Башня или пирамида? Зачем MVRDV построили здание-хамелеон

За счет нестандартного подхода к контексту офисный центр Baltyk приобрел свою главную особенность — менять форму в зависимости от угла обзора. Пошагово разбираем, как возник облик здания-иллюзии и чем повлиял на него контекст.

Башня или пирамида? Зачем MVRDV построили здание-хамелеон

Под свой первый объект в Польше MVRDV получило непростой участок — на пересечении транзитного шоссе и тихой улицы. Здание должно было гармонично вписываться сразу в два противоположных сценария.

Но противоположные сценарии требуют противоположную форму. Так появилась сложная структура, образующая с одной стороны гору с плотно застекленным фасадом, а с другой — башню, которая в любой момент готова обрушиться.

MVRDV

Повлияло на форму и наполнение. Кроме 12 тыс. кв. м офисов, на 16 этажах здания разместился панорамный ресторан и джаз-клуб с отелем в один номер, а уровень земли заняли магазины и кафе с общественным пространством. И для каждой функции архитекторы нашли свое решение.


Шаг первый

При работе над формой голландские архитекторы используют принцип Микеланджело: они экструдируют прямоугольник участка, и затем от условного объема отсекают все лишнее. Так, подстраивая новый объем под соседние здания, они срезают угол с южной стороны. В результате образуются террасы, с которых открывается панорамный вид на город.


Шаг второй

Со стороны пешеходной улицы архитекторы жертвуют первыми этажами коммерческой площади. Нижний угол здания они отрывают от земли обратным каскадом и пешеходы больше не выдавливаются к шоссе. Так один прием дает несколько образов: с одной стороны, смещение этажей напоминает широкую лестницу в небо, с другой — многоуровневый врез придает дисбаланс всей композиции.

Шаг третий

В противовес южным террасам архитекторы срезают верхний угол на западе. Теперь комплекс превращается в пирамиду, а панорамный ресторан наверху получает максимум столиков по периметру зала, выходящих не на четыре, а сразу на пять сторон здания.

Шаг четвертый, заключительный

В результате всех манипуляций с формой полностью нетронутым остался всего один фасад. Тяжелый по массе, он ограничивает камерную внутреннюю площадь, отделяя ее от магистрали. Но что уместно для машин не одинаково хорошо для пешеходов. Поэтому центральные первые этажи архитекторы заглубили в тело здания и образовали нижние террасы. Так им удалось не только разбить монотонный ритм, но и создать сомасштабное человеку членение фасада.

В результате архитекторы MVRDV вывели свою типологию превращения


Со стороны шоссе здание реагирует на скоростные транспортные потоки и превращается в гору — протяженную и ровную, с полностью остекленными фасадами.

Необходимость новой доминанты на перекрестке превращает здание в стройную башню — контрастную и эмоциональную.

С пешеходной улицы здание становится сомасштабнее человеку и превращается в общественное пространство — с проработанными деталями и заботой о пешеходе.

Изначально стоял вопрос, как архитекторы смогут вписать объяем рядом с типографией середины XIX века. Но MVRDV удалось не только гармонично разобраться с контекстом, но и создать многослойный визуальный образ, который за один обход из подвластной соседям пирамиды превращается в яркую контрастную башню.

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще