5 новых построек Массимилиано Фуксаса

Ключ к творчеству этого яркого представителя итальянских архитекторов-«шестидесятников», наряду с Этторе Соттсассом и Маттео Туном — ни к одной радикальной группировке, впрочем, не принадлежавшего, — емкое слово «напряжение». Оно очень точно передает и техническую сложность его конструкций и объемных каркасов, и невероятную чувственность, экспрессивность и драматичность форм.

5 новых построек Массимилиано Фуксаса

Глядя на них, можно подумать, что Фуксас — всецело заложник параметрического метода проектирования. Однако это вовсе не так — Массимилиано по-прежнему рисует. Хотя и современными технологиями не пренебрегает: «Рисунок, макет, виртуальная модель — все это пути к архитектуре, равнозначные инструменты для наращивания „напряжения“, — говорит архитектор. — Ведь архитектура, в которой нет „напряжения“, никогда не вызовет никаких эмоций».

Вообще имя Фуксаса известно в России значительно лучше большинства других: хотя уроженец Рима с немецко-литовскими корнями пока ничего у нас не построил, но участвовал в ряде заметных конкурсов — в частности, на здание технопарка «Сбербанка» в Сколково (в консорциуме с российской мастерской «Атриум»), а в конкурсе архитектурных концепций Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ им. М.В. Ломоносова проект студии Fuksas (совместно с бюро Speech Сергея Чобана) даже занял первое место. Массимилиано часто наведывается в Москву, читает публичные лекции и активно участвует в жизни конкурса архитектурного рисунка «АрхиГрафика». Кроме того, многие знают его по проекту выставочного центра Rho Pero в Милане, где ежегодно проходит крупнейшая выставка предметного и интерьерного дизайна iSaloni. А кто-то начал идентифицировать итальянского архитектора после его нашумевшего общественного центра в Тбилиси — в виде то ли «лепестков», то ли диковинных «грибов», выросших прямо посреди исторического центра города. Сейчас Фуксас завершает еще один характерный проект в столице Грузии — с него мы и начнем рассказ о пяти последних его проектах.

Rhike Park

Музыкальный театр и выставочный холл Rhike Park, Тбилиси, Грузия, 2016

Еще с подачи бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили в древний город пришла современная итальянская архитектура: еще до Фуксаса и его общественного центра Микеле де Лукки построил Президентский дворец и футуристичного вида стеклянный мост Мира через реку Куру, соединяющий старую часть Тбилиси с новой.

Символом нового Тбилиси, куда ведет тот самый мост, стал большой Рике парк в восточной части города. Именно здесь, почти напротив «грибов», на участке 10 000 кв. м, разместились две огромные стеклянные «трубы» обтекаемых очертаний, в левой из которых, если смотреть со стороны фасадов, — музыкальный театр на 566 мест, а в правой, более короткой, — выставочный центр. Сам архитектор называет их «перископом»: вид на старый Тбилиси на противоположном берегу, обрамляемый лентой реки, — то, ради чего обе «трубы» слегка приподняты над землей. Та, что с музыкальным театром, покоится на опоре, а у второй — высокий вход, к которому с уровня улицы ведет рампа. В основании же перископа лежит соединившая обе «трубы» сохраняемая кирпичная стена.

Rhike Park

Официально центр откроется в этом году, внутри пока заканчивают отделочные работы, но уже ясно, что Rhike Park обречен стать одной из громких архитектурных премьер сезона. Громких — считай, что и скандальных: жители Тбилиси не слишком охотно принимают новые архитектурные веяния. Мост Микеле де Лукки прозвали «прокладкой», фуксасовские «грибы» стараются обходить стороной. И ведь мог же Массимилиано построить что-нибудь вполне себе каменно-лаконичное, как церковный приход в Фолиньо. Но на самом деле в той же мере, в какой бетонная коробка с асимметричными прорезями экспериментальна для церковного прихода, стеклянные «трубы» — ответ Фуксаса на вызов спроектировать современный концертно-выставочный зал. А главное — есть шанс, что на их фоне тбилиссцы смирятся с более ранними постройками. И начнут воспринимать тему контрастов, такую характерную для всех крупных европейских городов, с цивилизованным смирением и терпимостью.

Отель гольф-клуба, Сардиния

Отель при гольф-клубе Is Molas, Кальяри, Сардиния, 2016

В 18-15 вв. до н.э. на острове Сардиния были построены тысячи нурагов — башен из толстого камня до 20 метров в высоту. В наши дни сохранилось около 8 тысяч построек, все они признаны археологическим памятником и в основном сосредоточены недалеко от Кальяри — примерно там же, где раскинулось одно из лучших в мире полей для игры в гольф. Бюро Массимилиано Фуксаса занимается развитием этих территорий: проектирует новое здание клуба, два пятизвездочных отеля, спа-центр и несколько вилл.

Отель при гольф-клубе Is Molas

Отель при гольф-клубе Is Molas

Пока что завершен один отель на 80 номеров и виллы, но их облик, очевидно, станет определяющим для всех остальных зданий: Фуксас будто бы ставит рядом несколько нурагов, местами покосившихся и утративших ровные оси, и сращивает вместе, обмазывая сверху глиной: они превращаются в единый биоморфный объем, который напоминает лунные кратеры.

Чтобы максимально вписаться в контекст, стройматериалы используются местные. «Обмазанные» и затем оштукатуренные поверхности возникают и в интерьерах. Полы же отделаны добытым на Сардинии камнем — так же, как в нурагах тысячелетия назад.

