Алексей Новиков: «Урбанистика — это аристократическое образование»

Декан Высшей школы урбанистики Алексей Новиков рассказывает о развитии школы и объясняет, почему образование урбаниста нужно не более чем 30 студентам в год.

Алексей Новиков: «Урбанистика — это аристократическое образование»

ВШУ, похоже, стремительно развивается: в 2014 году вы набрали 20 человек, а в 2015-м — уже 56. Насколько это эффективно?

Больной вопрос. Образование, которое мы даем, уникальное, аристократическое, и нужно оно не более чем 30 студентам в год. Оно, с одной стороны, не востребовано рынком в промышленном масштабе, с другой стороны, затратное, сложное и очень важное по своему эффекту, так как цена градостроительных ошибок измеряется процентами от ВВП, то есть очень высока.

Это магистерская программа: нужны воркшопы, следовательно, эксклюзивные преподаватели, а их мало, они не все из России, а это очень дорого стоит. Семинарские занятия эффективны, если у вас 15–20 человек, а когда 30 — эффект не тот. Да, в прошлом году мы набрали 56 студентов, хотя собирались взять 20. Мы получили 110 заявлений, и если бы взяли 20 человек, конкурс был бы почти шесть на место, что прекрасно для качественного отбора. Не мы контролируем прием, а центральная приемная комиссия, действующая в рамках норм Министерства образования, бюджетного финансирования и т. д., и когда такой высокий спрос, они увеличивают прием. Да, 56 студентов — гигантская проблема. Мы разделили их на две группы. Переформатировали курсы, чтобы преподаватель не вел два одинаковых семинара подряд. Ввели дополнительную специализацию по транспорту. Это уже почти бакалавриат получается, когда курс настолько массовый. У нас же все построено на разборе кейсов, на совместной работе студентов. Повторюсь: урбанистика — это аристократическое образование. Это не пижонство, а именно такая уникальная профессия. Не нужно, чтобы ей овладевали сотни человек в год, но зато те десятки человек — междисциплинарные специалисты, которые свободно ориентируются во всем многообразии городских проблем, они смогут работать где угодно: у девелоперов, в городской администрации, в компании, оперирующей в городе. Это высокий уровень подготовки.

А идеолог и руководитель этих программ — декан, он должен быть человеком из индустрии, который понимает все эти процессы? Или достаточно менеджера, который эффективно выстраивает работу?

Из индустрии, конечно. Но индустрия — широкое понятие. Я вот, например, не архитектор по образованию, а географ. Но именно в географии многие десятилетия существовала урбанистика. Не градостроительство, не архитектура, а именно урбанистика. Когда я учился в университете, у меня был курс геоурбанистики. Это был большой курс, с исследованиями были связаны очень известные люди. У архитекторов подобного не было, и они ходили к нам слушать лекции. Мы, в свою очередь, ходили к ним за проектным подходом. На самом деле уровень урбанистики был высоким, но отдельной профессии не было. А сегодня она точно нужна, потому что это не только интересный предмет интеллектуального освоения, но и выход на сложные управленческие задачи. Управление городом — вещь неосуществимая, оно возможно лишь в диалоге, современный город самоорганизуется через управленческие, планировочные и прочие конвенции. И тут не обойдешься одним блоком — архитектурным, градостроительным, социологическим или экономическим. Тут весь смысл в универсальном, ренессансном подходе.

К вам приходят и люди, у которых уже есть опыт работы, они выбирают обучение не потому, что это модно. И у них есть этот отрезок жизни после того, как они получили базовое образование, и до того, как пришли к вам, так называемый gap year. В чем особенность обучения таких людей?

Человек после gap year сильнее, оттого что настроен скептически. Он более сложный с точки зрения попытки навязать ему какие-то идеи. Собственно, он ради этих идей и пришел: он поработал, он понял, что это довольно приземленно, плоско. Ему хочется научиться чему-то более продвинутому. Естественно, если у него широкие взгляды, он примет все эти провокативные программы. Если нет — будет пытаться поставить их под сомнение. Для этого и есть преподаватели.

Мне, например, нравится, когда студенты приходят вообще из других специальностей — программисты, экономисты. По-моему, экономическая составляющая в урбанистике сильно недооценена, взгляд на нее примитивный. Если посмотреть на экономику города, то это система исключений из общих экономических правил: всегда в городе естественные монополии, а не свободная конкуренция, провалы рынка, экстерналии и много всего другого.

Городская среда — это капитал. Но попробуйте оценить ее. Придумайте методологические средства. Этого вообще в России нет, хотя такой подход все меняет в управлении городом. Например, налог на недвижимость (в разных странах 30–40% муниципального дохода, иногда до 70%) — это огромная доля. Он основан на качестве среды как экономического капитала. Вы вкладываете в благоустройство — цена растет. Казна получает дополнительный доход. Вы эти доходы вкладываете в благоустройство — цена недвижимости опять растет, и т. д. Схема упрощенная, но тем не менее в своем полном варианте она прекрасно работает, и если мы примем подход к среде как экономическому капиталу, экономика городов России станет более устойчивой. Постепенно, конечно, не рывком. Я вот мечтаю, чтобы у нас в ВШУ увеличился экономический блок, и не только за счет преподавателей — у нас уже есть прекрасные преподаватели-экономисты, — но и среди научных сотрудников тоже.

***

Серию интервью об архитектурном образовании подготовили организаторы конференции «Открытый город. Образование в сфере городского планирования». Все восемь разговоров мы собрали в отдельном потоке. Там же читайте наш гид по событию: 5 причин пойти на конференцию «Открытый город»

РАССЫЛКА arch:speech