10 главных проектов-предвкушений 2016 года

Не так давно мы писали про самые ожидаемые архитектурные объекты, которые должны реализоваться в ближайшие несколько лет. Однако целый ряд громких премьер ожидает нас уже совсем скоро — в наступившем 2016 году. Представляем десятку самых интригующих.

10 главных проектов-предвкушений 2016 года

Филиал Лувра в Абу-Даби, ОАЭ / Jean Novel Studio

1. Филиал Лувра в Абу-Даби, ОАЭ / Jean Novel Studio

Расположенный на одном из островов искусственного архипелага, музей по проекту Жана Нувеля интерпретирует базовый мотив арабской архитектуры — купол: будучи 180 метров в диаметре, он накроет здание и остров целиком.

У купола двойная природа: один его слой будет защищать от непогоды, а второй перфорирован отверстиями с такой частотой, что днем, когда купол заливает солнце, внутри музея будет казаться, что у тебя над головой усыпанный звездами небосвод.

Ночью все иначе: из-под купола в небо устремятся тысячи лучей, и вот уже сам музей предстанет величественным светилом — главным арт-объектом собственной коллекции.

Филиал Лувра в Абу-Даби, ОАЭ / Jean Novel StudioФилиал Лувра в Абу-Даби, ОАЭ / Jean Novel StudioФилиал Лувра в Абу-Даби, ОАЭ / Jean Novel StudioФилиал Лувра в Абу-Даби, ОАЭ / Jean Novel Studio

 

Национальный музыкальный центр Studio Bell в Калгари, Канада / Allied Work Architecture

2. Национальный музыкальный центр Studio Bell в Калгари, Канада / Allied Work Architecture

Новый культурный центр в Калагари обречен стать единственным в своем роде уже хотя бы из-за совмещения в себе стольких функций: здесь будут и пространства для концертов и представлений, и студии звукозаписи, и студии эфирного теле- и радиовещания, и даже музей.

Но и с точки зрения архитектуры проект, окончание строительства которого назначено на лето 2016 года, обещает стать достойным всяческого внимания. 9 акустически изолированных башен сблокированы друг с другом в эффектную композицию, напоминающую диковинный музыкальный инструмент. Ассоциации с деками, грифами и струнами, судя по всему, не будут покидать посетителя и внутри центра: изящные абрисы структурообразующих поверхностей идеально спорпорционированы, как у самой совершенной скрипки. Так что звук наверняка будет действительно потрясающим!

Национальный музыкальный центр Studio Bell в Калгари, Канада / Allied Work ArchitectureНациональный музыкальный центр Studio Bell в Калгари, Канада / Allied Work ArchitectureНациональный музыкальный центр Studio Bell в Калгари, Канада / Allied Work Architecture

 

Расширение музея Tate Modern в Лондоне, Великобритания / Herzog & de Meuron

3. Расширение музея Tate Modern в Лондоне, Великобритания / Herzog & de Meuron

Вообще-то об открытии дополнительных выставочных пространств в культовом музее, некогда определивший принципиально новые взаимоотношения Великобритании с современным искусством, шла речь еще в связи с Олимпийскими играми 2012 года. Но тогда бюджетные расходы и так превысили все мыслимые пределы, так что обновленная галерея, увеличив полезные площади на 60% (на 22,5 тыс. кв. м), откроется только в этом году.

Для строительства нового 10-этажного здания, получившего название Switch House, команда, реконструировавшая бывшую электростанцию на рубеже веков, собралась вновь: швейцарские архитекторы Herzog & de Meuron, британский дизайнер Джаспер Моррисон и ландшафтный архитектор Гюнтер Вогт. Постройка с динамичной остроугольной пластикой фасада, которую для гармонии с окружением облицуют кирпичом, станет не просто еще одним корпусом, но заново определит всю логику музейных пространств. Как именно, мы узнаем после открытия: Tate Modern уже назначил заветную дату — 17 июня.

Расширение музея Tate Modern в Лондоне, Великобритания / Herzog & de MeuronРасширение музея Tate Modern в Лондоне, Великобритания / Herzog & de MeuronРасширение музея Tate Modern в Лондоне, Великобритания / Herzog & de MeuronРасширение музея Tate Modern в Лондоне, Великобритания / Herzog & de Meuron

 

Транспортно-пересадочный узел World Trade Center в Нью-Йорке, США / Santiago Calatrava

4. Транспортно-пересадочный узел World Trade Center в Нью-Йорке, США / Santiago Calatrava

Еще один знаменитый проект-долгострой на одной из самых амбициозных строительных площадок последних пятнадцати лет, кажется, наконец придет к своему логическому завершению: за 10 лет строительства испытавший немало нападок в свой адрес Калатрава все-таки выпустит, согласно собственному образному выражению, «белоснежного голубя на волю».

Некоторые, впрочем, склонны считать белоснежную конструкцию терминала больше похожей на парящую чайку, которая уносит на своих крыльях почти 4 миллиарда долларов. Это один из самых дорогостоящих проектов ТПУ в мире, но почему-то есть уверенность, что испанец не разочарует, и станция, несмотря ни на что, станет истинным архитектурным шедевром. Ждать осталось недолго: открытие назначено на первую неделю марта.

Транспортно-пересадочный узел World Trade Center в Нью-Йорке, США / Santiago CalatravaТранспортно-пересадочный узел World Trade Center в Нью-Йорке, США / Santiago CalatravaТранспортно-пересадочный узел World Trade Center в Нью-Йорке, США / Santiago CalatravaТранспортно-пересадочный узел World Trade Center в Нью-Йорке, США / Santiago Calatrava

 

Небоскреб Lotte World Premium Tower в Сеуле, Корея / Kohn Pedersen Fox

5. Небоскреб Lotte World Premium Tower в Сеуле, Корея / Kohn Pedersen Fox

Вознамерившись построить сверхвысокую башню — в 555 метров и 123 этажа — ни застройщик, ни архитекторы решили не отступать. И когда в 2005 году правительство Сеула наложило на проект ограничения по высотности из-за близлежащего аэропорта, стройку просто заморозили до лучших времен. А как только в 2009 году ограничения были сняты, строительство началось вновь и должно вот-вот закончится.

Своим конусообразным обтекаемым силуэтом башня, в которой расположатся торговые, офисные и гостиничные площади, слегка напоминает ракету. Ближе к вершине она раздваивается, и в раскрывшейся полости возникает прозрачный объем со смотровыми площадками, которые станут самыми высокими в мире. Отдельно стоит отметить фасадную отделку — прозрачные, но как будто слегка задымленные стеклянные панели. По замыслу авторов они должны напоминать традиционную корейскую керамику.

Небоскреб Lotte World Premium Tower в Сеуле, Корея / Kohn Pedersen FoxНебоскреб Lotte World Premium Tower в Сеуле, Корея / Kohn Pedersen Fox

 

Мавзолей мученикам польских деревень в Михневе, Польша / Miroslaw Nizio

6. Мавзолей мученикам польских деревень в Михневе, Польша / Miroslaw Nizio

Спустя 77 лет после начала немецкой оккупации польских земель, в поселке на юге центральной Польши откроется музей-мавзолей. Творение скульптора и архитектора Мирослава Низио воздаст память тысячам мирных деревенских жителей, погибших с 1939 по 1945 год. Место мемориала выбрано неслучайно: в военные годы после двухдневной осады поселок сожгли дотла.

Выстроенные в ряд деревенские хаты, которые неумолимо «сжигает» время, превращая в пыль и золу, как раз стали тем образом, который вдохновил автора. Кажется, что покосившиеся домики (а на самом деле один большой дом-музей) идут трещинами и рассыпаются буквально на глазах. Когда строительство мавзолея общей площадью 16 200 кв. м завершится, от него проложат маршрут к расположенной буквально в 200 метрах братской могиле. Ксати, чуть ранее Низио, которому этот проект достался в результате победы в конкурсе, занимался оформлением экспозиции Музея истории польских евреев в Варшаве.

Мавзолей мученикам польских деревень в Михневе, Польша / Miroslaw NizioМавзолей мученикам польских деревень в Михневе, Польша / Miroslaw NizioМавзолей мученикам польских деревень в Михневе, Польша / Miroslaw Nizio

 

Жилой дом West 57 в Нью-Йорке, США / BIG

7. Жилой дом West 57 в Нью-Йорке, США / BIG

32-этажная «пирамида» (строго говоря — тетраэдр) с доступными квартирами для 750 жителей и «вырезанной» изнутри полостью под внутренний двор — первый проект Бьярке Ингельса в США. С недавних пор все ждут развития событий с небоскребом 2 World Trade Center, строительство которого Бьярке возглавил вместо Нормана Фостера и оценивает затраты на проект почти в такую же сумму, что обошелся ТПУ Калатравы по соседству. Однако в свое время совсем не характерный для жилых высоток Манхеттена дом West 57 наделал вокруг не меньше шума.

Сам Ингельс называет его «courtscraper» — по его ироничному определению, это «дитя любви небоскреба (skyscaper) и периметрального дома-квартала (courtyard)». И не исключено, что, несмотря на публичное негодование, многие на самом деле завидуют будущим обитателям «пирамиды»: ведь из их окон будет открываться вид на свой собственный Центральный парк — внутренний двор даже совпадает с ним по пропорциям.

