«Армия зеленых»: кому и зачем нужна сертификация

Внедрение технологий зеленого строительства на российском рынке только началось. Но специалисты в один голос утверждают, что потенциал огромный, и количество зданий в нашей стране, сертифицированных по системе LEED или BREEAM, каждый год стремительно растет. Попробуем разобраться, нужна ли все-таки сертификация и зачем, и каков вклад в процесс производителей стройматериалов. Объясняет Юлия Шишалова.

«Армия зеленых»: кому и зачем нужна сертификация

Гиперкуб в Сколково. Борис Бернаскони

Зачем нужна сертификация?

В Европе существует множество специальных правил строительства — сертификатов, регламентов и других нормативных документов, — а так же особых рыночных нововведений, которые в той или иной степени повышают уровень инвестиционных вложений в здания. Требования Европейской Комиссии стали более строгими, в отдельных странах обновились локальные нормативные документы о защите окружающей среды. Растут цены на сырье и материалы — и вместе с тем растет наша зависимость от этих ресурсов.

Так что с глобальной точки зрения рынок, наконец, начинает осознавать необходимость в защите инвестиций и их стабильности в будущем — не путем сиюминутной экономии, а наоборот, повышением качества используемых материалов, напрямую влияющих на жизненный цикл здания и его стоимость.

Сертификация зданий, учитывающая экологические аспекты, становится новым стандартом, а инвестиции в зеленое строительство все сильнее влияют на будущую окупаемость проекта и его финансовую привлекательность.

Рост числа сертифицированных зданий по типологиям

В чем суть?

Стандартов зеленой сертификации разработано несколько. Самые распространенные — американская LEED и британская BREEAM. У каждой существует разный набор методов оценки и критериев, в расчет берутся десятки параметров на протяжении всего жизненного цикла зданий — от проекта до сноса. Однако смысл и цель у них единые — уменьшить общее негативное влияние создаваемой искусственной среды обитания на человеческое здоровье.

Это достигается путем более эффективного использования энергии и воды, сокращения отходов и загрязнений; внедрения инновационных технологий для управления ресурсами, вторичной переработки продуктов и утилизации отходов; создания условий для защиты здоровья жителей города.

Кому выгодно?

Выигрывают, в конечном итоге, как ни странно, все.

Для архитектора, инженера или проектировщика участие в строительстве объекта, сертифицированного по международному стандарту, — это признание на качественно ином уровне их компетенции, высокая оценка проектных решений, бесценный опыт и в дальнейшем — конкурентное преимущество.

Инвестор в этом случае снижает риски повышения цен на энергоресурсы и моральное устаревание активов.

Для девелопера зеленый сертификат — маркетинговый «козырь», который можно эффективно использовать для привлечения дополнительных инвестиций, а также арендаторов — по увеличенным арендным ставкам.

Но в выигрыше оказываются даже они, зарабатывая уважение среди коллег и получая более комфортную среду для сотрудников. В то время как высокая стоимость аренды частично компенсируется низкими эксплуатационными расходами.

Какой вклад в «зеленую» сертификацию может привнести производитель стройматериалов?

Уровень соответствия сертификации напрямую зависит от количества полученных баллов за каждый отдельный критерий. В частности, нужно предоставлять подробнейшую информацию об используемых материалах, чтобы можно было оценить экологичный и инновационный подход компании к их производству. Это подразумевает отсутствие вредных веществ в составе, оптимизированную логистику поставок, мощную систему управления воздействия на окружающую среду на местах (соответствие стандартам ISO 14001) и постоянную модернизацию процессов с целью сокращения этого воздействия.

Таким образом, прохождение сертификации возможно только при условии выбора определенных товаров определенного круга производителей.

Ситуация осложняется тем, что в Европе и США «экологические декларации» с нужными сведениями, публикуемые самими компаниями, — нормальное явление. Но не в России.

Какова роль во всем этом производителя стекла?

Самая ключевая! Определенные функции стекла помогут достичь высочайшего уровня «зеленой» сертификации: контроль за бликами и акустическими параметрами, термический контроль, контроль пропускной способности дневного света, энергоэффективность.

Да и вряд ли возможно построить дом без использования стекла — а значит, оно как минимум должно удовлетворять требованиям международных сертификатов, а ее производитель — иметь достойную «эко-декларацию».

Как найти строительные материалы с подходящей «экологической историей»?

Во-первых, у большинства крупных зарубежных производителей она все же находится в публичном доступе.

Во-вторых, на помощь приходят специальные маркировки и знаки отличия, говорящие о подтвержденном независимым международным органом соответствии стандартам — как экологичности, так и инновационных разработок производителя.