Отель и конференц-центр EUR

Отель и конференц-центр EUR, Рим, Италия, 2016

Еще один проект Фуксаса этого года — отель в историческом квартале EUR, занимающий участок площадью 55 000 кв. м, и его дизайн-концепцию можно коротко выразить тремя образами: «тека», «облако» и «лезвие». «Тека» — это основа всего, вытянутая коробка из стекла и стали, внутри которой заключено «облако» — полная противоположность геометрически выверенной оболочке. Объем из криволинейных профилей, покрытый еще 15 000 кв. м стекла, — центральное место конференц-центра: в нем находится аудитория на 1850 человек со всей сопутствующей инфраструктурой. Наконец, «лезвие» — еще одна, автономная часть центра: с отелем на 439 номеров и подземным паркингом на 600 машиномест. По проекту это вторая очередь строительства — первая, с «облаком», уже завершена.

Отель и конференц-центр EUR

Фуксас уделил много внимания «зеленым» технологиям — энергосбережения и уменьшения расходов воды. К примеру, система климат-контроля регулирует мощность работы в зависимости от количества людей, которые находятся внутри конференц-центра. А остекление «Теки» содержит в себе фотоэлементы, накапливающие энергию: они защищают здание от перегрева и позволяют ему производить электричество, как раз достаточного для автономной работы всех систем жизнеобеспечения.

Bory Hall

Торговый центр Bory Mall, Братислава, Словакия, 2014

Моллы и магазины — то, что Фуксас всегда делает с особой изобретательностью и вдохновением: чего только стоит сложносочиненная пластиковая лестница в бутике Armani в районе Ginza в Токио или торговый центр MyZeil во Франкфурте-на-Майне с закрученными на крыше и фасаде «воронками». Новый молл в Братиславе — не исключение: чтобы создать форму, при которой здание местами оказывается вывернутым «наизнанку» через кровлю, архитектор использовал свой фирменный объемный каркас, заполняемый треугольниками из стекла, — так называемый «Торнадо». В подобной конструкции размеры каждого поддерживающего троса и заполняющего ячейку фрагмента просчитываются индивидуально и производятся роботизированно.

Фасадов, впрочем, у торгового центра четыре — как обычно: один с магазинами, выходящий на пешеходный бульвар, второй служебный с загрузочными доками, а третий и четвертый относятся к слову «развлекательный» — на перекресток шоссе «смотрят» фитнес-центр, кинотеатр Imax и детская площадка.

Bory Hall

Bory Hall

Внутренняя центральная часть здания — та самая, где оно «выворачивается наизнанку», — тоже предназначена для развлечений: вкусной еды и проведения мероприятий. Фудкорт предусмотрительно спрятан под крышу, а на открытой площадке хорошо устраивать презентации, концерты и фестивали. При этом «Торнадо» — благодаря своей хитрой конструкции — доставит все отголоски и отблески веселья наружу, за пределы торгового центра, и установит прочную связь между интерьером и экстерьером, «изнанкой» и «передом», формой и содержанием.

Реконструкция здания бывшего Военного союза

Реконструкция здания бывшего Военного союза, Рим, Италия, 2013

В тот же год, что и терминал международного аэропорта в Шэньчжене — одного из самых красивых и технологически навороченных зданий аэропортов в мире, — Фуксас закончил еще один любопытный проект в своем родном городе. Роскошный дом Военного союза XIX века постройки находится в самом центре Рима, недалеко от площади Испании. Роскошным, однако, он был лишь когда-то: деградировав до банального офисного центра, он утратил все исторические интерьеры, сохранив лишь фасад с классическими портиками и колоннами.

Получив заказ на приспособление здания под современный универмаг, Фуксас фасад тщательно восстановил. Но взамен канувших в лету классических интерьеров сделал новое ультрасовременное пространство, которое особенно хорошо просматривается с юга благодаря большим окнам-витринам: так архитектор интерпретировал идею городского театра.

Первый этаж вообще максимально открыт, чтобы напоминать нечто вроде рыночной площади: подобно тому, как на рынке продавцы зычно зазывают покупателей к прилавкам, открытая планировка реконструированного здания тоже заманивает внутрь. Там — чистые подсвеченные пространства с мебелью, похожей на детские игрушки, и яркими «пузырями» цвета на ослепительно белом полу. Но главный «пузырь» — это стеклянный купол, начинающийся на крыше и пронизывающий здание насквозь.

Реконструкция здания бывшего Военного союза

Реконструкция здания бывшего Военного союза

Стеклянные купола — вообще-то излюбленный способ интервенции в исторические здания. В данном случае его появление обусловлено шикарной панорамой города, открывающейся с крыши. Поэтому Массимилиано решил сделать здесь видовой ресторан, и стеклянная конструкция неправильной формы вознеслась над зданием на высоту 7,5 м. Фуксас прозвал этот купол «фонарем», и ночью он свое названием вполне оправдывает, подсвечиваясь вместе со всем зданием. Впрочем, под куполом необычно светло и днем: в данном случае «Торнадо» приносит свет. На стекло местами нанесено зеркальное покрытие с тем расчетом, чтобы направлять в интерьер максимальное количество солнечного света.

Так Фуксас в очередной раз доказал, что умеет направлять стихию творческой энергии в мирное — и впечатляющее своей нерукотворной рукотворностью — «русло».

Изображения © Nikolay Kaloshin, Joel Rookwood, Sophia Arabidze, Fuksas, Moreno Maggi, Gianni Basso

РАССЫЛКА arch:speech