Жилой дом West 57 в Нью-Йорке, США / BIGЖилой дом West 57 в Нью-Йорке, США / BIGЖилой дом West 57 в Нью-Йорке, США / BIGЖилой дом West 57 в Нью-Йорке, США / BIG

 

Центр искусств Faena в Майами, США / OMA

8. Центр искусств Faena в Майами, США / OMA

Проект на миллиард долларов девелопера Алана Фаэны заключается в строительстве на участке между 33-й и 35-й улицей Майами нового квартала, в котором все будет заверчено вокруг искусства. Уже готов отель и дом с жилыми апартаментами и пентхаусами. А в центре искусств, которому предназначена роль стать сердцем вновь построенного арт-района, вовсю ведутся отделочные работы.

Здание представляет собой двухчастный объем. В первом — прямоугольном в плане — заключен ряд трансформируемых выставочных пространств и помещений, которые можно использовать для проведения конференций и перформансов. А вот второй — цилиндрический — это, по признанию авторов, вариация на тему иконического музея Гуггенхайма в Нью-Йорке по проекту Ллойда Райта. Внутри вдоль стен идут балконы-галереи, по которым можно с первого этажа постепенно подняться до самого верха — стеклянного окулюса. Рисунок окон должен ассоциироваться с пальмовыми листьями — все-таки это Майами.

Центр искусств Faena в Майами, США / OMAЦентр искусств Faena в Майами, США / OMAЦентр искусств Faena в Майами, США / OMAЦентр искусств Faena в Майами, США / OMA

 

Художественный музей на о. Пиньтан, Китай / MAD Architects

9. Художественный музей на о. Пиньтан, Китай / MAD Architects

В последние годы бурно строящийся Китай не раз удивлял эффектными музейными проектами. Очередная «жемчужина» — крупнейший китайский частный музей, на 430 000 кв. метрах которого будет выставлено более 1000 экспонатов. Но пока что больше интригует само здание, которое возводиться на острове Пиньтан — участке китайской земли, находящемся ближе других к Тайваню.

Рельеф у острова такой же неоднородный, как омывающие его морские волны. Поэтому и здание музея, силуэт которого пытается этот рельеф плавно обогнуть и где-то даже повторить, издалека так отчетливо напоминает плывущую по воде черепаху или морского ската.

Внутренние пространства такие же текучие и обволакивающие — как будто и правда находишься внутри гигантского животного. Испытать столь необычное ощущение можно будет уже ближе к концу этого года.

Художественный музей на о. Пиньтан, Китай / MAD ArchitectsХудожественный музей на о. Пиньтан, Китай / MAD ArchitectsХудожественный музей на о. Пиньтан, Китай / MAD ArchitectsХудожественный музей на о. Пиньтан, Китай / MAD Architects

 

Национальный музей Зайда в Абу-Даби, ОАЭ / Foster + Partners

10. Национальный музей Зайда в Абу-Даби, ОАЭ / Foster + Partners

Еще один впечатляющий островной музей строится опять-таки в Абу-Даби по проекту Нормана Фостера. Его стальные «трубы» аэродинамичных очертаний, спроектированные с тем расчетом, чтобы обеспечивать энергоэффективные вентиляцию и кондиционирование, у кого-то могут вызвать аллюзии с плавниками рыбы. Однако самому Фостеру ближе образ полета и птичьих крыльев, в которых «трубы», будучи частью единого сложного и безупречно отлаженного механизма, работают как «перья».

Музей будет посвящен фактически истории одного человека — шейха Зайда ибн Султана аль Нахаяна (1918-2004), который в немалой степени поспособствовал объединению разрозненных Эмиратов и всю жизнь занимался активной пропагандой собственных ценностей. Шейх Заед верил в образование, культуру, традиции, всеобщий гуманизм и устойчивое развитие. И архитектура Фостера, по сути, лишь облекла эти ценности в осязаемые материальные формы. Сэру Норману, впрочем, всегда удавались «трансляции» позиции сильных мира сего, будь то Рейхстаг в Берлине или мэрия в Лондоне. И музей Зайда не станет исключением.

Юлия Шишалова/Julia Shishalova

Национальный музей Зайда в Абу-Даби, ОАЭ / Foster + PartnersНациональный музей Зайда в Абу-Даби, ОАЭ / Foster + PartnersНациональный музей Зайда в Абу-Даби, ОАЭ / Foster + Partners

РАССЫЛКА arch:speech
 
Свежие материалы на arch:speech


Загрузить еще