Один из примеров — программа The Cradle to Cradle Certifiedcm, в 2005 году инициированная немецким химиком Микаэлем Браунгартом и американским архитектором Уильямом МакДонафом. Цель Cradle to Cradle — создать положительный эффект от инноваций, чтобы стремительное освоение человеком новых технологий не наносило неконтролируемый и масштабный вред окружающей среде. «Устранить понятие отходов — это не только сокращение и сведение к минимуму, но и полная ликвидация самой концепции создания вредных продуктов», — декларируют авторы идеи. Ее суть — в повторном использовании отходов и вторичных продуктов в качестве материалов для создания нового продукта.

Кто может получить сертификат Cradle to Cradle (C2C)?

Программа во многом ориентирована на строительный сектор (недаром один из ее идеологов — архитектор). Из 500 сертифицированных на данный момент продуктов 61% — это товары для строительного рынка.

Cradle to Cradle (C2C)

Сертификаты выдает Институт Инновационных Продуктов Cradle to Cradle. Однако, чтобы его получить, недостаточно придумать, что делать с отходами. Для пяти категорий сертификации (от «основной» до «платиновой») существует 5 критериев оценки по очень простой системе, как на университетском зачете: «сдал — провалил».

Первый критерий касается как раз повторного использования материалов, причем если для «платины» доля ресайклинга должна быть больше 80%, то для получения базового сертификата достаточно лишь «намерения использовать продукт с точки зрения технологии и состава».

Второй критерий — это выбор в пользу безопасных и безвредных материалов согласно специальной таблице, разработанной авторами C2C.

Cradle to Cradle (C2C)

Третий оценивает расходы энергии — от простого уменьшения энергопотребления при производстве и сборке до использования альтернативных и возобновляемых источников типа солнечных батарей.

Расходы воды — это четвертый критерий: как минимум они должны жестко контролироваться, как максимум — системно снижаться.

Наконец, пятый критерий имеет к производству и качеству продукции наименьшее отношение, однако понятие «экология» в западной трактовке непременно включает в себя и социальный аспект. Поэтому сертификат Cradle to Cradle могут получить только те, кто проводит социальные программы на корпоративном или даже — в идеале — государственном уровне.

Есть ли на российском строительном рынке компании, сертифицированные по системе C2C?

Есть, причем и среди производителей стекла. Так, AGC Glass Europe является первой Международной стекольной компанией, которая получила серебряный сертификат (silver level) Cradle to Cradle за флоат-стекло, стекло с покрытием и многослойное стекло.

Более того, в декабре 2012 компания AGC получила еще один серебряный сертификат Cradle to Cradle Certified — на сей раз за линейки интерьерного стекла: Mirrors, Lacobel & Matelac и Matelux.

Энергосберегающее покрытие TOP N+Мультифункциональное покрытие STOPRAY NEO

Помимо удовлетворения растущей потребности клиентов в доказательствах воздействия продуктов на окружающую среду — чтобы, в том числе, получить дополнительные баллы при сертификации LEED и BREEAM, — руководство компании AGC Glass называет и другие преимущества C2C: сертификация третьей независимой стороны, целостный подход, который помогает проанализировать жизненный цикл продукта, и даже мировое признание. Следующий запланированный шаг — получение золотого сертификата для некоторых архитектурных продуктов.

Как это на самом деле работает?

Рассмотрим на примере одного из первых зданий наукограда «Сколково» — «Гиперкуба» Бориса Бернаскони, которое изначально строилось по всем стандартам LEED. Как декларируют сами «сколковцы», «Гиперкуб» стал испытательным полигоном для замкнутой эко-системы, идея которой лежит в основе философии наукограда.

Так, вода здесь качается из артезианской скважины, но источником примерно половины необходимого количества становятся коллекторы дождя. За отопление и охлаждение отвечают тепловые насосы. На крыше установлены солнечные батареи — их энергии хватает на весь технический свет.

Гиперкуб Сколково. Борис Бернаскони

Но ставка сделана, прежде всего, на свет естественный. Специальные поворотные светоуловители «следят» за солнцем и передают излучение по оптоволокну в центральную часть здания. И разумеется, все 7 этажей куба застеклены специально разработанными двухкамерными стеклопакетами от AGC Glass на основе стекол с мультифункциональным покрытием STOPRAY NEO (внешнее стекло) и энергосберегающим покрытием TOP N+ (внутреннее стекло).

Внешнее и внутреннее стекло сочетают в себе функции теплоизоляции и солнцезащиты, предохраняя здание от перегрева в летний период, и в зимний не пропускает тепло наружу, позволяя экономить на отопленим зимой и кондиционировании летом.

Сочетание одновременно солнцезащитных и теплоизоляционных свойств, благодаря которому в здании создается комфортный микроклимат, — пример одной из тех инноваций, активное использование которых в немалой степени мотивировано высокой планкой, заданной зеленой сертификацией.

Будем надеяться, что прецедентов такого инновационного строительства в России будет все больше и больше.

РАССЫЛКА arch:speech