей XIX века в Лондоне

Волны Музея XIX века в Лондоне взмывают то вверх, то вниз. Проект словно борется за независимость в новом пространстве.

 

1978—1980

Резиденция премьер-министра Ирландии

В Резиденции ирландского Премьер-министра стена стремится взлететь. Вихрь черного, серовато-зеленого и кобальтового синего прокладывает новый путь — из живописи в архитектуру.

 

1982—1983

Спортклуб The Peak в Гонконге

Многослойные уровни гор взорвались супрематистской геологией. Благодаря клубу The Peak в Гонконге Заха воспарила над землей и оказалась в поразительном новом пространстве. Ромбоиды летят к недостижимым центрам. Планы этажей скачут и растягиваются, создавая новый порядок движения. В поле зрения холмы завтрашнего дня, которые прыгают с затаенной радостью.

 

1983

«Мир (89 градусов)»

Коллаж всех работ Хадид на одной картине

Удивительная картина подводит черту под семилетним путем Захи Хадид. Словно покидает нашу планету, изображая поразительную архитектуру.

 

1986

Генплан Манхэттена

Генплан Манхэттена. Заха Хадид

Новый почерк плана, берущего начало из «Лучезарного города» Ле Корбюзье, переосмысленного под многоярусность. Уплотнение и интенсивность застройки, черный с парящими белыми линиями.

 

1986

Жилой дом IBA Housing в Берлине

Ограничения бульвара Курфюрстендамм превращают берлинский дом IBA Housing в металлические конусообразные лофты. Оцепенение между «да» и «нет». Состояние, напоминающее медленное пробуждение от нарисованного сна.

 

1986

Два комплекса в Токио

Здания «Токио Томигайя» и «Азубу-Джуан» освобождают пространство в духе «Бегущего по лезвию», расслаивают пейзаж, ставят с ног на голову условности... Случайная птица будущего — «дуновение света и воздуха в условиях городской застройки».

 

1989–1990

Ресторан Moon Soon

Лед и пламя Moon Soon в японском Саппоро. Ледяные столы дрейфуют в пространстве. Над ними закрученные огненные массы, оранжево-красные стружки, микроспутники в эгоцентрической спирали.

 

1990—1994

Пожарная станция Vitra

Обещание нового пространства в бетоне, полное вдохновляющих деталей. Надежда на наслаждение реализацией! Красные линии огненного двигателя начерчены на асфальте. Мы все приехали на особенное открытие. Филипп Джонсон был настолько поражен, что скопировал геометрию проекта для нового павильона своего Стеклянного дома.

 

1992

Выставка «Великая утопия»

Экспозиция русского супрематизма и конструктивизма в Музее Гуггенхайма возвращает к истории дипломной работы Захи «Тектоник Малевича» 1977 года.

 

1994—1996

Здание оперы в Кардиффе

Победа в конкурсе: взрывная открытость оперного дома как жемчужина в короне разрушает табу архитектуры. Проект промелькнул перед глазами и разбился о вилы бюрократии...

 

1997

Зал филармонии в Люксембурге

Пейзаж объемных композиций, перерастающих в самостоятельные округлые пространства. Предвестник Театра оперы в Гуанчжоу.

 

1997

Музей исламского искусства в Катаре

Абсолютно оригинальный образ пространства и геометрии. Пейзажная живопись открывает новые дороги архитектуре так, как никакая другая архитектура до сегодняшнего дня. Текучесть и каллиграфия.

 

1997—2003

Центр современного искусства в Цинциннати

Ковер городской ткани, поднятый вверх и пересеченный бетонными блоками.

 

1998—2009

MAXXI: Национальный музей искусств XXI века в Риме

Закрученная линейная городская текстура; векторы движения, нарисованные в бетоне. Соревнование с семью соперниками было жестоким. В конце презентации Жан Нувель, Заха и я встретились на ужине в одном из моих любимых римских ресторанов, который построен на фундаменте театра с 2000-летней историей. Я сделал тост-предсказание: «Победитель конкурса сидит за этим столом!». В итоге я проиграл в один голос, но произнес хвалебную речь Захе на открытии MAXXI в октябре 2009 года.

 

2000—2005

Научный центр Phaeno в Вольфсбурге

Для научных диагональных объемов, парящих в тени... Монолитные криволинейные бетонные изгибы. Расслоенные блоки, разрезанные конические комнаты, вывернутые наизнанку. Пространственные норы уносят науку в полет. Архитектура? Это прекрасный подарок культуре, а не профессия.

 

2003—2010

Опера в Гуанчжоу

Когда я прогуливался внутри Оперы в Гуанчжоу, я был изумлен текучестью пространств в огромном «доме». Фото не могут передать текучую неестественность этого удивительного места. Лестница, которая верна типологической модели оперы, словно исчезла в этом пульсирующем золотом пространстве, гравированном звездными точками. Пространство возрождает саму идею оперы, давая ей в XXI веке пространство для прекрасной акустики и комфорта. Вместо потрескавшейся древесины Диснея — новую золотую грацию.

 

2007—2012

Центр Гейдара Алиева в Баку

Искривленные швы ландшафта поднимаются, становясь волнами открытого пространства. Все радостно прихрамывает. В противовес «коробкам» Баку, это белое облако вспыхивает внутренним светом, открывая новый мир где-то далеко.

 

2007—2014

Комплекс Dongdaemun Design Park в Сеуле

«Размытая» территория парка, площадь, общественные зоны и новые пространства.

 

2009—2013

Галерея Serpentine Sackler

Текучая материя придает форму пространству, в которое проникает свет через несущие конструкции. Вид на облака открывается через отверстие, сквозь которое проникают солнечные лучи.

 

2015


Она сказала, что большой офис ей не по душе. Потеря ли это? Щегольство и эйфория — неизменная составляющая ранних и «средних» работ. Пространство Захи — повод быть оптимистами в XXI архитектурном веке. Эклектизм, созданный цинизмом постмодерна, закончился. Она нашла новый путь забыть его. Вдохновленная своими учителями — Элиа Зенгелисом и Ремом Колхасом — кружила мимо них в изобретательном пространстве.

Что за пространство воображала Заха! Какие города, какие изумительные геометрии она придумывала! Самый невероятный архитектор своего времени, и с какой человечной душевностью она прожила свою жизнь — да, сейчас ее внезапно не стало — но ее произведения будут постоянно перемещать нас в новые миры очевидного будущего.

***


Эссе Стивена Холла вошло и в каталог «Размышления о Захе Хадид», в котором почти 70 коллег, друзей и родственников. Мы выбрали самые эмоциональные личные истории и собрали их в материале «Какой Заха Хадид была в жизни». 

РАССЫЛКА arch:speech